?

Log in

Записи Френдолента Календарь Инфо Назад Назад Вперёд Вперёд
Защита экономиста - ДНЕВНИК ЭКОНОМИСТА
ksonin
ksonin
Защита экономиста

Позвонили с "Эха Москвы", позвали на "Кредит доверия" в среду, 29-го, на 23-00.  После моей критики Х.... - не Хазина, а некритического отношения к Хазину, я уже думал, что больше не позовут. Разве что выгнать из профессии...

И вот по этому поводу я подумал, что надо бы написать что-то о том, что такое, как мне кажется, быть учёным-экономистом. Зачем о чём думать, с кем о чём говорить, какие модели про что придумывать, как какую гипотезу проверять. Но писать трудно - тем более трудно писать о себе. Тут, впрочем, мне улыбнулась удача - я вспомнил, что уже писал эссе об экономисте, прошлой осенью и руки не дошли выложить в интернет. Эссе об Альберте Хиршмане, послесловие к русскому изданию его знаменитой книги "Выход, голос и верность".

Вот выходные данные книги. Она много где продаётся. Хиршман А.О. Выход, голос и верность: Реакция на упадок фирм, организаций и государств / Пер. с англ. М.: Новое издательство, 2009. Вот политолог Владимир Гельман указывает, что правильно было бы перевести "Уход, протест и лояльность".

Защита экономиста

Книга Альберта Хиршмана «Выход, голос и лояльность», один из наиболее значимых в интеллектуальном отношении текстов второй половины ХХ века, написана невнятно и сумбурно. Примеры – а примеры являются для автора основным источником эмпирических свидетельств в поддержку его идей – эклектичны и свободно интерпретируемы, а теоретическая аргументация настолько запутана, что кажется логически невозможной. Откуда же всемирная слава автора и внимание учёных к его концепции? Всё дело в основной идее - название книги сделало больше, чем всё её содержимое, дав исследователям самых разных вопросов, связанных c политикой и экономикой, координатные оси.

«Выход, голос и лояльность» - вторая значительная работа Хиршмана, вышедшая через двенадцать лет после «Стратегий экономического развития». Упрощая, можно сказать, что вторая книга – попытка экономиста ответить на вопрос – почему та мудрость, которая содержится в первой книге, не сделала бедные народы более богатыми, а их безответственные правительства – более ответственными. Альберт Хиршман ответил на этот вопрос, не пользуясь методами современного экономического анализа.

Экономисты строят модели, и формальные, использующие сложные математические выражения, и те, в которых основные идеи излагаются просто словами для того, чтобы иметь возможность обсуждать что-то. К концу первой четверти ХХ века стало ясно, что разность подходов у экономистов различных школ выросла настолько, что какая-либо содержательная дискуссия между представителями различных школ стала почти невозможной. Бурный рост математического формализма во второй половине века был ответом взрослеющей науки на вызов ''невозможности коммуникации''. Стандартом экономического исследования стала работа, в которой максимально формально описывались начальные предположения, явно прослеживались логические переходы, формулировались результаты-гипотезы, отвечающие критерию фальсифицируемости Карла Поппера и приводились эмпирические свидетельства в поддержку проверяемых гипотез.

Альберт Хиршман в обеих своих книгах отказался от современных ему экономических методов вовсе не потому, что не владел инструментарием. Его первые послевоенные работы по экономике международной торговли были написаны как раз в стандартном ключе. Мир, который видит Хиршман, очень сложен. Модель, которой Хиршман оперирует, антиэкономична.  Отказ от общего языка экономистов определил интеллектуальную судьбу ''Выхода и голоса''. С одной стороны, книга оказалась чрезвычайно популярной, с другой – не задала никакого научного направления. В какой-то мере Хиршман повторил судьбу Карла Маркса, который, всю жизнь стараясь создать экономическую теорию, пользуется уважением среди кого угодно - от принстонских историков и оксфордских философов до полуграмотных крестьянских вожаков юго-восточной Азии, но только не среди профессиональных экономистов. ''Незначительный последователь Рикардо,'' - аккуратно обозначил место Маркса в экономической табели о рангах Пол Самуэльсон.

Как и Маркса, Хиршмана знают все. И даже если его слава лишена тех наслоений, которые принесли Марксу практичные наследники его идей, она все равно легковесна. Хиршман – автор, которого легко процитировать в вводной части экономической работы или в обзоре литературы, но тяжело – там, где описано собственно научное исследование. Именно там из существующих достижений экономист-исследователь строит фундамент для своего собственного вклада; этот фундамент – то, что является общим знанием автора и читателя статьи или книги. Концепция Хиршмана – слишком шаткий фундамент из-за своей сложности и многообразности. Слишком много противоречащих друг другу выводов можно получить, слишком во многих местах там,  где в стандартной экономической работе нужно было бы сделать чёткий выбор относительно предположений, Хиршман свой выбор не делает. В конце концов, «голос» и «выход» как факторы – замещают друг друга или дополняют?  Нет ответа.

То, что не делает Хиршман, пытаются сделать за него его читатели. Точнее, Хиршман даёт сначала чёткий ответ на этот вопрос: «выход» и «голос» замещают друг друга. И всю оставшуюся книгу доказывает, что действия – комплиментарны. Исайя Берлин, классифицируя великих мыслителей, отнёс бы Хиршмана к «лисицам», для которых мир многолик и разнообразен, а не к «ежам», черпающим вдохновение в единой, чётко разграфлённой картине мира.

В эссе Нобелевского лауреата по экономике 2008 года Пола Кругмана ''Взлет и падение экономики развития'', написанном в 1994 году, обсуждается простейшая модель экономического развития - модель ''большого толчка'' Мерфи, Шлейфера и Вишны. Однако перед тем, как обсуждать саму модель - и те проблемы экономического развития, которые она помогает осознавать и решать, Кругману требуется время и место, не меньше половины эссе, чтобы доказать необходимость формальных моделей. Воображаемый оппонент - как раз Хиршман, перед которым Кругман буквально преклоняется. Как перед мыслителем, но не как перед экономистом. В описании Кругмана экономика взглядов Хиршмана на развитие оказывается очень проста. Два сектора, традиционный и инновационный, относительно более высокая отдача от масштаба во втором секторе, и, как следствие, два равновесия – эффективное и неэффективное. Роль правительства сводится к «большому толчку» - переводу экономики из одного равновесия в другое. Без правительства, координирующего действия экономических субъектов, обойтись невозможно: в неэффективном равновесии никому невыгодно переходить на использование более совершенных технологий; переход становится выгоден каждому в отдельности, если все делают его одновременно.

Если у Кругмана, профессионального экономиста и профессионального эссеиста, основная задача – заставить интеллектуального оппонента выявить свои исходные посылки и логические правила, чтобы затем спорить или соглашаться с его выводами, то для политолога Гельбаха статья о Хиршмане – прежде всего запись идей на языке современной политической науки. (Scott Gehlbach, A Formal Model of Exit and Voice, Rationality and Society, 2006, 18(4):395-418.)

Сведённая к минимальной форме идея Хиршмана чрезвычайно проста. Есть организация и есть её клиенты-граждане: жители страны, сотрудники учреждения, покупатели, привыкшие к товарам какой-то конкретной фирмы. Когда с организацией происходит что-то, чем её клиенты-граждане недовольны, они могут выразить это недовольство двумя способами – либо покинуть её («выход»), либо протестовать («голос»). Жители, недовольные правительством, могут начать строить баррикады, а могут эмигрировать. Сотрудник, которому не нравится происходящее в его учреждении или компании, может пожаловаться, а может уволиться. Покупатель, разочаровавшийся в продукции фирмы, может написать гневное письмо, а может просто переключиться на товары другого производителя. Оба действия клиентов-граждан, и протест, и уход, несут в себе издержки для организации, а, значит, создают ex ante стимулы для организации удовлетворять своих клиентов-граждан. Поскольку Хиршман заботится о «исправимых недостатках», не вдаваясь в природу «неисправимости» - как будто недостатки с точки зрения клиентов не могут быть результатом рационального поведения руководства организации, наличие таких стимулов улучшает общественное благосостояние.

У «выхода» и «голоса» совершенно разная природа. Для первого действия требуется решение индивида; второе эффективно только когда протест единиц сливается в хор множества. «Выход» - это «невидимая рука рынка» Адама Смита, снижающая цену на товары, к которым теряют интерес покупатели и таким образом заставляющая производителей работать лучше. «Голос» - это коллективная реакция, или, как минимум, сигнал коллективу о необходимости координации усилий, поиск «фокальной точки». По определению, «голос» - элемент политического устройства, даже если речь идёт о таком, казалось бы, лишённом политического устройства объекте как конкурентный рынок.

«Голос» и «выход» - две естественные реакции любого человека – ребёнок, столкнувшийся с неприятностью, может убежать или закричать, и эти две реакции сопровождают человека всю жизнь. Два базисных вектора, заданных Хиршманом, исключительно удобны для прикладного анализа – быть может как раз потому, что для того, чтобы освоить эти концепции, не нужно ничего знать. Диктатор, пользуясь осями «голос-выход», может вывести удобную формулу: чтобы снизить риск революции или переворота, нужно держать границы открытыми на выход. В этом случае можно обходиться – или почти обходиться – без репрессий, которые так затратны с точки зрения экономического развития. Читал ли Хиршмана Дэн Сяопин, вернувший китайцам свободу передвижения – это позволило существенно снизить уровень репрессий, не подвергая опасности политическую стабильность, необходимую для проведения экономических реформ? Фидель Кастро, для которого эмиграция несогласных с его режимом была не только инструментом повышения доли сторонников в населении, но и способом политического давления на США? Александр Лукашенко, «последний диктатор Европы», для которого открытость границы с Россией – защита против внутренней оппозиции? Руководство СССР, казалось, учло свойство сообщающихся сосудов голоса и выхода, когда в начале 1980-х попыталось покончить с демократическим движением внутри коммунистической страны. Аресты и длительные сроки заключения за то, за что ещё недавно давались условные срока, начали применяться одновременно с частичным облегчением эмиграции. Гельбах в своей статье сопровождает формальную модель, в которой перед субъектами – руководством некой организации и её многочисленными сотрудниками – стоит рациональный выбор (оптимальной политики – для руководства, оптимального ответа на проводимую политику – перед сотрудниками), подробным обсуждением истории и особенно – заключительных дней существования – Берлинской стены.

«Выход» и «голос» Хиршман поддаются формальному моделированию, и, значит, содержательному обсуждению. Отсутствие формальной модели не означает, что содержательное обсуждение теории бесполезно. Однако невозможность построения формальной модели автоматически означает невозможность такого обсуждения. На практике трудности, возникающие при формализации теории, указывают на возможную логическую несовместимость исходных посылок или на ошибочность логических переходов.

«Лояльность», третий элемент заголовка книги, только затуманивает смысл. Снова Хиршман жертвует логической чистотой ради реалистичности предлагаемой картины мира. Идея автора состоит в том, что лояльность человека к организации, в которой он состоит, затрудняет «выход», и, соответственно, повышает привлекательность «голоса». Гельбах, следуя рецензии Берри на книгу Хиршмана в British Journal of Political Science (Barry, B. 1974. ‘Review Article: ‘Exit, Voice, and Loyalty’.’ British Journal of Political Science, 4: 79–107.), справедливо указывает, что, определив лояльность таким образом, автор не даёт возможности анализировать, как влияет изменение уровня лояльности на благосостояние рядовых членов организации. Если издержки лояльности – это налог на выход из организации, то увеличение уровня лояльности делает членов организации менее счастливыми, а если считать, что повышение лояльности – это субсидия «голоса», то – наоборот. Лояльность Германии – это лояльность фюреру или лояльность своим согражданам; и те офицеры, которые готовили заговор против Гитлера и те, которые арестовывали заговорщиков, считали себя патриотами.

Впрочем, даже если попытка создать из ''лояльности'' третью координатную ось провалилась, двумерное пространство Хиршмана достаточно объемно, чтобы выглядеть правдоподобным. Политолог или экономист, один раз столкнувшись с книгой Хиршмана, может не согласиться с его рекомендациями и может позабыть примеры, которые использовались для иллюстрации. Однако забыть, что у любого члена любой организации, недовольного тем, что в этой организации происходит, есть две возможности – «выход» и «голос», уже не удастся.

Метки: ,

28 мнений // Ваше мнение?
Comments
From: (Anonymous) Date: Июль, 25, 2009 03:18 (UTC) (Ссылка)

xa

Our research shows that economic papers that rely on mathematics are not scientifically valid. Not only do they underestimate the possibility of black swans but they are unaware that we do not have any ability to deal with the mathematics of extreme events. The same flaw found in risk models that helped cause the financial meltdown is present in economic models invoked by experts. Anyone relying on these models for conclusions is deluded. (Taleb/Spitznagel)
ksonin From: ksonin Date: Июль, 25, 2009 05:07 (UTC) (Ссылка)

Re: xa

Ну и чего?
(Удалённый комментарий)
che1928 From: che1928 Date: Июль, 25, 2009 08:28 (UTC) (Ссылка)
"Лояльность отрицательная" - игра слов; обычно, это скрытый, тайный "голос", когда нет возможности на "выход".
che1928 From: che1928 Date: Июль, 25, 2009 08:23 (UTC) (Ссылка)

Любопытно

> "В описании Кругмана экономика взглядов Хиршмана на развитие оказывается очень проста. Два сектора, традиционный и инновационный, относительно более высокая отдача от масштаба во втором секторе, и, как следствие, два равновесия – эффективное и неэффективное. Роль правительства сводится к «большому толчку» - переводу экономики из одного равновесия в другое. Без правительства, координирующего действия экономических субъектов, обойтись невозможно: в неэффективном равновесии никому невыгодно переходить на использование более совершенных технологий; переход становится выгоден каждому в отдельности, если все делают его одновременно."
From: abba65 Date: Июль, 25, 2009 08:50 (UTC) (Ссылка)
Интересно, только мне эссе о Хиршмане напомнило старый анекдот про экономиста (варианты: юриста, психолога, аналитика и т.д.) и путешественников на воздушном шаре? Берется общеизвестная банальность и возводится в ранг "наиболее значимых в интеллектуальном отношении текстов"... Как там в анекдоте? "Он долго наблюдал, долго размышлял, прежде чем дать совершенно очевидный и совершенно бесполезный ответ."
vovap From: vovap Date: Июль, 25, 2009 13:00 (UTC) (Ссылка)
Нет, не только Вам :)
ksonin From: ksonin Date: Июль, 26, 2009 07:45 (UTC) (Ссылка)
Меня уже не первый раз восхищает Ваша уверенность в себе. Хотел бы я быть таким чебурашкой, как писал Эдуард Успенский...
vovap From: vovap Date: Июль, 26, 2009 14:12 (UTC) (Ссылка)
Не надо обижаться, дорогой профссор. Всем было бы лучше, если бы мы признали, что экономическая наука находится в этом смысле в крайне зачаточном состоянии и весьма ограничена в описании реальных процессов и своих предсказательных способностях.
Да, зачастую все эти математизированные рассуждения о экономических агентах, экономиескх дессидентах и экономических шпионах ведут к выводам или крайне тривиальным или неверным. И никаке нобелевские премии этого факта не меняют.
Знаете, я тут имею дело с двумя разными группами - экономистов и психологов. Сходство поразительное - при крайне ограниченых практических успехаха в областях и те и дргие меют огромный энтузиазм к идеи закуклиться в своей языковой терминологии и внутренней жизни своего сообщества, безотносительно к какой-либо реальности вокруг.
ksonin From: ksonin Date: Июль, 26, 2009 16:21 (UTC) (Ссылка)
Идее. Зациклиться, но окуклиться.
vovap From: vovap Date: Июль, 26, 2009 16:27 (UTC) (Ссылка)
Вот-вот. Семантики много, смысла - мало :)
a_shkolnikov From: a_shkolnikov Date: Июль, 25, 2009 12:58 (UTC) (Ссылка)

заблуждение

"...Без правительства, координирующего действия экономических субъектов, обойтись невозможно: в неэффективном равновесии никому невыгодно переходить на использование более совершенных технологий; переход становится выгоден каждому в отдельности, если все делают его одновременно."

Наоборот, использование эффективной технологии выгодно только пока все не стали ее использовать. Потом конкурентные преимущества исчезают.
From: dshestakov Date: Июль, 25, 2009 15:49 (UTC) (Ссылка)

Re: заблуждение

Кстати, что австрийская экономическая теория говорит про сетевые и внешние эффекты?
a_shkolnikov From: a_shkolnikov Date: Июль, 27, 2009 04:38 (UTC) (Ссылка)

Re: заблуждение

Австрийская теория рассматривает сеть, как взаимодействующих между собой субъектов, каждый из которых на своа не с позиции "сеть - это такое отдельное животное, которое..."
a_shkolnikov From: a_shkolnikov Date: Июль, 27, 2009 04:40 (UTC) (Ссылка)

если кратко...

Австрийская теория рассматривает сеть, как взаимодействующих между собой субъектов, каждый из которых на свой страх и риск преследует свои субъективные цели, а не с позиции "сеть - это такое отдельное животное, которое..."
citizen_global From: citizen_global Date: Июль, 25, 2009 13:28 (UTC) (Ссылка)
Согласен с теми, кто не видит ничего значимого в теории выхода и голоса.

А идеи Хиршамана про инновации и просто бред. Классический парадокс разбитого стекла (broken window fallacy) Бастиа. Что действительно мешало развивающимся странам, выйти на инновационный путь развития, так это неомеркантлистская политика пост-колониальных национальных элит (http://www.econ.ucla.edu/Lal/papers/Contemporary%20relevance%20of%20heckscher's%20mercantilism.pdf).
novayagazeta From: novayagazeta Date: Июль, 25, 2009 20:21 (UTC) (Ссылка)
"Руководство СССР, казалось, учло свойство сообщающихся сосудов голоса и выхода, когда в начале 1980-х попыталось покончить с демократическим движением внутри коммунистической страны. Аресты и длительные сроки заключения за то, за что ещё недавно давались условные срока, начали применяться одновременно с частичным облегчением эмиграции" - я думал, что знаю нашу историю. Простите, по-моему в начале 80х не было никакого демократического движения, которое могло бы хоть теоретически повлиять на политику или экономику: 80% политзеков были националистами, выезд почти на 100% - евреи. В статистике никакого увеличения числа выехавших в начале 80х я не нашел. Статья Ваша интересна, но этот пассаж для меня сомнителен. Кстати, до конца НЭПа в СССР была относительно легкая процедура выезда. И в идеологии тоже расстрелы не практиковались. Если выводы Хиршмана таковы, получается, что до захвата Сталиным всех рычагов управления, советское правительство предлагало всем несогласным уехать, чтобы меньше протестов было внутри. В то же время каждый третий крестьянин относился к нелояльным (зажиточные). Это около 35 млн. с семьями. Ну никак такая толпа уехать не могла без земли, как основы существования. Получается, что Сталин понял: как ни регулируй голос с помощью выхода, горлышко у бутылки маленькое, нелояльных меньше не станет. Надо расстреливать и лишать собственности.
tuganbaev From: tuganbaev Date: Июль, 25, 2009 23:34 (UTC) (Ссылка)
Интересное размышление, но, как и многие другие уловки экономистов, стремящихся представить свою дисциплину наукой, оно является попыткой сравнить холодное с мягким. Без учета времени и энергии эти выкладки бессмысленны. Выход - энергетический процесс, он определяется итоговой потерей или приобретением энергии. А голос - временной коэффициент, его характеристики зависят от того, когда наступает его действие, и как далеко оно распространяется.
При принятии персонального решения о действиях в условиях диктатуры для выхода важно, чем ты готов пожертвовать, а для голоса - сколько ты можешь терпеть.
ksonin From: ksonin Date: Июль, 26, 2009 07:44 (UTC) (Ссылка)
Мне кажется, что ты напрасно примыкаешь к тем, кто культивирует невежество. Людям типа Львина или Хазина выгодно бороться с наукой экономикой, потому что самое её существование снижает спрос на болтовню невежд. То, что экономическая наука и экономическое образование находятся в столь плачевном состоянии в нашей стране - не наша вина, а наша беда. В мире экономическая наука прошла путь, который проходили естественные науки, которые старше неё - от необходимости формулирования логически непротиворечивых теорий и фальсифицируемых гипотез до статистических и лабораторных экспериментов, которые позволяют гипотезы принимать или отвергать. Собственно, сто лет назад у нас в стране были не только настоящие учёные-экономисты, но и общество, куда более экономически образованное. Обозреватели газет, политики, чиновники, бизнесмены. Тем же Хазину и Львину пришлось бы учиться гораздо дольше, чтобы завоевать ту же долю общественного интереса, которую они имеют сейчас.
tuganbaev From: tuganbaev Date: Июль, 26, 2009 09:25 (UTC) (Ссылка)
Я был бы очень рад, если бы появилась Наука, способная объяснять закономерности и однозначно предсказывать кризисы, а не прогнозирующая смену тренда на основе таблицы из 50 графических элементов. Пока она находится на уровне астрологии и гомеопатии и стремится к точности метеорологии, комбинируя точные математические методы с лирическими рассуждениями разнонаправленных аналитиков, не нужно слепо выдавать все алогичные модели за научные конструкции. Точная стратегия в математической модели игры не имеет ничего общего с рекомендациями в реальной бизнес-ситуации, особенно в России. Если бы экономика не претендовала на роль физики, а спокойно стала бы описательно-зубрежной биологией, это было бы честнее, понятнее и перспективнее.
Ты, кстати, наверняка, слышал, что те, кто следовали советам Баффета, заработали в разы больше, чем вложившие в фонд под его управлением. В поле экономическая теория пока мало применима.
ksonin From: ksonin Date: Июль, 26, 2009 09:31 (UTC) (Ссылка)
Ну что ты несёшь, а? Какое отношение экономическая теория имеет к советам Баффета и рекомендациями в бизнес-ситуации? Да и в физике людей, зарабатывающих рассуждениями о чёрных дырах и получающих от Совета безопасности гранты на закладку торсионных полей ничуть не меньше...

Мне кажется, можно прекратить полемику здесь на время. Не забывай, что тебя ждёт сегодня в 17.00 :)
tuganbaev From: tuganbaev Date: Июль, 26, 2009 11:32 (UTC) (Ссылка)
Вот, вы мастаки, либералы, другим рот затыкать.
Ссылаться на Баффета, как гуру рынка можно, сам он, типа по законам рынка живет, а то, что его стратегия не реализуется в его финансовом институте, это неважно и к делу отношения не имеет.
И только Маркс лох, потому что кто-то через сто лет его место на шкале указал.
Балаболы вы :)
ksonin From: ksonin Date: Июль, 27, 2009 06:56 (UTC) (Ссылка)
Хорошо сыграл и поздравляю в такой важный день!

Место великого политического философа за Марксом остаётся, не волнуйся. Да и историк...
From: ig_100 Date: Август, 4, 2009 00:43 (UTC) (Ссылка)

Нет текста, без контекста, вот в чем заковыка 1

Хороший ты парень Костя и дружить с тобой наверно полезно, не хлопотно и уютно. Байки травить, да-а-а Имярек – голова, я бы ему пальца в рот не положил. И учиться у тебя замечательно, если учишься, чтобы потом по гроб жизни продавать накопленные знания лоховатым заказчикам, а лучше всего будущим студентам, этим лохам по определению. Как говорится тяжело в учебе, сытно на работе и опосля неё. А твое замечательное определение экономиста, как бухгалтера с любимым тобой арифмометром, снимает все вопросы у матросов. Даже марксистов на Ясинском семинаре ты этим достал. Правда, малость подзабыл, что вы собрались обсуждать, да не суть. Зато вырвалось от души!
Одна проблема, что ты полукровка, как Гарри Поттер или Гермиона, если это тебя не смущает. Одна твоя магловская половина во всеоружии матметодов строгает шкатулки с резьбой, на потребу эконом журналам и покрывает их лаком, для пущего эффекту. Вещи бесполезные, но изящные и внутренне не противоречивые. А в некоторых местах даже блестящие, в лучах научного солнышка. Мастеровит, не отнимешь, не зря учился. Так и Левша со своей блохой, даром, что политикой тоже интересовался, возможно, имел какой-то дефект по отцовской линии, надо бы у него отчество узнать. А вот вторая твоя половинка, магическая как есть, тянет тебя в блудняк политической экономии. Но не Маркс ты философствовать, не чистокровный маг.
Помнишь я высказал идею, что нынешняя властная элита, все переделив, будет вынуждена строить конкурентную политическую систему и отделять власть от собственности, для легализации последней и придания ей характера Святой и Неприкосновенной на веки вечные.(как говорится, демократия штука неприятная, но ничего лучше для сохранения награбленного, увы не придумали) Я не знаю и одной тысячной того, что ты давно забыл, но поверь, с такой небрежностью сослаться в ответ на свою статью «Институциональная ловушка бесконечного передела» я бы не смог. Это для меня из серии нарочно не придумаешь. Перед крупными хищниками, с небольшими частными армиями и непомерным админресурсом, встает реальная жизненная проблема. Оглядываясь в одно не радостное утро, они видят вокруг только своих коллег, с капающей с клыков кровью последних травоядных и средне-мелких хищников. И что дальше - типа Абрамович плотоядно облизывается на Фридмана? Не верю! Извини за математически некорректное высказывание. А ты, не моргнув глазом, ссылаешься на статью, в которой с бессмысленной безупречностью формальной логики говориться о бесконечных пастбищах и нескончаемых стадах. Я понимаю, у тебя это профессиональное и застарелое, тебе за это много лет деньги платят. Но постарайся той своей половинкой, сам знаешь какой, беспристрастно взглянуть на этот бред – БЕСКОНЕЧНЫЙ ПЕРЕДЕЛ!
Я почему вскипел, ты пойми, что ты не хера не понимаешь.(Про себя я это понимаю отчетливо, мог бы книгу написать). Мы же в блоге не студенты и не заказчики рисечей, даже не рецензенты крутых экономжурналов, что ты нам втираешь про бесконечности, здесь за это не платят.
From: ig_100 Date: Август, 4, 2009 00:46 (UTC) (Ссылка)

Нет текста, без контекста, вот в чем заковыка 2

Ты и Хиршмана не понял, потому что смотришь на мир в свой перевернутый формальнологический бинокль, причем похоже с зачехленными окулярами. Хиршмана не читал, но знаю (это так небольшая подстава, чтобы ты отвел душу), что мучается он все той же внутренней противоречивостью бытия. Магазин-клиент – это одно существо, они, как ручки у коромысла, друг без друга не существуют. Нетути их по отдельности, типа вообще. У тебя-то понятно, «формально описываются начальные предположения, явно прослеживаются логические переходы, формулируются результаты-гипотезы, отвечающие критерию фальсифицируемости Карла Поппера и приводятся эмпирические свидетельства в поддержку проверяемых гипотез.» А тут сначала единый живой организм(я и моя любимая Пятерочка у дома), а потом вдруг Голос. Это самокритика Костя, самокритика этого организма, пока он цел и жив, тет-а-тет. Лояльность – живая связь этого симбионта, мы одной крови, ты и я(покупатель и продавец). Ну типа любовь, Ромео и Джульетта. Пятерочка прикажет долго жить, и я отравлюсь, продуктами из Копейки! А вот Уход – это смерть. Я потерял надежду на дальнейшую счастливую жизнь и семья умерла. Я уже не говорю, дружески приобнимая за плечи близкого товарища – «У тебя ширинка Кость расстегнулась, давай застегивай, я прикрою, нам еще студенток сегодня кадрить» Уход покупателя, это не конструктивная критика, это – «Сдохни (без меня) зараза». А ведь, сколько прожито вместе, сколько вкусных пельменей ты мне продала!
И Сталины-Кастры здесь не причем, дорогой. Они ж монополисты, они не эластичны к спросу, неужели не знаешь? Когда количество покупателей уменьшается, они цены поднимают. Куда ты денешься, когда разденешься? Им их монопольное положение позволяет и даже настоятельно рекомендует избавляться от недовольных и неплатежеспособных покупателей, то бишь диссидентов. Вот в демократиях, да, там сравнение уместно, там за каждый голос борются не на шутку, продавая свой политический товар. Иначе-то смерть, пусть и политическая. Поэтому у Лукашенок Голос и Уход имеют совершенно другой смысл, чем в любовной драме покупатель-магазин, когда за углом ждет коварная Копейка. Голос это – «Отпусти проклятая, а не то в суп буду пи-пи делать» А Уход это – «Сама сдохнешь и без моего пи-пи». Слова только те же и формально неотличимы. Как говориться у вас у математиков, Голос есть Голос, Уход есть Уход и вместе им не сойтись. Только из разных опер эти голоса. Области определения у них разные и определяют они их, до полной неузнаваемости.
From: ig_100 Date: Август, 4, 2009 00:47 (UTC) (Ссылка)

Нет текста, без контекста, вот в чем заковыка 3

А ребенок – это вообще оперетта, на тему противоречивости долгосрочных и краткосрочных интересов одного и того же субъекта. Родители, которые вроде как все для него, только что пылинки не сдувают, вдруг в угол ставят за двойку от мерзкой училки или галоши заставляют одевать. Это шок. Вот и орет малец, не в силах понять, что папа, как жираф. Он большой и ему видней, что для сынка лучше, ноги промочить или русский завалить. А с его карапузьего роста ему, как и тебе, не видно, что то, что формально благо, на самом деле – беда, просто надо подождать немного и одно ненапряжённо превратиться в другое. Как бандиты превращаются в джентльменов и устанавливают демократию, как договоренность тех, кто хорошо вооружен. А бесконечного ничего нет Костя, ни запасов травоядных, ни детства. Увы и ах. Мы вырастаем и превращаемся, если не в элегантные шорты, то во взрослых точно. Это я обращаюсь к твоей магической половинке. Или может четвертинке?
И последнее и так места занял больше, чем хозяин блога, надеюсь не забанишь. «В конце концов, «голос» и «выход» как факторы – замещают друг друга или дополняют? Нет ответа.»
Дополняют, как жизнь и смерть и замещают, как они же. Ведь смерть, это конец жизни, а жизнь – начало смерти. Они ОДНО И ТО ЖЕ, как же им не замещать? Они - РАЗНЫЕ КОНЦЫ, как же им не дополнять?
А в симпатии тебе я признаюсь искренне и поэтому мой пост – это Голос. Мне бы знаешь ли, хотелось бы точно такого же Костю, но только с перламутровыми пуговицами
ksonin From: ksonin Date: Декабрь, 15, 2009 06:24 (UTC) (Ссылка)

Re: Нет текста, без контекста, вот в чем заковыка 3

Спасибо вообще-то!
(Удалённый комментарий)
28 мнений // Ваше мнение?