?

Log in

Записи Френдолента Календарь Инфо Назад Назад
ДНЕВНИК ЭКОНОМИСТА
Как я уже писал, неожиданность победы Трампа была вызвана комбинацией трёх вещей, в порядке возрастания важности. Во-первых, ошибочными предсказаниями тех, кто проводил соцопросы - хотя эти ошибки были небольшими и, в исторической перспективе, обычными. Во-вторых, тех, кто комментировал и интерпретировал результаты опросов - даже если они упоминали (как я), что шанс в 85-90% это далеко не то же самое, что 100%, найти правильный и убедительный тон, как показал результат, не удалось. Mea culpa. В-третьих, читающая публика пропускает все оговорки (что вероятность 90% - это вероятность победы "Урала" над ЦСКА на его поле) и сосредотачивается только на бинарном ("или-или") предсказании. Но Бог, с ними, с ошибками. Даже сейчас довольно трудно понять, что на самом деле произошло - и с опросами, и с "общей картиной".

Про опросы - вот только сейчас, почти через месяц после выборов и огромного множества комментариев, я увидел первый полноценно информативный мини-анализ. Нейт Сильвер приводит данные о том, почему в соцопросах было то смещение, которые давало слишком большой, в вероятностном смысле, перевес Клинтон в прогнозах. Это, грубо говоря, недооценка разница в готовности необразованных людей отвечать на опросы по сравнению с готовностью образованных.

Конечно, социологи прекрасно знают, что желание человека отвечать на вопросы определяется множеством факторов. (И вовсе не факт, a priori, что необразованные отвечают менее охотно - у образованных время дороже.) Поэтому результаты любого опроса, чтобы превратить его в прогноз, "взвешиваются" с учётом желания отвечать. То есть когда какой-то человек что-то ответил социологам о своих предпочтениях, то они получают довольно хорошую (как показывает многолетняя практика) информацию о том, как голосуют люди такого типа. Но потом надо учесть, насколько люди такого типа представлены в (будущей) выборке из всех избирателей, а это трудно. Очень грубо - социологи хорошо знают, как проголосует избиратель - 40+ малообразованная испаноязычная женщина, но трудно оценить сколько таких избирателей придёт голосовать. Даже разбиение на категории (возраст, образование, язык) - сложная процедура, требующая множества мелких решений со стороны исследователя. Но если бы это и было просто, то как правильно выбрать "веса" - те самые пропорции, в которых опрошенные представлены среди избирателей? Чаще всего веса выбираются с помощью данных о соотношении результатов прошедших выборов с результатами опросов перед теми выборами. И это, конечно, приводит к проблемам каждый раз, когда происходит какое-то изменение в том, с какой вероятностью люди конкретного типа приходят на выборы или отвечают на опрос. (То, что в середине дня выборов в 2004 году казалось, что Керри побеждает с убедительным перевесом - классический результат такой ситуации. Довольно чётко очерченная группа избирателей была представлена на тех выборах больше, чем на предыдущих.)

В этот раз Сильвер с помощью элементарных статистических процедур показывает, что была систематическая ошибка, связанная с тем, что в 2016 году уровень образования, как оказалось, играл большую роль и, одновременно, по всей видимости, была серьёзная разница между готовностью людей с разным уровнем образования отвечать на опросы. Социологи знают про такую разницу, например, между людьми с английским и испанским языком в качестве основного и лучшие опросы учитывают не только эту разницу, но и то, что испаноязычные избиратели отвечают по-разному в зависимости от того, на каком языке проводится опрос. Но с уровнем образования это не было так понятно в предыдущие циклы. (Это трудно - например, многие чёрные избиратели - "малообразованные", так что даже на основе больших опросов трудно понять - они не отвечают, потому что "чёрные" или потому что "малообразованные", а ведь во всей выборке соотношение этих групп разное.) А похоже, как раз этот параметр играл важную роль.

В анализе Сильвера особенно убедительно то, что результаты опросов, правильно скорректированные с учётом разной доли граждан без высшего образования, показывают не смещенность исходных опросов в сторону Клинтон, а смещенность в пользу Клинтон в штатах с высокой долей малообразованных граждан и в пользу Трампа в штатах с низкой долей. Все обсуждают то, что в Пенсильвании, Мичигане и Висконсине Трамп показал результаты намного лучше тех, чем предсказывали опросы, потому что эти штаты сыграли в итоге решающую роль, но в Массачусеттсе, Иллинойсе и Калифорнии опросы ошибались, и довольно сильно, в пользу Трампа. То есть сами опросы не были особенно «смещены в пользу Клинтон». Они были «смещены в сторону интересов граждан с высшим образованием», причём это смещение суммарно по всем штатам усреднилось практически до нуля (поэтому национальные прогнозы оказались очень точными – в среднем они предсказывали победу Клинтон в 3,5%, а оказалось – почти в 2,1%). Но, поскольку самые большие «смещения в сторону высокообразованных» на уровне штатов были в тех штатах, в которых при прочих равных был более ровный расклад между республиканцами и демократами, они привели к довольно убедительной победе Трампа в коллегии выборщиков.
58 мнений // Ваше мнение?
Мир прочно, устойчиво становится с ног на голову. Сара Пейлин, бывший губернатор Аляски, неудачный кандидат в вице-президенты 2008 года и, с тех пор, персонаж наполовину медийный, и только наполовину политческий, совершенно правильно пишет, что действия новоизбранного президента Трампа, которого она поддерживала, по принуждению компании Carrier к сохранению рабочих мест в Индиане (с помощью, скорее, морковки, чем кнута - государственных субсидий)  - это "капитализм по знакомству" ("crony capitalism"). Правильно пишет, что в этом ничего хорошего. Ларри Саммерс правильно объясняет почему это плохо... Не, этим и должно было кончиться - сначала избрали демократа республиканским президентом, потом он занялся деятельностью, типичной для президента от демократов (недаром редакционный отдел NYT, по существу, одобрил сделку, а WSJ осудил), а теперь политик-персонаж анекдотов говорит абсолютно правильную вещь.
19 мнений // Ваше мнение?
Напоминаю, что сегодня в Вышке (на Кочновском) - публичная лекция Сильвии Назар, автора "Игр разума", знаменитой биографии выдающегося экономиста и математика, лауреата Нобелевской и Абелевской премии Джона Нэша. Назар приехала в Москву по случаю выхода - через долгие полтора десятилетия - русского перевода знаменитой биографии. А представит Назар первый зам.директора/научный руководитель 57-ой школы Андрей Бремзен.

Легкое дополнительное чтение перед тем как выйти взяться за "Игры разума":

Несколько научно-популярных статей про Нэша - Андрея Коняев, Джона Кассиди, моя собственная

"Шантаж, блеф и чумазые девушки" - научно-популярная статья по теории игр, с которой началась моя и Андрея Бремзена карьера в жанре популяризации экономической науки. Лекции в Политехническом и повсюду были потом. Эх, какие были комментарии в романтические времена российской блогосферы...

Сложное, но вдохновляющее чтение

Одностраничная статья Нэша - огромный шаг в истории экономической мысли. Надо понимать - он не теорию игр и не микро перевернул, а всю экономическую науку - равновесие по Нэшу сейчас есть ровно во всем - от банковской карточки до любого анализа налоговых последствий. Удивительно, что и математика, по существу, прозрачная
3 мнений // Ваше мнение?
Горжусь коллегами и друзьями - у Марии Юдкевич, Джона Ная и соавторов вышла статья в журнале "Economics and Human Biology". Российские экономисты стали заметны на международном уровне в 2000-е (после нескольких десятилетий, когда все научные достижения в экономике были сделаны математиками - Канторовичем, Хенкиным и другими в динамической оптимизации, Даниловым, Яновской и другими - в теории игр), но почти все заметные работы были связаны либо с российской спецификой ("переходный период"), либо с экономической теорией. А тут,  в "The effects of prenatal testosterone on wages: Evidence from Russia" ничего специфически российского как раз нет, несмотря на источник данных. Связь уровня тестостерона в младенчестве и будущих успехов отмечалась и раньше (например, у финансовых трейдеров), но новая работа указывает на интересную зависимость не только для мужчин, но и для женщин. Насколько я понимаю, хороших объяснений наблюденному феномену пока нет и, не исключено, единого объяснения и не существует, но корреляция уровня тестостерона и доходов через много лет (с устранением тех эффектов, которые могли бы быть вызваны возрастом, уровнем образования или выбором профессии) - это интересно. Не случайно работу отметил блог Improbable Research - тот самый, который выдаёт Игнобелевские премии (их выдают, не подумайте, вовсе не за плохие работы - а за те, которые вызывают смех, а только потом заставляют думать).

Вообще - трудно удержаться, комментируя выход конкретной статьи, от обобщений - если бы мне кто-то показал список будущих публикаций Лаборатории институциональной экономики Вышки пятнадцать лет назад (когда мы только открыли для себя ISNIE и Сoase Institute), я бы не поверил. Не потому, что их много, а потому что они, в подавляющем большинстве, эмпирические и на очень высоком уровне. В 1990-е институциональная экономика казалась убежищем тех, кто не умел пользоваться современным языком экономической науки или систематически работать с данными. Большинство статей по институциональной экономике на русском языке казалось бессмысленным перекладыванием слов из Коуза и Норта. А через пятнадцать лет - совершенно другой, полноценно международный уровень. А ведь это сложный участок "институционального фронта". В той институциональной экономике, которая пошла за Асемоглу-Робинсоном (или, кто хочет, за Шепле и Вайнгастом), у нас давно всё в порядке - и благодаря нам с Егором, и Лёше Захарову, и другим. А также в той, которая пошла за Джосковым и Лайбкапом (в практическое развитие идей Коуза), эмпирический анализ практики отраслевых рынков и регулирования. (Я в этом очень слабо разбираюсь, но в последние годы видел интересные работы Авдашевой, Долгопятовой, Шаститко, Яковлева и их соавторов.) А вот в той, что следовала бы за Наком и Заком (Пол Зак - один из основателей нейроэкономики, но происхождение у него - из институциональной экономики), у нас в России ничего не было. А теперь есть.
7 мнений // Ваше мнение?
Обсуждая смерть Фиделя Кастро, не нужно забывать двух вещей: во-первых, он один из чемпионов ХХ века по продолжительности правления, с 1959 по 2008 год он продержался у власти почти полвека, опередив Франко, Салазара, Сталина и других подобных "рекордсменов". Во-вторых, его правление оказалось совершенно разрушительным для страны: через полвека кубинцы, не считая тех двух миллионов, которые перебрались во Флориду, жили примерно также как при Батисте, диктаторе, который до свержения казался образцом коррупции. Вот на графике хорошо видно, как с каждым годом увеличивалось отставание Кубы от среднего по миру (Мексика, к примеру, начала тот же период ниже Кубы и закончила вровень со средним по миру, а Мексика - далеко не пример сверхбыстрого экономического развития).

"На смерть Кастро" - про то, что рост может ускорится после смерти диктатора - я написал в SmartMoney десять лет назад, и в-общем, нечего там особенно переписывать. Разве что актуальность повысилась.
106 мнений // Ваше мнение?
Мой друг, коллега и учитель Галина Юзефович, литературный критик, попросила мимоходом отмечать прочитанные книжки, если было интересно. Отмечаю "The Final Days" Бернштейна и Вудворда, хронику никсоновской администрации в последние месяцы, тогда, когда было уже ясно, что конец - досрочное прекращение полномочий - неизбежен, но конкретная форма этого конца ещё не определилась. И вот, основываясь на сотнях интервью, репортеры реконструируют разговоры этих мучительных недель - кто, как, когда что кому сказал, кто решился высказать президенту какие соображения и советы.

Информации в книге меньше, чем во "Всей президентской рати", знаменитой книге тех же авторов - истории того, как в Washington Post раскручивали Уотергейт. Впрочем, она полностью устарела - теперь, когда известно, кто был тайным источником информации для журналистов (первый зам. директора ФБР Марк Фелт), история Уотергейта должна была бы быть написана по-другому. (Для начинающих интересоваться рекомендую "The Wars of Watergate" Катлера, но она тоже старая, а вот новую - например, книгу Дина 2014-го года, я как раз не рекомендую.) В "Последних днях" интересной информации мало, поэтому она и не устаревает. И читать интересно - как многие истории последних дней - что Гитлера или Сталина, что СССР или Российской империи. Тут, конечно, эпос куда меньшего масштаба, но художественная традиция американских политических хроник поднимает до эпоса.

Это читать не за чем в самом буквальном смысле. Но зачем было читать "Остаток дня" Ишигуро? "Другие берега" Набокова? "Волчье логово" Мантел?

UPD: Не успев дописать, обнаружил на полке у родителей новый, 2010 года, сборник эссе Жолковского, которого полюбил с "Н.Р.З.Б." и не читал со времён "Блуждающих снов". Эх, чувствую, "The Final Days" будут не самым приятно-бессмысленным чтением в этом семестре...

Метки:

4 мнений // Ваше мнение?


Но нужны доказательства

21 ноября 2016

Арест на прошлой неделе министра экономического развития Алексея Улюкаева по обвинению в получении взятки поставил тех, кто много писал о необходимости борьбы с коррупцией, в сложное положение. С одной стороны, информации пока мало, а обстоятельства ареста заставляют подозревать, что что-то нечисто: и «жертва вымогательства», глава «Роснефти» Игорь Сечин, – фигура с политическими мотивами, и следователь, ведущий дело, ранее участвовал в крайне сомнительных процессах. В отсутствие доказательств следует предполагать, что арестованный невиновен. С другой стороны, а как должен был бы выглядеть арест коррумпированного чиновника? Видеозаписи переговоров с хорошего ракурса встречаются в основном в кино, а не в жизни. Тот факт, что прошлой весной в публикациях панамского архива всплыли офшоры, зарегистрированные на родственников Улюкаева, который последние 16 лет провел на государственной службе, ничего не значит в контексте дела о взятке, но никак не добавляет доверия к словам обвиняемого. На мой взгляд, одного этого факта, если бы его подтвердила проверка, хватало для немедленного увольнения с госслужбы еще весной.

Однако как же узнать, что это – арест взяточника или эпизод «борьбы бульдогов под ковром», когда политические противники используют силовые органы в борьбе за власть? Я лично собираюсь составить собственное мнение об этом по ходу судебного процесса. Во всем мире в странах, похожих на Россию, политический подтекст в делах, связанных с коррупцией, – обычное дело. И взятки тоже обычное дело. А также недоверие к суду. В этой ситуации я могу использовать собственные критерии виновности и невиновности, как раз потому, что я не суд. Мое решение не будет иметь никаких последствий для обвиняемого. Если доказательства следствия, пусть даже косвенные, будут убедительными, решу для себя, что виновен. Если нет – решу, что невиновен, независимо от того, что решит суд.

Так же, наверное, поступят все, кому российское правосудие кажется несовершенным. Именно поэтому так важна задача, стоящая сейчас перед стороной обвинения. Необходимо, чтобы доказательства, предъявляемые обвинением в ходе процесса, убедили общество, всех, кто следит за процессом, в виновности обвиняемого. Недостаточно убедить руководство страны и судей на процессе. Обвинительный приговор в результате процесса, который не будет убедителен для общественного мнения, не будет победой в битве с коррупцией. Наоборот, суровый приговор с неубедительными доказательствами только подстегнет взяточников – они получат сигнал, что то, садишься ли ты в тюрьму или нет, не зависит от того, нарушаешь ты законы или не нарушаешь. Даже если риск быть наказанным велик, но не связан с тем, совершено ли преступление, преступления будут совершаться – почему, действительно, не брать взяток, если арестовывают тебя совсем по другим причинам?

Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"
26 мнений // Ваше мнение?
Это может случиться с каждым. Мой давний друг и соавтор Скотт Гельбах из Висконсинского университета начал вести блог. Поскольку он - политолог и экономист и по образованию, и по статьям, он пишет про политику и про экономику. Пока - три поста уже - в основном про Трампа, но интересы у Скотта обширные - есть работы и про Россию (его первая книга про то, как устроено налогообложение в Псковской области), и про Украину, и про все переходные экономики, и даже про США (что необычно для компаративиста).

Мы со Скоттом за 15 лет знакомства написали три работы:

1) "Businessman Candidates" (вместе ещё с Екатериной Журавской), в которой в первый и последний (?) раз использовались данные про все губернаторские выборы в России в 1992-2005 (то есть тогда когда это были настоящие выборы).

2) "Government Control of the Media", теория цензуры в СМИ. Для тех, кто разбирается в экономической теории, наша модель - элементарный частный случай "Bayesian Persuasion", общей теории Генкцова-Каменицы о том, как устроено несмещённое убеждение субъектов с байесовскими вероятностями (если Вы не выходили за пределы аспирантского учебника микро, например, MWG, то Вы про других субъектов экономики и не знаете). Но мы со Скоттом придумали модель и выложили работу с ней одновременно и независимо от ГК. И вообще, кто интересуется экономической теории цензуры или даже "байесовским убеждением", я рекомендую начинать с нашей работы, потому что в ней всё очень просто.

3) "Formal Models of Non-Democratic Politics" (вместе с Миланом Шволиком), обзор уже огромной, но ещё далекой от синтетической стадии, литературы с формальными моделями недемократической политики. Тут и недемократические коалиции, и революции, и цензура, и подтасовки на выборах - только теория, конечно. Для тех, кто прочитал "Economic Origings of Dictatorship and Democracy" и думает, что почитать дальше.

Это к тому, что блог Скотта будет из тех блогов, которые читать трудно, но полезно. По своему опыту я знаю, как много читателей читают в поисках первого места, которые им кажется несоответствующим их картинке мира. Но такой читатель неинтересен - от него ничего не остаётся, кроме буратинистых комментариев. Другое дело читатель, от которого глупостей не дождёшься - он может не оставить комментариев, но его ответ так или иначе ждёт автора - в виде интересной мысли в другом блоге или статье.
22 мнений // Ваше мнение?
И последний раз - первая реакция на экономические планы администрации Трампа - интервью радио Свобода про "Трампономику".
14 мнений // Ваше мнение?
Открыл запасной компьютер, а там, оказывается, августовская запись про литературу. Летом научная, экономическая и политическая жизнь как-то затихает и я пишу про новое поколение детей или любимого писателя. Хотя в ноябре я стараюсь писать про экономику и политику, здесь нет ни того, ни другого.

На прошлой неделе [в начале августа] съездили в Торфопродукт, поселок недалеко от Черустей, где ровно шестьдесят лет назад происходит действие «Матрениного двора» Солженицына. Рассказ этот почти документальный, так что лучше его просто перечитать, чтобы вспомнить, что это – праведник, без которого не стоит село. Меня самого этот рассказ оставляет равнодушным, но «Один день», «Случай на станции Кречетовка», «Раковый корпус» как понравились тридцать лет назад, так и не отпускают. (В августе перечитал «Раковый корпус» - через тридцать лет, в новом контексте – тогда я, например, пропустил любовные линии Костоглотова – а всё равно великое произведение.)

Нам повезло – маленький музей, расположенный во дворе школы, в которой Солженицын работал учителем физики, был открыт по случаю съёмки какой-то местной телепередачи и учительница-создательница-хранительница музея провела, вместе со своей внучкой, экскурсию. Впрочем, если кто-то соберётся туда, попробуйте сначала дозвониться, а то часы работы нерегулярные.

Музей маленький, хороший – адекватный месту и рассказу, но, очевидно, малопосещаемый. Казалось бы, Солженицын – не просто самый известный в мире русский писатель ХХ века, Нобелевский лауреат по литературе и автор мирового бестселлера («Архипелаг ГУЛаг»). Он, среди прочего, родоначальник огромного пласта «деревенской прозы», самого определенного течения в русской литературе последних полувека. Несмотря на то, что книги Овечкина и Абрамова были напечатаны раньше, а Шукшин вышел из совсем другой традиции, «деревенщики» начались именно с «Матрениного двора». И, как мне кажется, ими же, по существу и закончились. Что «Кругом люди», что «Прощание с Матёрой» - это вот тоже самое село-с-праведником-город-без-праведника.

Так почему народная тропа заросла? У меня есть такая мини-модель, объясняющая это – про зёрнышко, попавшее между двух стульев.

Ещё сорок лет назад Солженицын настроил против себя «либеральную интеллигенцию». Чтобы быть точным, он её настраивал в разные периоды по-разному. Сначала потому, что держался в стороне – и в Москве, и за границей (чуть не написал «в эмиграции», но Солж-то, конечно, никуда не эмигрировал – его выставили силой). Потом стал русским имперцем-националистом, что, надо сказать, не совсем стандартная комбинация – отчасти это два противоречащих друг друга направления. И тем не менее чувствовались и имперскость, и национализм – и, соответственно, вызывали у «либералов» отвращение в любой комбинации. В его публицистике 1960-70-х одни заголовки могут вызвать озноб у либерального интеллигента.

С другой стороны, кажется – имперец-националист – та самая идеальная начинка для идеологической солянка, которой сегодня кормится огромный пласт читающей публики. Портреты Солженицына могли бы колыхаться над казачьими митингами и украшать номенклатурные кабинеты. Не говоря уж о первой странице «Литературной газеты», прямо между профилями Пушкина и самого Полякова. Прилепин мог бы вести от Солженицына свою биографию, тем более что «Санькя», не исключено, вырос как раз из Костоглотова. «Как нам обустроить Россию» в школе конспектировать. Но нет. Те же Распутин с Беловым, эпигоны из «деревенщиков» пользуются большей популярностью. Объяснение простое – для русской «патриотической» публики Солженицын – «антисоветчик», «литературный власовец». Ничего, что его так называли в советское время за патриотизмом и отвращение к коммунистической идеологии...

Вот, говорю же, угодило зёрнышко да промеж двух стульев.
22 мнений // Ваше мнение?
Если не обращать внимания на личные качества и предысторию Дональда Трампа, а смотреть только на его экономическую программу, то его победа на выборах, положительная реакция рынков и возможность нового "экономического чуда" перестают удивлять. Я понимаю, что не так-то просто проглотить это "если не считать..." - А в остальном, мисс Линкольн, как Вам понравился спектакль? - и все же. Экономические планы Трампа - центристская комбинация лучших предложений справа и слева и это, не исключено, то самое лекарство, которого не хватало американской экономике.

Два основных симптома - во-первых, медленный, по сравнению с прошлыми десятилетиями, рост. (Устойчиво самый быстрый среди развитых стран, впрочем.) Во-вторых, уже сорок лет медианный реальный доход не растёт - экономика развивается, производительность и прибыли растут, а значительная часть населения живёт так же, как десятилетия назад.

Трамп предлагает снижение налогов, сохранение социальных расходов и дерегулирование. Поддержка Конгресса по этим вопросам ожидается. Рейгановская, можно сказать, программа, только Рейган занимал под 8-10% годовых, а Трамп сможет под 1-2%. А, можно сказать, мечта левых центристов, Сандерса-Кругмана -кейнсианское стимулирование, потому что в дополнение к снижению налогов (один фискальный стимул) предполагаются масштабные инвестиции в инфраструктуру (другой фискальный стимул) - строительство магистралей и аэропортов. Именно это рекомендует в нынешней ситуации Пол Кругман, один из интеллектуальных лидеров "левых центристов". (Он же и отмечает краткосрочную пользу от планов Трампа.)

Дерегулирование - среди прочего, отмену ограничений на добычу и экспорт нефти и газа, снижение требований к загрязнению окружающей среды, отмену разных правил и стандартов Трампу будет легко проводить, потому что большая часть мер, введенных Обамой, была сделана его указами, в обход Конгресса. А этот значит, что и отменить их можно просто, указом.

Стимулирование экономики должно помочь росту, но рост, как показало наше время, может не поднимать благосостояния простых граждан.Об этом должен позаботиться основной пункт всей избирательной программы Трампа - изоляционизм в отношении международной торговли и иммиграции. Как и любая страна, Америка в целом проиграет от торговых барьеров, но эти потери невелики (вся торговля - малая часть ВВП США, вот и Пол Кругман подтверждает, что автаркия не навредит), а вот перераспределительный выигрыш (одной части населения за счет другой) будет в пользу этих вот простых сторонников Трампа. Будет ли он значительным - не уверен, но хоть какая-то забота.
168 мнений // Ваше мнение?
Обычно после неожиданного события я с интересом читаю умные объяснения того, что произошло. Бывает, что свежий взгляд в такой ситуации лучше взгляда тех, кто знает детали и комментировал какую-то тему годами. Но в этот раз что-то пошло не так, потому что "свежие взгляды" часто цепляются за незначащие и неверные детали и только добавляют абсурда и непонятности.

Среди прочего, надоело читать, что

1) что харизматичный кандидат победил нехаризматичного, пожилую женщину. Конечно, ХК - пожилая женщина, но она набрала на два миллиона с лишним голосов больше - она по факту более популярна, чем Трамп. Трамп победил по множеству причин, но не потому, что он более популярен. По результатам выборов, он менее популярен.

2) что Америка сдвинулась вправо. По своей экономической программе Трамп - типичный демократ, с мощными планами насчёт ограничения торговли и сохранения социальных программ. Как ему удалось при этом проехать на стандартных "республиканских избирателях", добавив к ним ничтожно малое, но критически важное в Мичигане, Висконсине и Пенсильвании меньшинство, которое традиционно поддерживало демократов, вот это загадка. (Это жестокая вещь: когда ты приводишь на выборы нового избирателя, тебя прибавляется один голос, но когда избиратель, раньше голосовавший за тебя, меняет предпочтения, ты теряешь два.)

3) что победа Трампа стала сюрпризом из-за ошибок соцопросов. С опросами было почти всё в порядке (на уровне отдельных штатов было, да, необычно плохо, но в целом лучше, чем в 2012) - у опросов есть неустранимые ошибки и про них все говорили. Хуже было с комментаторами-интерпретаторами (как я, mea culpa) и ещё хуже с читателями, которые пытаются любой текст свести в бинарному предсказанию.

4) что Трамп - представитель антиэстеблишмента. Трамп, возможно, защитник интересов антиэстеблишмента - он определенно говорил на одном языке с некоторыми группами и одно из его предложений (в области торговли) - антиэлитское, но сам он является типичным представителем эстеблишмента, частью самой что ни на есть космополитичной финансовой элиты.

5) что американские либералы вдруг осознали, что страна не разделяет их ценностей. Во-первых, страна разделяет - большинство людей в стране поддержали Клинтон. Во-вторых, и главных, не надо волноваться за американских либералов - только на моей памяти были болезненные поражения в 2000, 2004 и 2010-12 годах, и тема "двух Америк" в последние пятнадцать лет - одна из основных тем умных дискуссий об американской политике.

Вот это надоело читать, а всё интересное - по-прежнему интересно. Вот, например, отличный материал Шона Тренда, не только очень компетентного, но и самого, похоже, хладнокровного из американских политаналитиков.

Метки:

130 мнений // Ваше мнение?
Прекрасно понятно, насколько сложно человеку, требующему от политика вежливости, отсутствию в его подходах любых форм дискриминации, честности и т.п. принять президентство Трампа. Но смешно, когда понятные гнев и разочарование находят такой выход - смеяться над социологами, предсказывавшими результат выборов 2016.

Предсказания "общего количества голосов" на основе опросов были хорошими - результат (+0.5-1% голосов в пользу Клинтон при средней отрыве в последние дни в 2-3%) не хуже, чем в 2000 или 2012 годах. Более того, непонятно, можно ли в принципе ожидать большей точности. Именно поэтому Нейт Сильвер постоянно, в каждой записи говорил о том, как велика дисперсия прогноза - и что видно неопределённость, которую невозможно устранить с помощью опросов. Даже сейчас непонятно, ошибалась ли команда Клинтон, отправляя своего кандидата и тех, кто за неё агитировал, в Северную Каролину и Флориду вместо Мичигана, Висконсина и Пенсильвании - непонятно, как можно было увидеть намечающийся провал (такой он маленький).

Откуда взялось ощущение "ошибки опросов"? Главное - это то, что результат бинарный (либо Трамп, либо Клинтон становятся президентом), а о прогнозах мы все - и те, кто их сам считал, и те, кто как я, не считал сам, но комментировал для широкой публики - говорили о вероятностях. Вероятностная интерпретация прогноза позволяет лучше передавать сомнения, чем бинарная, но оттенков ещё множество. Из-за особенностей американской политической системы (электорального колледжа) и специфики выборов 2016 (фактически, демократ в качестве кандидата от Республиканской партии) разница в 1-2% должна была играть решающую роль. И сыграла - вот, смотрите, как поменялась бы карта выборов, если бы Клинтон набрала на 1,5% больше (то есть выиграла бы не 1%, а 2-3%).

Более серьёзные претензии можно предъявлять не к тем, кто проводил и интепретировал опросы, а к тем, кто мог что-то видеть "в целом". Клинтон не просто проиграла важные штаты, в частности три штата из её "брандмауэра" (штаты, которые демократы не проигрывали с 1988 года). В целом страна сдвинулась "в целом" - это хорошо видно на впечатляющих графиках New York Times. (При этом я бы не сказал, как NYT, что это "сдвиг вправо", это, скорее "сдвиг в пользу республиканцев, подвинувшихся влево".) Тот факт, что демократы получили дополнительные места в парламенте (+2 в Сенате, +6 в Палате представителей) не должен обманывать - это просто результат того, что у них до этого было большое преимущество (и, значит, приходилось защищать и места, где шансы равны). Сложность в том, что "систематическую ошибку" с помощью опросов не увидишь, это была задача кого-то другого.

Я не снимаю с себя ответственности за неспособность правильно сообщить читателю моего блога, что шансы Клинтон намного (во много раз) выше, чем у Трампа, но вероятность победы Трампа - это не вероятность того, что монетка встанет на ребро. Несколько раз написал про победу "Зенита" над "Томью" или "Барселоны" над "Логроньесом". Писал, что победа Трампа вероятнее, чем были победа "Лестера" (есть такой клуб вообще?) в чемпионате Англии по футболу или победу сборной Португалии на чемпионате Европы. И, очевидно, передать эту тонкость - шансы маленькие, дисперсия большая - не удалось. Может быть потому, что читатель ждёт бинарного предсказания и, прочитав запись "шансы Клинтон 90%", думает "автор уверен в победе Клинтон"? Уверен, уверен, как уверен в победе "Зенита" и "Барселоны". А, может быть, потому что у меня не хватает способности писать так, чтобы было интересно и информативно читать, а ложного ощущения не создавалось? (Для тех читателей, которым может показаться, что я убедительно пишу, я раскрыл свою запись от 17-18 8 ноября о том, почему Клинтон победила на президентских выборах).

По факту, можно говорить о том, что комментаторы (как я) не смогли точно передать всей неопределённости результата и создали ложное ощущение у читателей. Обидно, потому что умные люди об этом писали - и я как минимум трижды ссылался на июльскую запись Шона Тренда об опасности groupthink комментаторов, сделанную по итогам Brexit, в котором опросы предсказывали результат правильно (с точностью до ошибки), но желание комментаторов и читателей видеть конкретный результат привело к совершенно смещенному (и не соответствующему опросам) впечатлению и шоку от результата. Ситуация повторилась - результат выборов хорошо бьётся с результатами опросов, но плохо - с впечатлениями, которые на основе этих опросов создавались.

UPD: Чтобы проиллюстрировать свою мысль, вот задачка. Опишите на один абзац прогноз о результатах матча "Зенит" - "Крылья Советов", который состоит 20 ноября. Вот таблица чемпионата России, вот предыстория встреч.

Метки:

98 мнений // Ваше мнение?
Вот что выглядит довольно определённым в экономической программе Трампа - это то, что планируется существенное увеличение бюджетного дефицита. Сразу две обещанных им политики на это работают. Во-первых, он обещал снизить налоги и, не снижая социальных расходов, увеличить военные (все остальные расходы американского бюджета являются мелочью по сравнению с этими двумя). То есть, увеличить дефицит, финансируя его новым долгом. Непонятно, что ему может помешать - снижение налогов является одним из основных приоритетов республиканцев, контролирующих Конгресс. А расходы, напоминаю, даже Рейгану, избранному с куда большим мандатом, снизить не удалось. (Справедливости ради, палата представителей была прочно демократической.) Во-вторых, он обещал профинансировать масштабные вложения в инфраструктуру, сразу финансируя их с помощью нового долга. Кто-то мечтал о кейнсианской политике? Вот она, наконец.

Конечно, это сейчас вовсю обсуждается - из всех планов Трампа эти - чуть ли не самые определённые. Но вот рынок, похоже, пока особенно не верит - ставки по 10-летним облигациям выросли, но совсем ненамного. А они не могут не вырасти, если рынок верит в увеличение дефицита и долга! Нейл Ирвайн пишет, что заметно повысились, но его график, похоже, нарисован посреди ночи, а потом рынок успокоился. Иными словами, пока не верит в то, что эта часть экономической программы будет осуществлена.
59 мнений // Ваше мнение?
Несколько соображений по поводу итогов вчерашних выборов.

1) Победа Трампа беспрецедентна - в части его собственного опыта и методов ведения кампании, но не беспрецедентна в остальных отношениях. Именно так центристский республиканец может победить центристского демократа. Его собственные политические позиции - в той степени, в какой они понятны - не просто центристкие, а, скорее, левые. Протекционизм, сохранение социальных программ и даже толерантное отношение, например, к гомосексуалам и трансгендерам - это из центристско-левого арсенала.

2) Что необычно - это в какой степени Трамп победил "элиту" обеих основных партий. Но это как раз редкая вещь, но не невозможная. В 1976 году победил демократ Джимми Картер, весь опыт государственного управления на каком-то серьёзном уровне которого состоял в том, что он два года был губернатором Джорджии. За год до выборов его имя знали шесть, что ли, процентов избирателей. То, что народ отверг республиканскую элиту после Уотергейтского скандала, было понятно, но неожиданно оказалось, что и демократический истеблишмент, и герои Уотергейта, и те, кто наблюдал со стороны, оказались так же неприятны. Картер оказался слабым президентом и с треском проиграл перевыборы.

3) Победа Трампа - это не такое большое унижение прогнозистам, как можно подумать. Основные параметры его возможной победы обсуждались весь год, а Нейт Сильвер последние два месяца в каждой записи говорил о том, что 2-3% отрыв Клинтон - ничто, если есть систематическая ошибка в результатах опросов и что у Клинтон "проблема в электоральном колледже". Была ли эта ошибка на федеральном уровне - пока непонятно (обратите внимание, что по данным на утро 9 ноября Клинтон получила большинство голосов, просто президент в Америке определяется не большинством), но на уровне штатов "белого пояса" - видимо, была. Но, если и была, то небольшая! Как и в случае с Brexit, данные показывали куда более острую конкуренцию, чем groupthink комментаторов. Мои собственные прогнозы - на основе того, что я видел в опросах и анализе, оказались плохими. Или не такими уж плохими - я говорил раз за разом в последние недели, что вероятность победы Трампа - примерно вероятность победы "Томи" над "Зенитом". Ну так и есть: "Томь" время от времени побеждает "Зенит". И всё же я собираюсь сделать нечто, чтобы подчеркнуть собственное аналитическое раскаяние - раскрою запись, написанную вчера около 17-18 вечера - про то, как и почему Трамп проиграл, а Клинтон победила. Чтобы у читателей, когда у них создаётся ощущение, что я прав и убедителен, была возможность сходить по ссылки, почитать про историческую победу Клинтон и бездарную кампанию Трампа.

4) Трамп-кандидат сделал несколько конкретных обещаний. Что будет выполнено? Я думаю, что стена на границей с Мексикой не будет построена, а депортации более мощной, чем при Обаме, не будет. (В частности, потому что и при Обаме она была мощной.) С другой стороны, Трамп наверняка отменит множество указов Обамы, относящимся к чисто президентским прерогативам, не требующим одобрения парламента - в частности, в части иммиграции. Основным риском из обещаний Трампа мне кажется его план устроить торговую войну с Китаем. (План расплывчат - он собирался бороться с китайской политикой занижения курса юаня, но Китай уже много лет не занижает курс юаня.) Однако это риск, скорее, для Китая и остального мира, чем, собственно, для Америки - Америка - чуть ли не единственная страна в мире, в которой курс на автаркию приведёт, возможно, совсем к небольшим потерям в производстве и уровне жизни.

5) Внешняя политика Трампа, как я уже писал, будет, на мой взгляд, продолжением политики Обамы в том, что внешняя политика не будет приоритетом - даже таким (относительным) каким он был во времена Клинтона и Бушей. Внимание будет уделяться по "остаточному принципу". Президент Трамп будет проявлять интерес к происходящему в Словогории и Казантустане только тогда, когда там будут массовые казни или голод - то есть когда американский телезритель начнёт переживать по поводу гуманитарной катастрофы. Отношения с Россией (можно подставить любую страну) будет в этом же русле - небольшой "медовый месяц" (как у того же Буша), потом полное отсутствие интереса, потом вдруг резкая реакция, когда что-то, чем Россия давно занимается, всплывёт на поверхность. Навальный правильно про это пишет.

6) Интересно, что будет происходить в партиях. В Республиканской партии есть целая плеяда ярких молодых лидеров (Райан, Рубио, Сассе, Хели), лидерство которых теперь не нужно, как минимум четыре года. А в Демократической партии нового поколения лидеров как раз нет - что, в 2020 конкурировать будут Байден, Сандерс и Уоррен? Перед братьями Кастро стоит серьёзная задача - сначала победить "старшее поколение" в своей партии, а потом уже соперничать с Трампом. Всё же проблемы республиканцев как партии выглядят более сложными. Хотя, в каком-то смысле и более приятными. Поскольку у Трампа нет собственной программы по множеству вопросов, можно ожидать, что она будет просто "республиканской" - то есть роль Райана, спикера Палаты представителей, может сильно вырасти.

7) Составляет ли Трамп угрозу для американской демократии, которая за 240 лет уже сталкивалась с такими угрозами? С одной стороны - нет. Хотя риторика Трампа часто вполне гитлеровская или муссолиниевская, все остальные составляющие фашизма - в частности, массовые боевые отряды как в Германии или Италии - не наблюдаются. Более того, нельзя сказать, что Трамп привел в конгресс "свою партию" - хотя Трамп, конечно, помог (партия потеряла места в обеих палатах, но меньше, чем ожидалось). По многим вопросам позиции Трампа далеки от позиций, с которыми избраны республиканские сенаторы и члены палаты представителей. Интересно, что произойдет с реформой здравоохранения (Оbamacare) - c одной стороны, Трамп обещал её отменить, а республиканское большинство это поддерживает. С другой стороны - не всё так просто, потому что противники Obamacare - с двух сторон ("за отмену" и "за усиление") и можно ли выстроить коалицию за отмену - пока непонятно. Но, конечно, основным ограничением для авторитаризма в Америке является децентрализация политической системы. Множество вопросов решается на уровне штатов и даже сильному президенту трудно что-то навязать. В Америке нет федеральных внутренних войск и есть десятки миллионов граждан с оружием, которое они имеют ровно для того, чтобы защищаться от возможного вмешательства правительства в их жизнь.

8) Второй, неинституциональной составляющей "стены от авторитаризма" мне кажется раскол в американском обществе. "Ядро" избирателей Трампа - белое малообразованное большинство - убывает по численности по сравнению с "коалицией Обамы". Раскол по линиям "образованные - малообразованные" и "женщины - мужчины" в голосах 2016 года совершенно рекордный. Но женщины получают всё больше и больше - вплоть до полного равенства - прав не потому, что это какое-то политическое решение, а потому что массовая контрацепция устранила основной изьян как работников, а технологический прогресс привел к тому, что физическая сила практически не имеет значения в подавляющем большинстве профессий. (Именно поэтому мне кажется, что вовсе не так важно, кого номинирует Трамп в Верховный суд.) Поскольку раскол 50 на 50 (ещё раз - похоже, что Клинтон поддержало большинство американцев!), то чтобы эффективно управлять, нужно находить с ними общий язык, а не подавлять. Так что то, что Трамп - президент меньшинства мне кажется определенной защитой от рисков авторитаризма.

Метки:

189 мнений // Ваше мнение?
Эта запись была написана 8 ноября в 17-18 часов по чикагскому времени, когда до начала подведения итогов оставалось два часа. Я решил её выложить, чтобы читатели моего блога в будущем в ситуации, когда они чувствуют, что я что-то хорошо и убедительно пишу и сомневаться больше не в чем, могли проверить, всё ли так.

Несколько соображений по результатам выборов президента США-2016:

(1) Дональд Трамп проиграл в первый час первого дня своей избирательной кампании. Назвав мексиканцев «расистами» в первом же публичном выступлении, он начал строить коалицию с внутренним ядром, состоящим из белых пожилых малообразованных мужчин и внешним ядром из всех тех, кто проиграл или выиграл меньше, чем надеялся от глобализации. Этой коалиции хватило для того, чтобы с разгромным счётом победить всех конкурентов внутри Республиканской партии и не хватило для того, чтобы навязать серьёзную борьбу осенью. После поражения Ромни в 2012 году, аналитики партии подготовили подробный отчёт, который говорил о том, что партия не может выигрывать президентские выборы, если ей не удастся увеличить привлекательность для меньшинств – прежде всего испаноязычного населения США. Это объясняет победу Трампа на Бушем-Рубио-Касиком и Ко (они боялись занять позиции, которые оказались бы проигрышными в споре с демократами) и поражение в ноябре.

(2) Хиллари Клинтон, не самый харизматичный кандидат, провела очень компетентную избирательную кампанию. На первичных выборах ей удалось добиться того, чтобы никто из «молодого поколения» не вступил в борьбу; с Берни Сандерсом она разобрался в своём типичном силе – с одной стороны, без оглушительного преимущества, с другой – не дав ему толком приблизиться на опасное расстояние. Точно так же в столкновении с Трампом – ему пару раз за пять месяцев удавалось приблизиться в средних показателях опросах, но в целом такого доминирования одного кандидата над другим не было с 1996 года. Из пятисот дней Трамп лидировал два или три (то же самое видно на уровне важных штатов). Мне так и не пришлось менять свой июльский прогноз - избирательная машина, построенная и управляемая Хиллари - не дала Трампу вздохнуть, отбила атаки и в дни выборов привела на участки миллионы "своих" избирателей.

(3) Несмотря на кажущуюся необычность кандидатов – последний раз бизнесмен без опыта госуправления был кандидатом от одной из двух ведущих партий в 1940-м году, а женщина никогда не была таким кандидатом, в целом компания сошлась к стандартному «обычный республиканец» против «обычного демократа». Результаты выборов выглядят близко к 2004-му году (плюс огромное преимущество Клинтон среди испаноязычных избирателей) и к 2012 году. В последние недели избирательная кампания Трампа стала просто-таки, не считая, может, вульгарности, стандартной, а у Клинтон и с начала была. Практически по всем вопросам (налоги, здравоохранение, социальная политика) Трамп в конце пришёл к стандартному республиканскому «правому центризму», а Клинтон, опять-таки, и есть стандартный «левый центрист». Что будет с партиями дальше - непонятно: наличие "ядра Трампа" в партии снижения налогов - такая же аномалия, как огромное финансовое преимущество партии, выступающей за повышение налогов. ("Раздел", прошедший между образованными и малообразованными белыми избирателями на этих выборах, мне кажется специфической для Трампа ситуацией. В 2020-м этого не будет.)

(4) По одному вопросу – отношение к международной торговли – Трамп порвал с республиканской ортодоксией. Впервые минимум за пятьдесят лет демократы оказались более правой, прорыночной партией по этому вопросу. Уходящий президент Обама так и вовсе выглядит прорыночным либералом, выступающим за открытые рынки и иммиграцию. Клинтон «подвинула» позицию влево (против торговли) из-за конкуренции со стороны Сандерса на первичных выбора, но не уступила ни дюйма в части иммиграции. Что, конечно, неудивительно – её предвыборная коалиция включает целую палитру меньшинств. Как минимум для испаноязычных избирателей проблемы 11 миллионов нелегальных иммигрантов - проблемы их собственных семей или друзей. Серьёзно ли эта кампания скажется на торговых отношениях США - вопрос, что в худшую сторону - само собой.

(5) И, под конец, несколько технических мелочей. Трамп провёл бездарную, некомпетентную осеннюю кампанию. Он не смог найти общий язык с большей частью республиканской элиты, без смысла обидев многолетних лидеров и целые группы населения. Допустим, мачизм, отнимая голоса женщин, добавил сколько-то мужских. Но в чём смысл обижать ветеранов войны? Вместо того, что провести осень, ежедневно агитируя за него на встречах с избирателями там, где они популярны, Буши, Ромни, Маккейн, Касик, Круз, Райан, Макконел старательно укрывались от прессы. Трамп не смог наладить отношения с крупными донорами и нанять качественных специалистов для организации на уровне штатов.

Впервые за тридцать лет действующий президент играл важную роль в избирательной кампании – потому что впервые после Клинтона президент покидает пост очень популярным. (Гор не особенно использовал Клинтона в кампании 2000 года.) Обама сейчас популярнее, чем Рейган в 1988 году и взялся за дело активнее, наверное, чем любой президент в истории – во всяком случае, с кампании 1908 года.

Наконец, много лет казалось, что важнейшим активом Хиллари в избирательной кампании будет Билл Клинтон, который был президентом в 1993-2001 годах. В 2008-ом (и даже 2012!) он играл очень важную роль, но в 2016-м ушёл в тень, утратив и энергию, и связь с простыми людьми, и привлекательность в глазах избирателей. Не только Хиллари стала президентом без, по большому счёту, помощи Билла, но и про самого Билла теперь возникает вопрос – в какой степени ему помогало то, что он был супругом выдающегося политического бойца. Вопрос о значимости Хиллари Клинтон как политика будет решаться по итогам её президентства, но пройденная ею дорога до сих пор уже делает её исторической, в масштабах Америки, фигурой.

Метки:

9 мнений // Ваше мнение?
В Америке интересная инновация. Раньше в день выборов средства массовой информации не делали обновляющихся прогнозов о результатах. Associated Press и консорциум телеканалов и крупных газет собирал в единый центр сведения о явке от местных избирательных комиссий (сейчас это часто сведения о том, что конкретный избиратель проголосовал) и первые результаты и делал прогнозы, но данные и прогнощы сообщались только после 18 часов (17 часов сегодня по времени на Восточном побержье). А сейчас группа Votecastr и журнал Slate решили, что они будут публиковать прогнозы конечных результатов на основе данных о явке в реальном времени. Теперь каждый может видеть то, что видят в реальном времени в штабах кандидатов (они получают те же данные и на их основе с помощью сложных моделей предсказывают итог).

Вот здесь приведено хорошее объяснение, почему к этим данным нужно относится с большой осторожностью.

А здесь можно следить за меняющимися прогнозами в реальном времени - вот первый прогноз про то, что происходит во Флориде (грубо говоря, если Трамп проигрывает Флориду, он проигрывает выборы). По этой же ссылке будут обновления по всем штатам в реальном времени в течение дня.

Прогнозы на основе опросов собраны в последний раз вот здесь. Конечно, по результатам выборов будет можно что-то сказать о качестве опросов и аггрегаторов опросов. И последнее объяснение Нейта Сильвера перед выборами (за что я больше всего ценю сайт FiveThirtyEight и лично Сильвера - за то, как много времени и сил он тратит на подробное объяснение методологии подсчётов и, что не менее ценно, на объяснение как и почему нужно интерпретировать цифры прогнозов).

Наконец, здесь приведены графики скорости подсчёта бюллетеней и объявлений о том, кто выиграл выборы в каком штате за предыдущие годы. Объявления, которые делает АP и телеканалы (независимо) делаются на основе одних и тех же данных, но модели у разных телеканалов разные. Из-за этого бывает так, что один телеканал уже сообщил о победе кандидата в каком-то штате, а другие ещё думают. Впрочем, разница обычно - минуты, а ошибки - исключительно редки. (В 2000 году телеканалы дважды за ночь ошибочно объявляли победителя во Флориде, но AP не объявляло и, соответственно, не ошиблось.)
52 мнений // Ваше мнение?


Президенты и рост
Правда ли, что спад в США становится более вероятным?
7 ноября 2016

Новый президент США, который будет выбран завтра, унаследует экономический подъем, продолжающийся уже почти семь лет. Этот подъем был относительно медленным: ВВП рос в среднем на 2% в год, и, хотя занятость в частном секторе увеличилась на 15 млн человек по ходу подъема, это лишь на 10 млн больше, чем она была в момент вступления президента Барака Обамы в должность в январе 2009 г. Снижение уровня безработицы до 5% отчасти связано с тем, что все меньший процент работоспособных граждан ищет работу. Тем не менее это были семь лет устойчивого экономического роста на фоне медленного роста или стагнации стран, находящихся на том же уровне экономического развития: стран Западной Европы и Японии. Означает ли это, что сейчас, на восьмом году подъема, вероятность спада увеличивается?

Нет, не означает. Конечно, каждый политик, если бы у него была возможность определять время для начала экономического спада, выбирал бы начало собственного срока – так, чтобы к моменту перевыборов восстановление уже шло полным ходом. Президентство Рональда Рейгана (1981–1989 гг.) началось с сильного спада, но к 1984-му быстрый рост продолжался уже два года, и избиратели нисколько не сомневались в том, что хотят оставить президента на второй срок. А у следующего президента, Джорджа Буша (1989–1993 гг.), спад пришелся на середину срока, и перевыборы он проиграл. Стартовавший в конце 1990 г. подъем продолжался 10 лет, обеспечив Биллу Клинтону (1993–2001 гг.) легкое переизбрание в 1996-м, а следующие два президента, Джордж Буш-мл. (2001–2009 гг.) и Обама (2009–2017 гг.), начинали свои президентства во время спада, который сменялся подъемом и способствовал переизбранию на второй срок.

Впрочем, возможность определять время спада для американского президента скорее теоретическая. Никаких надежных инструментов для того, чтобы вызывать спад или подъем, у него (или у нее!) нет, даже если бы такая цель была поставлена. Спад в начале 1980-х, создавший основу для рейгановского «бума», был вызван не политикой нового президента, а действиями денежных властей, назначенных его предшественником. Точно так же и у трех последних президентов (Клинтона, Буша-мл. и Обамы) кризисы не были связаны с их собственными действиями.

Но, может быть, подъем, продолжающийся уже семь лет, должен оборваться просто потому, что он «стареет»? Глен Рудебуш, экономист из отделения ФРС, американского центробанка, проверил гипотезу о том, что чем дольше длится период экономического роста, тем вероятнее начало спада. Для анализа он использовал статистическую технику, аналогичную той, которую используют для расчета вероятности смерти в зависимости от возраста человека – конечно, эта вероятность начиная с некоторого возраста растет. А вот для «возраста подъема» такой зависимости в последние 60 лет нет. В самой по себе продолжительности периода подъема никакого риска не заложено. И после успешных лет американская экономика может расти и расти.

Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"


Дополнительные материалы:

Статья Рудебуша с расчётом зависимости вероятности рецессии от продолжительности подъёма

Данные о числе рабочих мест, созданных в президентство Обамы по сравнению с предшественниками

Метки:

6 мнений // Ваше мнение?
За пять дней мой прогноз про американские выборы остаётся прежним: Клинтон победит с 300+ голосами в электоральном колледже. По сути к позавчерашней записи добавить нечего, но вдумчивый читатель заинтересуется следующими материалами в дополнение к написанному.

Большинство опросов, появившихся в последние два дня, сильно сдвинулись в сторону Трампа. Тем не менее основная позавчерашняя мысль - без Северной Каролины нужно выиграть Пенсильванию, а для победы там нужна ошибка социологов редкого размера (меньше чем вот эта, но всё равно большая) - пока сохраняется.

Уже полученные результаты досрочного голосования - в целом в пользу Клинтон. Это подтверждается (ежедневно обновляющимися) данными о предварительном голосовании в Северной Каролине. Надо понимать, что это - комбинация результатов опросов с реальными данными о явке. Смысл - социологи умеют хорошо предсказывать как голосуют какие группы населения, но плохо - в каком количестве какие группы придут на выборы.

Шон Тренд правильно предупреждает о том, что результаты досрочного голосования очень трудно интерпретировать.

Надо понимать, что опросы социологов значительно волатильнее, чем внутренние опросы самих избирательных кампаний (в основном за счёт того, что они делают более жёсткие предположения о том, как голосуют граждане). Отличное сравнение опросов Гэллапа и внутренних опросов кампании Обамы в 2012.

Метки:

23 мнений // Ваше мнение?
Обращаясь к студентам - или, точнее, ко всем, кто интересуется экономикой, но не следил за событиями 1985-1992 в "прямом эфире". "Ведомости" публикуют выдержки из ежегодного доклада ЕБРР про переходные экономики (сам доклад появится на сайте EBRD в середине ноября) и в нём содержатся очень правдоподобные сравнительные данные об уровне жизни в бывших социалистических экономиках двадцать пять лет назад (когда они ещё были социалистическими) и сейчас. В частности, данные о том, что почти четверть населения сейчас живёт хуже, чем тогда (в России - примерно 1/6 населения).

Важно понимать, что само по себе сравнение не говорит о том, хороши или плохи были "рыночные реформы 1992 года". Реформы 1992 года не были реформами, призванными улучшить плохо работающую экономику. Если их так определять, то, действительно, они не привели к успеху. Но реформы 1992 года были вызваны тем, что к концу 1980-х экономика страны уже полностью развалилась. Не в 1990-91, когда стало катастрофически падать промышленное производство, а значительно раньше.  В 1989-ом году мы не воспринимали введение карточек на сахар, табак и водку в Москве (самом обеспеченном городе страны) как гуманитарную катастрофу, хотя это, конечно, уже была катастрофа  - в мирное время в стране со средним ВВП на душу населения это и есть катастрофа. (Для сравнения - ни в одной стране мира кризис 2008-09 не породил ничего подобного; даже венесуэльская ситуация в 2016 году, отчасти сравнимая, пока значительно лучше.) Реформы 1992 года - это были работы по выстраиванию чего-то нового на месте уже обрушившегося. Можно говорить про то, что это был не самый быстрый путь восстановления (экономика перешла к устойчивому росту только через семь лет), но сравнение показателей 1980-х с показателями сегодня не имеет отношения к оценке этих реформ.

В принципе - это у всех на виду, но об этом мало кто знает - можно обсуждать с точки зрения "удалось - не удалось" - реформы 1985-87, масштабную попытку перестроить плановую экономику. Тут можно говорить о реформах, как о чём-то, что меняет относительно устойчивое, но не устраивающее состояние на другое, новое. К началу 1980-х советская экономика стагнировала - примерно как последние восемь лет, но с гораздо меньшей, почти нулевой волатильностью темпов роста - уже почти пятнадцать лет, и с ускорением развитых стран в 1980-е разрыв в уровне жизни, немного сократившийся в 1950-1970е, стал увеличиваться. Но вроде как обсуждать эти реформы в сравнении с 2016 годом бессмысленно - то, что они закончились провалом, уже было понятно в 1990-м году.
30 мнений // Ваше мнение?