?

Log in

Записи Френдолента Календарь Инфо Назад Назад
ДНЕВНИК ЭКОНОМИСТА
В Венесуэле, стране с чуть ли не крупнейшими запасами нефти в мире, началась, по существу, гиперинфляция. Инфляция в сентябре (последний месяц, по которому у The Economist есть данные) была в годовом исчислении 140%, а в 2016 будет 200+. Чем "хорош" этот эпизод сверхвысокой инфляции - так это своей полной рукотворностью. Гиперинфляции в Германии и России в 1920-е были последствиями мировой войны и революций, сверхвысокая инфляция 1991-92-го годов сопровождала развал огромной экономики. А венесуэльский эпизод - результат последовательной порочной политики в течение пятнадцати лет. У власти находятся те же люди - умершего от рака президента сменил выбранный им же "преемник", они осмысленно это всё делают - национализации, перераспределение в пользу бедных, печатание денег, контроль над ценами, борьба с дефицитом, новое печатание денег... (Правительство Ельцина-Гайдара появилось глубоко по ходу и высокой инфляции, и развала; "денежный навес" и катастрофический дефицит были целиком унаследованы.) Вот и наступила расплата - за национализацию, за борьбу с бизнесом, за контроль над ценами, за печатание денег. К

онечно, Венесуэла сильно зависит от цен на нефть, а они упали в последний год, но посмотрите на данные - низкий рост и высокий бюджетный дефицит были и тогда, когда цены на нефть были на очень высоких, исторически, уровнях в 2010-2014. Благие намерения (Чавес начинал с помощи бедным и преуспел больше чем Путин), борьба за личную власть (здесь Чавес и близко не рядом с Путиным - в частности, оппозиция всегда контролировала крупнейший город), разрастание коррупции (и здесь Чавес проигрывает вчистую) и популистская макроэкономическая политика.

У макроэкономистов, как известно, есть трудности с проведением контролируемых экспериментов. Так что каждый крупный эпизод важен для подтверждения гипотез о макроэкономических закономерностях. Вот Венесуэла - хорошее "поле", на котором можно наблюдать прогноз того, что будет происходить если Россия к многочисленным национализациям последних лет прибавить бюджетные дефициты, печатание денег "по Глазьеву-Дерипаске" (выдывая "целевые кредиты под субсидированный процент"; это тоже самое печатание денег), и контроль над ценами. Я знаю, что когнитивный диссонанс мешает многим рассматривать опыт советской плановой экономики как такой эксперимент, хотя он блестяще предсказывает что происходит в таких случаях. (Вопреки распространенному мифу, преимущество рыночной экономики над плановой доказано, в основном, эмпирически, а не теоретически. Теоретически-то плановая хороша.) А на Венесуэлу стоит смотреть и её опыт обсуждать (я много лет это рекомендую). 
205 мнений // Ваше мнение?
Съездил в Дэвенпорт, ближайший к Чикаго большой (сто тысяч жителей) город из Айовы, посмотреть на кокусы, на которых айовцы голосуют за кандидатов от партий (эти голоса формально значат мало - делегации от штата на съезд партии связаны с их результатами, но не сильно). На том кокусе, на котором я был, всё было тихо и спокойно - вход был свободным, в зале гостиницы было примерно 150 человек. Республиканцы из Айовы, то есть в среднем белые, крупные, пожилые (хотя были и представители всех мыслимых страт).

Председательствующий, глава местной ячейки, прочёл список кандидатов, после каждого спрашивая, не хочет ли кто выступить в поддержку. На выступление давалось две минуты. Женщина лет шестидесяти, волнуясь, выступила в поддержку Кристи - она недавно переехала из Нью-Джерси, где он губернатором и была им очень довольна. Плотный мужчина в майке прочёл текст в поддержку Круза - очевидно, разосланный кампанией кандидата как раз для таких выступлений. Молодой ветеран (служил в Ираке) выступил в поддержку Рэнда Пола, изоляциониста; понятно, ему апплодировали дольше других. Ещё один мужчина выступил в поддержку Касика, с бумажкой, на которой были основные тезисы кандидата. Последней выступила женщина из первого ряда в поддержку Рубио. Я всё оглядывался по сторонам, пытаясь определить по лицам, кто пришёл на кокус поддержать Дональда Трампа и не нашёл ни одного такого лица.

Собрав бюллетени и записки от тех, кому не хватило бюллетеней (явка оказалась больше ожиданной), председатель и секретарь на глазах всех желающих пересчитали голоса и объявили итоги: Трамп - 27, Круз - 20, Рубио - 13, Касик - 6, Пол и Кристи - по 5, Буш - 4, Карсон - 2, остальные ноль. Всего 88 бюллетеней, то есть примерно треть молча пришла и проголосовала за Трампа.

Итоги по всей Айове у республиканцев: Круз 27%, Трамп 24%, Рубио 23%. Это большой успех для Рубио - если Нью-Гэмпшир выбьет Буша, Касика и Кристи, он станет "кандидатом истеблишмента" с хорошими шансами. Это успех и для Трампа - по сравнению с летними ожиданиями. Кроме того, он практически не проводил встреч с избирателями и не создавал сети сторонников, нарушив многолетние традиции - многие кандидаты месяцами фактически живут в Айове. Круз, например, выступил во всех 99 районах штата (всего кандидаты провели 1500 - да, тысячу пятьсот встреч - встреч с избирателями) и потратил десятки миллионов долларов на организацию и рекламу.

Итоги для демократов: Клинтон - 50%, Сандерс - 49%, ничья. Успех для Сандерса, потому что Клинтон ещё в декабре значительно опережала его по опросам. Успех для Клинтон, потому что травма-08 была очень сильна, а теперь даже после проигрыша Нью-Гэмпшира (ожидается разгромная победа Сандерса), путь к номинации выглядит довольно чистым.

Метки:

22 мнений // Ваше мнение?
Публицист Никита Кричевский ответил на мою сегодняшнюю колонку в ФБ. Если не считать глупости (предполагать, что я знал про совещание по приватизации :)), он приводит цифры в поддержку моего вывода про "смысл национализации - больший сбор налогов". «Всем известно – по крайней мере, тем, кто следит за отчетностью, – что в 2013 г. на высокой цене общая сумма налогов и сборов двух компаний составила 2,7 трлн рублей, а в 2014 г. на падающей цене – 3,1 трлн рублей», пишет Кричевский. Конечно, за этим всегда и национализируют. Но национализируют от слабости - от неспособности собирать налоги. А те правительства, которые могут, не национализируют, потому что и так могут собрать ту же сумму. Надо было налаживать работу минфина и налоговой полиции (как собирались в 2003-ем), а не национализировать. Потому что у национализации в остальном - сплошные риски (которые в данном случае оправдались, принеся многомиллиардные потери). Но Кричевский так раздухарился, что не заметил, что написал в поддержку моего основного тезиса.

А вот к коллегам из Polit.ru у меня вопрос, не охуели ли они писать в таком тоне. (К содержанию у меня претензий нет - слова Кричевского переданы, наверное, правильно.) Стоило ли много лет строить репутацию и отношения?

UPD: Умные люди подсказывают, что
Кричевский свои цифры не понимает: Во-первых, средняя рублевая цена нефти Юралс, от которой зависят налоговые стаки, в 2014 г. была выше, чем в 2013 г. Во-вторых, налоговые ставки по нефти рассчитываются с запаздыванием, соотвественно даже при одинаковых средних ценах на траектории роста доходы бюджета будут ниже, чем на траектории спада. Так такая поддержка ещё дороже :)
44 мнений // Ваше мнение?
По ходу обсуждения колонки с редактором "Ведомостей" выяснилось, что это не самоочевидно - как мне казалось - что если компания купила актив, а актив сначала подешевел, а потом подорожал, то это не значит, что ничего не потеряно. "Упущенная выгода" (альтернативные издержки, с которых начинается курс экономики) могут быть очень большими. У успешных бизнесменов это понимание "прошито" и вовсе необязательно из курса экономики - не исключено, что успешными бизнесменами оказываются как раз те, у кого "прошито". (Сейчас, после двадцать с лишним лет капиталистического опыта, можно уже заметить - что по знакомым, что по "списку миллионеров" - что один успех в бизнесе и последовательность успехов - сильно разные вещи.) А вот широкой публике мысль, что если взяли в долг, купили актив за 50, а он теперь стоит 30, то потерянные 20 уже не вернуть (актив может, конечно, стать снова 50, но если бы те деньги, которые мы потеряли, остались бы, было бы "снова" больше) - эта мысль даётся с трудом. Сейчас в комментариях будет видно...

К сожалению, я не знаю о какой-то единой базе данных по всем мировым национализациям (мы когда собирали, дополняя существующие, данные по нефтяным национализациям последних десятилетий и эти данные, наверняка, с тех пор пополнены), но так, навскидку, покупка ТНК-ВР "Роснефтью" может быть крупнейшей в истории национализацией "по рыночным ценам" (насильственных национализаций гораздо больше и среди них были, наверняка, и более крупные). И, возможно, крупнейшей потерей денег в результате национализации. Впрочем, конкуренция за это место - крупнейшего провала в результате национализации - очень острая. Да и оценить, наверное, трудно - какая была упущенная выгода от коммунистических национализаций? Может, есть отрасли, которые при разделе на ФРГ и ГДР или Южную и Северную Кореи разделились примерно поровну? Вот была бы грубая оценка "потерь от национализации",

Судьба экономических советов

Экономических обозревателей часто упрекают в том, что, критикуя принимаемые решения, они не дают конкретных советов. Однако проблема скорее в том, что советов не слушают. История национализации ТНК-ВP, купленной «Роснефтью» в 2013 г. за $55 млрд, тому пример. Сейчас вся «Роснефть» стоит $40–50 млрд, что означает потери в десятки миллиардов. Конечно, отчасти в этом виноваты обстоятельства – мировые цены на нефть упали, но если бы ошибка – покупка ТНК-BР – не была совершена, потери были бы гораздо меньше.

Три года назад мои аргументы против этой сделки были очень простыми. Чтобы покупать какие-то активы, пусть даже такие ценные, как ТНК-ВР, по рыночной цене, нужно, чтобы покупатель мог сделать их более прибыльными, чем может сделать продавец. Продажа по рыночной цене означает: то, что получает продавец, не меньше, чем то, что он мог бы получить от компании сам. Конечно, дополнительная стоимость, которая могла бы оправдать покупку, могла возникнуть, если новая команда менеджеров была бы эффективнее старой. Однако в данном случае все было наоборот: «Роснефть» возглавлял Игорь Сечин, имевший минимальный опыт управления и нулевой бизнес-опыт, в то время как до этого активы управлялись либо топ-менеджерами одной из ведущих на протяжении десятилетий компаний в мире (ВР), либо самыми успешными предпринимателями последних двух десятилетий в России (владельцами концерна AAR).

Другая причина, почему объединенная компания могла бы стоить дороже, чем части по отдельности (только в этом случае покупка была бы оправданна), состоит в большей «рыночной силе» – способности фирмы влиять на цену ее продукции. На какие цены могла бы влиять увеличенная «Роснефть»? Не на мировые – на них, как было понятно в 2013 г., не может влиять даже Саудовская Аравия (и, не исключено, вся ОПЕК). На внутрироссийские – отчасти (они сильно связаны с мировыми), но что хорошего для страны в том, чтобы увеличились потери потребителей?

Третья возможная причина национализации состояла в том, что с государственной компании налоги собирать проще, чем с частной. Этот аргумент объяснял множество национализаций в ХХ в., но национализация вместо налаживания нормальной работы по сбору налогов – это не путь экономического развития.

Экономические аргументы были приведены – национализация ТНК-BP неоправданна. Возможно, нашлись какие-то политические аргументы, но это не меняет сути дела. Совет экономиста был «не покупать», активы купили и, как выяснилось, нанесли стране (владельцами «Роснефти» являются все граждане России) урон в десятки миллиардов долларов.

Надо еще добавить, что эти деньги – более $20 млрд – уже потеряны навсегда. Если капитализация «Роснефти» вернется к $100 млрд с нынешних $40 млрд, это не будет означать, что потерянные $20 млрд вернулись. Компания, у которой не было бы $20 млрд долга, стоила бы как минимум $120 млрд при том же развитии событий. То есть 20 потерянных миллиардов уже не вернутся. Конечно, они потеряны 140 миллионами россиян, т. е. потеря в пересчете на человека невелика, но нельзя сказать, что совсем несущественна. Впрочем, может быть, эти деньги заплачены за урок – надо прислушиваться к словам экономистов.

Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"



Дополнительные материалы:

Колонка в "Ведомостях" в октябре 2012 года, выражающая глубокие сомнения в том, что покупка ТНК-ВР - нужное дело

Колонка в "Ведомостях" в ноябре 2012 года, говорящая о том, что покупка ТНК-ВР - порочная затея

Просьба к читателям. У меня такое ощущение, что я не был единственным экономистом, который публично выступал против покупки ТНК-ВР, но что-то я не смог легко найти других Op-Edoв и мнений. Буду благодарен за ссылки.

Метки:

54 мнений // Ваше мнение?
Вообще трудно делать предсказания. Ещё труднее, как говорит старинная максима, предсказывать будущее. Позавчера я написал про "необходимые шаги" по борьбе с экономическим кризисом. (В двух словах - (а) обратить внимание, что есть кризис и (б) осознать, что сам он не рассосётся.) А на следующий день в Москве ударил мороз, оказалось, что теплоемкость (или теплопроводность) собянинской плитки сильно ниже, чем у асфальта и один из перечисленных мной "кандидатов" на пост премьера, Собянин, потерял остатки популярности в Москве. (Кстати, парадоксальным образом это может повысить его шансы на премьерство - никого потенциально популярного премьером не назначат.) Другой мой "кандидат" - перечисленный точно так же, для примера - Михаил Абызов, подвергся критике оттуда, откуда я ждал только поддержки - не оттуда ли обычно слышны разговоры про сильную власть и т.п...

Конечно, и Собянин, и Абызов и другие "кандидаты" - это всё пустопорожние разговоры. Я всего лишь хотел сказать "необязательно Кудрин" в том смысле, что для того, чтобы правительство занялось нормальной работой как нечто целое, годятся десятки людей. Было бы здорово, если бы премьером стал Кудрин - не только был бы сильный премьер, способный координировать работу разных министерств, но гендиректора многих компаний, многие министры и губернаторы прекрасно годятся.
22 мнений // Ваше мнение?
Мини-комментарий про возможное участие Майкла Блумберга в президентских выборах в Америке в качестве "третьей силы". Обсуждать это - слова человека, у которого есть 36 миллиардов долларов, который был мэром Нью-Йорка три срока и который "готов потратить миллиард" на кампанию-2016 - очень интересно, но выиграть президентские выборы в качестве "третьей силы" в Америке в 2016 году невозможно. Не "трудно", не "трудно Блумбергу" (он - далеко не самый выдающийся кандидат: на мэрских выборах он потратил 100 миллионов, чтобы победить 51-46 кандидата, который не тратил своих денег, а Нью-Йорк - далеко не самый "предствительный штат"), а "невозможно" и вот почему.

Мысль состоит в том, что если из трёх кандидатов (республиканец, демократ, "третий") ни один не наберёт половины голосов в "электоральном колледже" (у меня на слайдах для РИА "Новости" 2012 года видно, что это), то выбирать будет палата представителей, в которой делегация каждого штата будет иметь один голос. То есть каждый штат проголосует "внутри делегации", после чего делегация отдаст один голос. Сейчас республиканцев перевес (246-188), но не это главное: главное, что никого, кроме республиканцев и демократов, в палате представителей нет. Если "третий" не наберёт половину голосов в электоральном колледже, то он уже проиграл.

Это означает, что "третий" может победить только в случае полного коллапса кандидата от одной партии (ну или всей партии). Такое случалось - в 1856-1860, когда развалилась партия вигов. В 1912 бывший президент Рузвельт, кандидат "третьей силы", победил кандидата от своей партии, действующего президента Тафта, обеспечив победу демократу. Республиканская партия это пережила, но тезис верен - даже если бы "третий" победил в 1912 году (суммарно у республиканцев было большое преимущество), то он победил бы как республиканец, а не как "третий".

Точно так же и сейчас - можно обсуждать сценарии, при которых первичные выборы не произведут кандидата от республиканцев и всё будет решаться на съезде следующим летом. Можно обсуждать, что бывший (бывший им недолго) республиканец Блумберг попытается стать кандидатом на съезде. (Шансы микроскопические - cреди республиканцев он нисколько не популярен.) То же самое про демократов (Блумберг был и демократом и, политически, скорее демократ), чисто теоретически. Но вот как "третий кандидат" - нет, это вообще невозможно.
14 мнений // Ваше мнение?
Когда-то, на заре блогосферы, было модно вешать в верху блога «прикреплённую запись», которая не меняется с течением времени. До сих пор я не думал, что это хорошая идея, но вот теперь, мне кажется, пора повесить – запись с экономическими рекомендациями.

Мне эти меры кажутся «необходимыми» - они не просто «целесообразны» в текущей ситуации. Я уверен, что их придётся осуществить в какой-то момент. Переход к нормальному экономическому развитию без этих мер трудно представить. В то же время в них нет ничего "переломного" или "революционного" - наоборот, их нужно предпринять, чтобы избежать революции, перелома, и т.п.

(1) Отменить «контрсанкции» и торговые санкции против Украины и Турции. Эти меры наносят прямой ущерб десяткам миллионов российских семей, поднимая цены (и так быстро растущие). Особенно силен ущерб «бедной половине» населения, потому что для них продукты – это большая часть семейных расходов. Более высокие цены не просто заставляют меньше есть, но и меньше потреблять других, в том числе жизненно необходимых, товаров.

Вообще надо забыть про экономический рост без увеличения международной торговли – такое бывает при исключительно редких обстоятельствах. Например, после разрушительной гражданской войны и при наличие огромного – десятков процентов – населения, перемещающегося в города и в «средний класс». Ничего близкого у нас сейчас не наблюдается. Конечно, если нынешний спад будет продолжаться лет пять, резко (вдвое, скажем) вырастет безработица, то будет возможен – но вовсе необязателен! - быстрый восстановительный рост. (И что хорошего в росте, если он вызван сильным спадом? Это лучше, чем спад без роста, но «в среднем» - стагнация, как последние семь лет.)

Чтобы понять, чем плохо «импортозамещение» (если лень читать про опыт Хуана Перона), попробуйте, хотя бы мысленно, на себе. Выберите часть продуктов, которую сейчас покупаете в магазине и производите их сами. Будет быстро заметно, как много потеряно – не только производимые продукты (даже самые примитивные) будут, как правило, хуже магазинных, но и время, потраченное на их изготовление, будет отниматься от другой производительной деятельности. (То, что в конце 1980-х миллионы людей начали выращивать овощи на приусадебных участках «для себя» было, конечно, спасением от угрозы голода, но и внесло вклад в снижение совокупного спроса на другие продукты и, значит, производство страны в целом.)

(2) Назначить премьер-министра, который сможет полноценно координировать работу кабинета, сделать экономическую политику основным приоритетом и сформулировать осмысленную краткосрочную («антикризисную») программу.

Вовсе необязательно, чтобы это был Кудрин. И тем более необязательно, чтобы это был Ходорковский (хотя понимание ситуации у него интересное). Мэр Москвы Собянин, например, во многих отношениях более подходящий кандидат. Среди вице-премьеров годится, возможно, не только Шувалов, но и, например, Хлопонин. Есть губернаторы и руководители крупных компаний. Из «второго эшелона» я бы рассматривал людей типа Михаила Абызова – для текущей деятельности важна вовсе не «либеральность» подходов, а управленческий навык, напор и воля. Конечно, пустейшая деятельность «открытого правительства» несколько скомпрометировала этого конкретного кандидата, но «сильный технический премьер» это что-то такое.

Я понимаю, что отдельные лидеры оппозиции (которым хочется видеть себя будущим Фелипе Гонсалесом – прекрасная, кстати цель) видят в Медведеве Адольфо Суареса и избегают темы "отсутствия реального премьера". Он сам себя, наверное, видит Хоакином Балагером, у которого с выбытием «патрона» политическая жизнь, как оказалось, только началась. Это всё не то – в период высоких цен на нефть можно было обходиться, фактически, без премьер-министра, но сейчас – когда нужно резать бюджеты, это слишком дорого. Чтобы требовать от министров сократить расходы на очередные 10% премьер-министр не нужен, а вот расставлять приоритеты – где закрыть строительство космодрома, свернуть программу перевооружений, а где увеличить расходы на здравоохранение или науку (или даже спорт) – для этого нужен реальный премьер-министр.

(3) Переставить приоритеты – сократить военные и связанные с военными (например, научно-военные) расходы, увеличив пенсии и расходы на здравоохранение и образование. Лучше это сделать раньше, а не позже – чтобы, как в 1992 году, не чьё-то решение, а фискальный кризис сократил неподъёмные непроизводительные расходы.

Политически это возможно только на уровне президента – и будет сделано либо президентом Путиным, если он обратит внимание на экономический кризис, или следующим президентом – возможно, без всякого публичного объявления. (Президент Ельцин не объявлял в своей программе, что он собирается уничтожать военно-промышленный комплекс – просто когда он стал президентом, никаких денег уже давно не было. Президент Горбачёв, может, и понимал, что советские военно-промышленные расходы непосильны, но сделать ничего не смог.)

Увеличение пенсий и пособий, конечно, инфляционно, но это лучший расход денег в кризис, чем кормление небольшого количества владельцев заводов, производящих вооружения. С инфляцией справится ЦБ - больше он никаких проблем и не может решить. Безработица пока низкая – так что лучше закрывать ненужные производства сейчас, когда есть деньги на пособия, чем (см. выше) когда денег на это не будет.

(4) Уволить министров и чиновников, уличённых в коррупции и связях с организованной преступностью. Серьёзные расследования, допустим, из области фантастики, но конкретные действия в рамках исполнительных полномочий могли бы сыграть большую роль.

Казалось бы, мошенничество с диссертациями у министров Соколова, Никифорова, Мединского не имеет отношения к их министерской деятельности. Мелочь, казалось бы. Может, связи с криминальным бизнесом детей генпрокурора не имеют отношения к его работе в качестве генпрокурора. Возможно, в другой ситуации (в 2007-ом, в 2011-ом) – мелочь. А сейчас – нет. Одна из проблем экономического развития России – это пессимизм. Пессимизм миллионов, сосредоточенных только на базовом выживании и не ставящих себе более высоких целей. Пессимизм сотен тысяч, не открывающих новые малые бизнесы. Пессимизм десятков тысяч, придерживающих инвестиции. Пессимизм тысяч утекающих мозгов...

Ещё раз – в нормальной ситуации, в стабильном развитии увольнением конкретных людей ничего не изменишь. Однако сейчас – ненормальный уровень коррупции и ненормальный уровень пессимизма. Увольнение каждого конкретного жулика – - пусть за мошенничество с диссертацией это сигнал. Будут последовательные сигналы – пессимизм начнёт рассеиваться. Это будет сразу видно - серия увольнений, смена премьера и фондовый рынок вырастет.

То же самое относится к коррупции и связям с организованной преступностью. Если у министра, чиновника администрации, генпрокурора репутация «коррумпированного» или «связанного с криминалом» - это уже минус эффективности даже если это человек абсолютно чист! Да, эффективное госуправление это довольно жестокая вещь и лишняя дача губит карьеру – не потому, что человек с лишней дачей хуже работает, а потому что такая репутация порождает столько пессимизма, что этот ущерб больше, чем потеря от увольнения. Сейчас, во время кризиса, плохая репутация обходится стране слишком дорого.

Чтобы зря не спорить – эти четыре конкретные меры, конечно, не имеют никакого отношения к «долгосрочному развитию», «институциональному строительству». Их преимущество состоит в том, что их можно осуществить. А рассуждать о долгосрочных мерах, не предприняв необходимых первых шагов – пустая трата времени.
236 мнений // Ваше мнение?
Хотел написать про американские выборы для New Times, но не успел к пятнице…

Краткое введение: выборы в Америке – важнейший элемент государственного управления, обеспечивающий и связь между разными ветвями власти (в Америке практически нет «вертикали власти» в обычном смысле), и постоянное подстраивание проводимой политики под запросы граждан и думать про них нужно именно так. Иначе понять, как при четырёхлетнем сроке избирательная кампания занимает почти два года, невозможно. Про основные элементы типичной кампании я рассказывал в 2012 году в лекции для РИА «Новости», так что сейчас буду только несколько отрывочных соображений про текущую ситуацию – слава Богу, впереди ещё, до первого вторника ноября, интереснейший предвыборный год.

Ситуация сейчас такая: у демократов и республиканцев шансы выиграть президентские выборы примерно 50 на 50. Даже если они 55-45 или 45=55, это сейчас неважно. Пока кандидатов от партий нет, это соотношение не изменится. Кандидаты от партий выбираются по итогам первичных выборов в штатах, которые могут быть «кокусами» (избиратели в каждом округе приходят на собрание, дебатируют, убеждая друг друга и голосуют; большую роль играют те избиратели, которые поддерживают малопопулярного кандидата, потому что их голоса в итоге пойдут кому-то из «сильных») и собственно выборами, где граждане голосуют (впрочем, и здесь есть специфика, потому что в одних штатах на партийных выборах могут голосовать только члены партии, а в других все граждане). Всё начинается с кокусов в Айове 1 февраля, потом выборы в Нью-Гэмпшире 9 февраля, потом Южная Каролина (выборы) и Невада (кокусы), в середине марта ещё десяток штатов и так до июня.

В демократической партии есть кандидат – Хиллари Клинтон, преимущество которого на остальными так велико, что такого «не бывало в истории» (если, конечно, не считать некоторых действующих президентов, которым не находилось оппозиции). Единственное «но» - это то, что у Хиллари Клинтон уже было однажды такое преимущество – в 2008 году, и было за две недели до Айовы. Но она проиграла одному из двух догоняющих, Бараку Обаме, в Айове и февральских кокусах и так и не смогла отыграть небольшое преимущество до лета. Вот и сейчас – крайне левый, по американским меркам, вермонтский сенатор Берни Сандерс угрожает повторить «чудо Обамы». Однако пока – даже если Сандерс выиграет Айову (где позиции Клинтон сильны) и Нью-Гэмпшир (где Сандерс очень популярен), преимущество Хиллари в южных штатах и «больших штатах с бедным белым населением» (Мичиган, Пеннсильвания) так велико, что это будет, реально, чудом, если Сандерс выиграет.

А вот в республиканском лагере дела уже сейчас в «плоскости чуда». Сейчас политическим обозревателям приходится признавать, как они были неправы прошлым летом, когда считали, опираясь на все мыслимые показатели, что за полтора года до выборов популярен может быть кто угодно (как были популярны удивительные персонажи осенью 2011-го), но ближе к голосованию всё сведётся к борьбе кандидатов с осмысленными, продуманными позициями, опытом госуправления и поддержкой серьёзных авторитетов в республиканском истеблишменте. То есть это будет бывший губернатор Флориды Джеб Буш, внук сенатора, сын и брат бывших президентов, губернаторы важнейших штатов Огайо, Нью-Джерси и Висконсина Джон Касик, Крис Кристи, Скотт Уолкер, сенатор и бывший спикер законодательного собрания Флориды Марко Рубио… Список можно продолжать – среди объявивших об участии были ещё губернаторы и сенаторы.

Но вот январь – и ага, mea culpa – я тоже считал, что к концу осени – началу января от кандидатов Трампа (миллиардер-девелопер, продюсер и звезда-реалити шоу) и Круза (за два года в Сената стал врагом примерно всех остальных республиканских членов) не останется и следа. В нашей стране, с минимальным опытом конкурентных избирательных кампаний, есть какая-то странна вера в то, что звёздам телевидения, кино и т.п. легче выигрывать конкурентные выборы. В устойчивых демократиях этого совершенно нет. (Отдельные редкие контрпримеры есть, как на любое правило, но Рейган, бывший киноактер, плохой «контрпример» - за двадцать лет до первых местных выборов он уже был руководителем крупного профсоюза и эти двадцать лет занимался политической деятельностью профессионально.) Так что «феномен Трампа» - это настоящая редкость. Кокусы в штате Айова может выиграть и слабый в итоге кандидат (Хакаби в 2008, Санторум в 2012). Но быть в течение шести месяцев лидером опросов во всех штатах – это неслыханно и неожиданно.

Впрочем, не надо переоценивать силу истеблишмента. Что, собственно, они в столь децентрализованной партии могут сделать? Примеров побед кандидатов, которые противостоят истеблишменту, немало. Только что третий человек в палате представителей Эрик Кантор, восходящая звезда республиканской партии, со свистом проиграл выборы в своём округе профессору местного университетика, у которого не было ни денег, ни поддержки со стороны известных республиканцев.

Такое было и в президентских кампаниях. Мало кто помнит про Джек Кеннеди, был в точности «кандидатом против истеблишмента». Точнее, сразу против двух – «истеблишмента Восточного побережья», наследников Рузвельта и пяти подряд сроков демократического правления. Тех, кто дважды выдвигал Адлаи Стивенсона в качестве кандидата и готов был выдвинуть в третий раз. А также против «истеблишмента в Сенате», где всё контролировали сенаторы из южных штатов и где Линдон Джонсон был самым сильным лидером сенатского большинства в истории США. За прессу Кеннеди пришлось бороться – даже после первичных выборов в Висконсине в него никто особенно не верил. (В отличие, между прочим, от Обамы, которого поддерживали важные фигуры в партии почти с самого начала.) После Кеннеди был Картер, неудачливый президент – отчасти как раз потому, что был антиистеблишментским кандидатом. Сейчас Тед Круз пытается сделать тоже самое – и точно также не верится, что у него получится.

Но Трамп… В Америке были кандидаты, занимавшие позиции, которые эксплуатировали страхи и предрассудки – тот же Джордж Уоллес, кандидат в 1972 году. В Америке были кандидаты-бизнесмены без опыта госуправления – Уэнделл Уилки представлял республиканскую партию в 1940-ом. Но чтобы такие позиции и настолько без опыта… (Как всякий крупный девелопер, Трамп участвовал в политике, финансируя избирательные кампании – причём в основном демократов!)

Самый лучший анализ происходящего в Республиканской партии дал, на мой взгляд, Дэвид Фрум в январской статье в The Atlantic – от ошибочного прочтения результатов выборов 2012 года (не только Ромни находился в «информационном пузыре», плохо представляя себе страну, но и его многочисленные критики) до неправильного понимания «антивашингтонского» настроения граждан. Конечно, все кандидаты борются «против того, как ведутся дела в Вашингтоне» - иначе зачем бы избирателям посылать туда новых людей?, но элите хочется, чтобы граждане хотели, то же, что она (элита) хочет, а граждане, вооруженные круглосуточным прямым эфиром, спектром всевозможных радио- и телеведущих, помогающих сформулировать и выразить чувства масс, хотят требовать то, чего они сами требуют. Главных доноров республиканской партии интересуют, прежде всего, низкие ставки налогов, но подавляющее большинство республиканских избирателей интересует совсем не это, а медленно растущая зарплата и потери рабочих мест из-за аутсорсинга и иммиграции (страхи относительно медицинских реформ входят в страх потери рабочего места). Трамп сумел поймать и выразить эти чувства куда лучше, чем профессиональные политики.

Реакция на Трампа сейчас – за неделю до начала голосования – разделилась. Консерваторы-интеллектуалы, создавшие немало визионерской политической философии и прагматики ХХ века, объединились «против Трампа», выпустив, только что, своего рода манифест. Авторитетные практики, типа бывших сенаторов Доула и Лотта, наоборот, считают Круза угрозой республиканской партии, а Трампа, наоборот, неудачным, но приемлемым кандидатом. (Основная проблема со слабым кандидатом от партии состоит в том, что если он привлечёт мало сторонников, то на проходящих в тот же день выборах сенаторов, конгрессменов, губернаторов, вице-губернаторов, прокуроров штатов, судей, шерифов и т.п. у кандидатов от той же партии будет меньше шансов.)

Нет, конечно, чудо может закончится. Айову Трамп или Круз, похоже, выигрывают, но Нью-Гэмпшир выберет (на второе место за Трампом) одного из «кандидатов от истеблишмента» (Буш, Рубио, Касик, Кристи), все, кто против Трампа (это примерно 2/3 избирателей) объединятся вокруг этого кандидата… И всё равно очень интересно.
30 мнений // Ваше мнение?
Так, прочитал хорошие, хотя и по прежнему частичные, объяснения того факта, что резкое падение цен на нефть не сопровождается ростом американского фондового рынка (как бывало раньше) и даже сопровождается падением. А то вчера я интересовался.

Во-первых, в последние 10 лет доля капитальных затрат нефтяной и газовой промышленности во всех капитальных затратах сильно выросла (с 3 до 12 процентов) - см. график в середине статьи. Это, понятно, сланцевые нефть и газ. Соответственно, резкое падение цен вызвало резкое падение инвестиций, что понятно. Но тем, у кого, как у меня, было устаревшее представление о доле нефти в американском производстве, было удивительно, что такие последствия.

Во-вторых, то же самое резкое увеличение производства нефти и газа в Америке (из крупнейшего импортера США превратились в экспортёра) привело к следующему эффекту. Раньше падение цен на нефть делало американских потребителей богаче, но американские производители теряли мало (потому что покрывали малую часть американского потребления), то есть падение цен на нефть было чистым перераспределением в сторону Америки. Теперь, когда вся потребляемая нефть и производится в США, страна в целом от падения цен не выигрывает.
33 мнений // Ваше мнение?
Выдающийся макроэкономист Оливье Бланшар недоумевает, что происходит в мировой экономике в начале 2016 года? Падают цены на американском фондовом рынке, резко падают цены на нефть, но пока нет никаких чётких (или даже хоть сколько-нибудь чётких) объяснений, почему это происходит. Рост китайской экономики замедлился, но почему это вызывает такой спад на мировых фондовых рынках? Во-первых, замедлился он слегка (6,9% в 2015 году вместо 7,3% в среднем за последние тридцать лет) - что, собственно, в этом страшного? Во-вторых - даже если замедляется ещё сильнее и Китай находится на пороге "остановки" типа той, которая произошла с японской экономикой в конце 1980-х (после сорок лет очень быстрого роста началось десятилетие с темпами роста ниже среднемировых), почему это так сильно сказывается на американском фондовом рынке? Экспорт в Китай - это 2% американского ВВП, ничтожная величина, финансовые связи не слишком, по сравнению с размером американской экономики, велики (даже корреляции в движении фондовых рынков до последних месяцев не было).

То же самое относится к цене на нефть. Конечно, замедление роста - и ожидающееся дальнейшее замедление - в Китае, промышленность которого обеспечивала большую часть роста спроса на энергоносители в послендние годы, может объяснять большую часть резкого падения мировых цен. (Сланцевые технологии помогли падению - особенно в долгосрочной перспективе, потому что технологии появляются и остаются, но непонятно, как развитие технологий могло бы вызвать резкое падение в последние полтора года.) Однако, опять-таки, плохо понятно, почему падение цен на нефть может так сильно сказывается на американском фондовом рынке - потребители-то выигрывают от снижения цен и раньше рост стоимости ненефтяных компаний более чем компенсировало падение стоимости нефтяных.

Бланшар обсуждает возможную причину - может быть, рынки "знают" что-то такое об американской экономике, чего не знают экономисты. Все мыслимые данные показывают на устойчивый рост ВВП и занятости. Впрочем, Нейл Ирвайн, комментируя Бланшара, правильно напоминает, что, хотя фондовый рынок исторически гораздо волатильнее реальной экономики и вовсе неслучайно "предсказал девять из последних пяти рецессий", одну важную рецессию - мировой финансовый кризис, начавшийся в 2008 году - фондовый рынок и рынок облигаций предсказывали ещё во второй половине 2007-го, когда большинство экономистов, включая тех, кто видел пузырь на рынке недвижимости, считали что в целом всё в порядке.
83 мнений // Ваше мнение?

Как помочь Центробанку

За две недели нового года мировая цена на нефть резко упала, а курс доллара так же резко вырос. Это, конечно, скажется на ценах – не так сильно, как в начале прошлого года, но их рост немного ускорится. И, значит, внимание снова будет обращено на Центробанк, государственный орган, отвечающий за то, чтобы цены не росли слишком быстро.

Отчасти внимание приковано к ЦБ из-за того, что кабинет министров практически перестал существовать как единое целое. Точнее было бы сказать, что правительство никогда этим единым целым и не было – одни министры и вице-премьеры подчиняются напрямую президенту, другие занимаются своими собственными делами, никому, по существу, не подчиняясь. Однако до кризиса отсутствие не то что единоначалия – элементарной координации было не так заметно. На прошлой неделе на Гайдаровском форуме выступления министров экономического блока были, каждое по отдельности, информативными и содержательными, но из них также было видно, что ни единой программы действий, ни хотя бы общего подхода у кабинета нет. В этой ситуации ЦБ остается в центре внимания просто потому, что остальные государственные органы, ответственные за экономику, бездействуют.

А положение у ЦБ трудное. В нынешней ситуации (низкая безработица, высокая инфляция) ЦБ ничего не может сделать, чтобы помочь реальному сектору напрямую. Конечно, борьба с инфляцией – основная задача ЦБ – помогает производству: чем ниже и чем более предсказуема инфляция, тем легче и дешевле строить планы, но это процесс медленный и опосредованный. Общественности, в том числе и отдельным экономистам, хотелось бы, чтобы ЦБ помогал производству напрямую.

Самый простой, казалось бы, способ: снизить ключевую ставку с нынешних 11%, облегчая доступ к кредиту. Однако инфляция в 2015 г. была 12,9% (выше ключевой ставки!), а в ближайшие месяцы, если цены на нефть вдруг не вырастут, ожидается на уровне 11–12%. То есть если ключевую ставку снизить, она будет ниже ожидаемой инфляции – кредит будет фактически по отрицательной процентной ставке. Получившему нужно будет только обменять взятые рубли на доллары, подождать до срока погашения, поменять обратно, вернуть кредит и еще останутся рубли в качестве прибыли. При отрицательной разнице между ставкой и уровнем инфляции мало стимулов заниматься производством: прибыль получается просто по факту получения кредита. (Конечно, эта прибыль не берется из воздуха, она финансируется «инфляционным налогом», который платят все граждане.)

Столкнувшись с этой проблемой, некоторые предлагают «решение»: мол, Центробанк мог бы выдавать кредиты предприятиям под «реальные проекты», фактически разделив деньги на «производственные» и все остальные. Это примерно так же реалистично, как рассчитывать на то, что вода в сообщающихся сосудах может быть удержана на разных уровнях. Куда лучше оставить ЦБ борьбу с инфляцией и посмотреть, чем бы могли помочь в борьбе с экономическим кризисом другие ведомства.


Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"
73 мнений // Ваше мнение?
Нет, Пол Кругман все-таки великий экономический публицист. Понятно, что он - как минимум в прошлом - выдающийся академический учёный в теории международной торговли и блестящий аналитик в области макро (хотя я далеко не со всеми его тезисами согласен). Но даже и без серьёзной аналитики - бывает, он задаёт вопрос, на ходу отвечает и понимаешь, что это - в другой лиге. Потому что вопрос лежал на поверхности, а ты даже про него не подумал.

Вот Кругман спрашивает, на ходу - а почему мы думаем, что падение цен на нефть - это что-то хорошее для мировой экономики? И я тут же задумываюсь - я на этот вопрос не пытался ответить, но, если разбираться, внутренне считал, что это что-то позитивное. Очевидно, что для России - отрицательное, для Венесуэлы, Саудовской Аравии, других стран-производителей, понятно, тоже, но для мировой экономики в целом - положительное.

Конечно, если две стороны обмениваются товаром по какой-то цене, а потом эта цена снижается (так, чтобы по-прежнему было выгодно торговать), то "суммарно" от этого снижения ничего не меняется. Просто выигрыш продавца стал меньше, выигрыш покупателя - ровно на эту же сумму больше. Если есть какие-то последствия для "мировой экономики", то они в чём-то другом.

Во-первых, возможные отрицательные. От падения цен объём торговли упасть не может, конечно, но падение цен может сопровождать снижение объёма торговли, происходящего по другим причинам. В принципе, снижение объёма торговли обедняет обе страны - последствия отрицательные. Но это всё же не "последствия падения цен".

Во-вторых, возможные положительные. Скажем, для Америки и Европы падение мировых цен на нефть означает снижение инфляции (даже неважно, производитель страны или потребитель). Чем ниже инфляция, тем больше возможностей у центробанков помогать производству, смягчая денежную политику (особенно в Европе, где безработица явно выше "естественного уровня"). Только инфляции и так ни в Америке, ни в Европе практически нет - падение цен на нефть, наоборот, толкает её ниже того, что нужно экономике. То есть это не - канал положительного влияния.

Второй канал возможного положительного влияния, который выделяет Кругман - "перераспределительный". Когда цены на нефть очень высокие, большая часть денег достаётся арабским шейхам и друзьям президентов в нефтедобывающих автократиях - небольшому количеству очень богатых людей. Когда цены падают, эти деньги перетекают сотням миллионов гораздо более бедных людей - тем, кто платит меньше за бензин, тепло и т.п. Казалось бы - какая разница (как и выше, это всего лишь перераспределение), но относительно бедные скорее потратят деньги, чем очень богатые - то есть во втором случае совокупный спрос будет выше, выше уровень производства и, в итоге, богатства.

И вот тут Кругман вот что замечает. Конечно, когда цена нефти падает немного, то этот механизм работает. Но когда она падает так резко, как в 2014-15 годах, то падение спроса "очень богатых" оказывается очень большим - возможно, большим, чем прирост спроса "относительно бедных". Это всё разговоры без цифр, о "возможных механизмах" - тем не менее, ещё одно объяснение пессимизма на мировых фондовых рынках. Падение американского рынка пока в масштабах "коррекции", но судя по длине непрерывного роста занятости в частном секторе, циклический спад может быть и не за горами.
110 мнений // Ваше мнение?
У каждого свои страхи - и страхи политобозревателя, играющего словами и историческими примерами, могут сильно отличаться от страхов гражданина.

Вот, например, сколько слов написано теми, кто боится, что мигранты захватят разнежившуюся Германию, поменяют немецкие традиции и подавят культуру, а, по-моему, бояться надо не того, что сделают мигранты - всё, что они могут сделать, слону дробина, а то, что германское общество отреагирует на это так, что вся Европа будет десятилетиями помнить. Почувствуют снова "национальное унижение", "удар в спину", "нехватку жизненного пространства", вспомнят "былое величие", построят снова военные заводы, обманут снова соседей, снова погонятся за мировым господством... Конечно, невероятно, но если всерьёз бояться, то этого.

Или вот. Правильно все боятся слов Кадырова и его приспешников. Это Немцов ничего не боялся, а обычному человеку - по сравнению с Немцовым почти все обычные - страшно. Но если правильно подумать, бояться надо не этого. Шансов прийти к власти в России у Кадырова ноль. (Дело не в национальности, а в "карьере" - грузин Сталин сделал свою карьеру, занявшую два десятка лет до верховной власти, в центральном аппарате партии - вовсе не на национальной окраине.) Взгляды его на оппозицию разделяет очень небольшое число людей и реакция на нынешние "выступления" - чётко отрицательные (и не только у тех, кто пишет об этом в открытую). А вот шансов на то, что следующий российский лидер (из числа нынешних ли лидеров "второго эшелона", из числа ли оппозиции) будет консолидировать свою власть, а, может, и идти к ней, с помощью очередного "наведения порядка в Чечне" - вот на это шансов прибавилось и вот это страшно.
45 мнений // Ваше мнение?
Может сложиться ощущение, что сегодняшние цены на нефть (около 30 долларов за баррель) какие-то особенно рекордно низкие. Ничего подобного - скорее, близкие к тем значениям, которые встречались примерно половину времени в последние полвека. Этот график в текущих ценах 2016 года, то есть предыдущие годы показаны с учётом инфляции. (Вот здесь удобно смотреть графики без учёта инфляции, без логарифмической шкалы и за разные периоды.) И шанс, что она пойдёт вниз примерно такой же, как и вверх.

60 мнений // Ваше мнение?
На C-Span можно посмотреть сегодняшнее обращение Барака Обамы к Конгрессу, 2016 State of the Union Address. Сама по себе речь, пусть и довольно необычная по меркам SOTU, представляет интерес только для тех, кто интересуется американской политикой (там много про внешнюю политику - по американским же меркам, но сложно, так что нелюбителям не рекомендую). Однако посмотрите первые три минуты и последние - вот это впечатляет. Спойлер: Обама здоровается за руку и обменивается шутками с десятками людей по дороге к подиуму. Вот это меня впечатляет. Да, и SOTU, как и все обращения президента, делается в девять вечера, в прайм-тайм, чтобы нормальные (а не те, кто смотрит телевизор утром на работе) люди могли смотреть выступление президента вживую.
67 мнений // Ваше мнение?
Небольшой комментарий к давнему вопросу. Летом, кажется, 2008 года задавался вопрос - есть ли возможность у нашей страны или у какой-то другой, обладающей большими запасами долларов или долларовых активов, серьёзно повлиять на курс доллара, продав свои запасы. Китай, казалось бы, мог, судя по триллионам резервов. Китай бы, конечно, не стал этого делать одномоментно, потому что ущерб стране, которая это бы сделала, был бы больше, чем Америке. Но вот 2015 год, проведя своего рода естественный эксперимент - единственный возможный вид экспериментов в макро, дал частичный ответ на давний вопрос - Китай продал огромную сумму, 500 миллиардов долларов резервов и это не сделало доллар дешевле (ни по отношению к юаню, ни к основным другим валютам). Конечно, это не "контролируемый эксперимент" - Китай продавал доллары из-за экономических проблем, то есть были естественные причины для доллара дорожать, и всё же. Теоретическое рассуждение - золотовалютные резервы невозможно использовать как оружие - получила эмпирическое подтверждение.

Метки: ,

55 мнений // Ваше мнение?
Для тех, кто интересуется американской политикой "The Nation He Built" - очень хорошая статья о последствиях президентства Обамы.

Американцы, как известно, долго выбирают новых президентов - сейчас, за год до выборов, избирательная кампания уже несколько месяцев как в активной фазе, с ежедневными выступлениями кандидатов в разных штатах и т.п. Точно так же загодя начинается прощание - президентский срок Обамы заканчивается через год, но прощание, подведение итогов, анализ возможных последствий начинается уже сейчас.

Никто - даже та половина Америки, которая не поддерживает Обаму - не спорит с тем, что он выдающийся политик в том, что касается (демократической) борьбы за власть. Он выиграл двое выборов со значительным преимуществом - и если в 2008 году ему помогли обстоятельства (крайняя непопулярность действующего президента, экономический кризис), то в 2012 году он победил с явным преимуществом - разница в поддержке, казалось бы, была не очень велика, но всерьёз Ромни даже и не приближался к Обаме. Точно так же Обама очень гладко - такой гладкости не видано со времён Эйзенхауэра - проходит через второй срок, без всяких Уотергейтов, Иран-Контрас, Моник и Катрин, испортивших вторые сроки послевоенных президентов (тех, у кого были вторые сроки).

Также никто не спорит, что Обаме не удалось сделать американскую политику менее разобщённой - как обещалось по ходу предвыборной кампании в 2007-2008-ом. Даже при том, что по большинству вопросов его позиции и действия были, скорее, центристскими - достаточно посмотреть, насколько критически к нему относится "левый фланг", никакой награды за свой центризм он не получил и, постепенно, стал заботиться об этом всё меньше и меньше.

Но, конечно, политиков хочется судить по долгосрочным последствиям. И Труман, и Линдон Джонсон не смогли, из-за низкой популярности, пойти на следующий срок, но оставили после себя след на десятилетия. Про Обаму вопрос открыт - ясно, что во внешней политике ничего содержательного не сделано, но так американцев и не судят по внешней политике - это, по определению, вопросы малой значимости. Но вот во внутренней, оказывается, происходило куда больше, чем заметно глазу - об этом как раз статья Майкла Грюнвальда, чьё собственное отношение мне показалось вполне нейтральным. Может, потому и интересно.

Метки:

32 мнений // Ваше мнение?
Приятно испытать полноценный шок – позитивный – прямо перед Новым годом. Я отложил на каникулы тщательное чтение «Азов экономики» Марии Бойко и теперь сижу, переживаю.

Коротко говоря, это – лучший первый учебник по экономике на русском языке, который я видел. Он рекомендуется всем без исключения школам, школьным учителям и школьникам в качестве основного учебного пособия. Это именно полноценный учебник на два года обучения – последовательное изложение, задачи, проверочный материал, медленно увеличивающаяся сложность. С учётом того, что «Азы экономики» доступны для скачивания бесплатно – с разрешения автора, у него есть все шансы стать самым используемым учебником в стране.

Как он соотносится с лучшими современными учебниками – теми же «Основами экономики» Мэнкью? Скажем – это случай использования лучших педагогических практик в области экономики, полноценно адаптированный для России и российского читателя. Понятно, что адаптация состоит не только и не столько в переводе – хотя, к слову, читаются «Азы» прекрасно – сколько в правильной перефокусировке. США – большая экономика, Россия – относительно маленькая – значит, нужно более подробно рассматривать другую макроэкономическую модель (микро, конечно, везде одинаковое). Это всё проделано замечательно.

Мы с Марией преподавали экономику в школе – я это делал десять лет, но всегда был нужен «напарник» и последние восемь это была как раз Маша. Впрочем, это она была полноценным учителем, а я помогал. Школьники у нас были замечательные, но слабомотивированные (предмет был необязательным и оценка не шла в аттестат) – впрочем, и МИЭФ, и экономфак МГУ мы серьёзно пополнили.

Возвращаясь к учебнику - мало ли что можно улучшить. Мне бы хотелось, например, чтобы теорема Коуза была сформулирована по-другому. Или, например, среди заданий могли бы быть задания на «поиск» - по моему опыту работы со школьниками, задания, которые требуют поиска в интернете (даже если он заведомо приведёт к цифрам с сайта МВФ или Мирового банка). Две последние главы – если учебник рассчитан на два года – сильно спрессованы (собственно, они покрывают второй год) и без учителя его не прочтёшь. К сожалению, среди школьных учителей единицы сами знают этот материал – он слишком сложный.

Напоследок – я рекомендую этот учебник не только школьникам и первокурсникам (материал покрывает стандартный год обучения экономике). Если кому-то нужно понять, как устроена экономика, как работает денежная система, что влияет на обменный курс – читайте. Еще раз – на русском языке я не знаю текста лучше! Однако читайте с начала, потому что сложность растёт сначала (первые триста страниц) медленно, а потом – всё быстрее и быстрее, а понять как появляются и контролируются деньги, не разобравшись в азах микро не получится.
1 мнение // Ваше мнение?
Эспрессо-анализ, обычно каких-то конкретных политических новостей - это просто рассуждение без всякого инсайда, аналитический и безответственный взгляд со стороны. Вот новость про то, что президент Путин размышляет о том, каким образом ему назначить Кудрина на такую должность, чтобы это (а) помогло справляться с кризисом и (б) не было никаким реальным перераспределением власти.

Понятно, что это неразрешимая дилемма. Потому что никакое решение, которое удовлетворяет (б) не поможет с (а). Да, стране нужен премьер-министр. Сейчас его по факту нет: «текущие вопросы» разрешают в экономической сфере Шувалов с Дворковичем, но деятельность министерств выше «вице-премьерства» координируется уже на уровне президента. Но если назначить премьера-министра из линейки Фрадков-Зубков-Медведев, то есть заведомо не обладающих никаким политическим весом и самостоятельным влиянием, то это ничего не изменит. (Если кому кажется, что мне везде мерещатся "диктаторы-и-визири" - да, эта модель как универсальная отмычка. Их для того и придумывают, чтобы пользоваться.)

А если назначить реального премьера – такое назначение сразу сменит неправильные приоритеты, приведшие к сегодняшнему кризису – это будет уже полноценная «делёжка власти». В 1998 году оппозиционный парламент заставил президента Ельцина поделиться (ещё больше) властью и коалиционное, по существу, правительство Примакова сумело в корне переломить ситуацию. А сейчас парламента нет – как его, кстати, не было у Горбачёва, который, когда началась острая фраза кризиса, заменил политически влиятельного премьера Рыжкова на бессмысленного Павлова.

Итого – можно назначить Кудрина архиважным мегапомощником – первым заместителем главы администрации (или даже главой администрации), «первым вице-премьером с полномочиями премьера» и ничего не изменится. Потому что изменится – хотя бы станет заметно, что экономика является приоритетным направлением – только если в это назначение поверят как в, наконец, давно запоздавшее «начало проводов». Не перемены, конечно, но хотя бы первый шажок.
119 мнений // Ваше мнение?

Незаметный успех

[коммуникационной стратегии американского ЦБ]

На прошлой неделе произошло событие, которое не случалось почти девять лет. Федеральная резервная система США, американский центробанк, повысила ключевую ставку, важнейший инструмент современной денежной политики. Повысила совсем немного: целевой интервал для ставки – 0,25–0,5% вместо прежних 0–0,25%. Ключевая ставка показывает, сколько стоят деньги, заем на самый короткий срок, для коммерческого банка. Центробанк объявляет целевой показатель (ФРС объявляет интервал), после чего продает или покупает ценные бумаги, чтобы этого показателя добиться.

Действие ФРС делает доллар чуть дороже, но никаких серьезных движений ни на каких рынках не произошло. Это успех коммуникационной стратегии американского ЦБ – ожидания относительно денежной политики удалось настроить очень точно. Если бы рынки ожидали чего-то другого, цены бы резко отреагировали на изменения. (Ожидания рынков – это вовсе не результаты опросов менеджеров; ожидания всегда выражены в реальных действиях – какие-то активы проданы, какие-то куплены.) В течение последних месяцев глава ФРС и ее заместители подробно объясняли, при каких показателях безработицы, темпов прироста выпуска и зарплат будет, скорее всего, повышена ставка. Несмотря на то что американская экономика устойчиво росла относительно высокими темпами (в среднем 2,5% в год в 2010–2014 гг.), а безработица устойчиво снижалась (прирост занятости в частном секторе при Обаме вообще побил все рекорды – и по продолжительности, и по количеству созданных рабочих мест), рост зарплат оставался вялым, а инфляция, как следствие, низкой – и центробанк не торопился. Данные за осень 2015-го показали наконец заметный рост зарплат и ожиданий инфляции (когда работники требуют растущих зарплат, а работодатели соглашаются с этим) – и ставка была повышена.

Комментаторы тут же провозгласили конец – или, точнее, начало конца – эры дешевых денег в американской экономике. Более высокая ставка делает доллары более дорогими. Однако неправильно интерпретировать это как «ФРС сделала доллар более дорогим». Низкая ключевая ставка (и программа количественного смягчения – аналог отрицательной ставки) – результат слабости экономики, того, что банки не хотели давать, а фирмы, чувствуя недостаток спроса, не хотели брать деньги в долг. Эру дешевых денег правильнее было бы называть эрой ненужных денег (экономики многих развивающихся стран, в том числе и России, были в выигрыше от того, что американские и, по сходным причинам, европейские деньги были дешевыми). Сейчас ситуация меняется, и, следуя за этими изменениями, американский центробанк поднимает ключевую ставку – так, чтобы экономика США росла, поддерживая «естественную полную занятость» (считается, что безработица должна быть чуть ниже 5%), и чтобы инфляция не превышала 2%.

Если мы и видим начало какой-то эры, то эры, в которой качество работы центробанка оценивается в том числе по качеству коммуникационной стратегии. Требуется достигать поставленных целей, при этом никого не беспокоя.


Читать эту же колонку на сайте "Ведомостей"
6 мнений // Ваше мнение?