?

Log in

Записи Френдолента Календарь Инфо Назад Назад Вперёд Вперёд
Ах, решето не память! Где же мои проценты? - ДНЕВНИК ЭКОНОМИСТА
ksonin
ksonin
Ах, решето не память! Где же мои проценты?
Вчера конференция SITE, Стокгольмского института переходных экономик в Стокгольмской школе экономики, посвящённой 25-летию «перехода» и 25-летию института началась с выступления Андерса Ослунда, когда-то создателя института. Я-то о SITE узнал в 1998-ом, когда Эрик Берглоф, уже следующий директор, позвал меня присоединиться к небольшой группе молодых экономистов, образованной вокруг получивших PhD в Гарварде и МТИ и возвращавшихся в Москву Екатерины Журавской и Ксении Юдаевой. Сейчас, через 17 лет, видно, какое это было огромное событие в истории нашей экономической науки и сообщества. После десятилетий «межвременья» Катя стала первым российским экономистом за пределами математической экономики, заметным в научном мире. Ксения стала первым в России академическим экономистом, серьёзно влияющим на практическую политику. Во многом благодаря её усилиям сегодняшнее обсуждение денежной политики и экономической динамики ведётся – всеми, и сторонниками, и противниками нынешнего курса – на гораздо более высоком уровне. Боже, неужели Эрик привозил нас на Nobel Symposium по экономике переходного периода 17 лет назад? Два участника симпозиума получили Нобелевские премии и ещё 6-8 по-прежнему "в гонке". Но я отвлёкся...

Большинство работ на двухдневной конференции – эмпирика, современными методами, связанная с бывшими социалистическими экономиками. Но для самое интересное для меня лично было в выступлениях Леонида Полищука из ВШЭ и Жерара Ролана из Беркли, а это тоже, в сущности, часть давней истории.

Полищук, на мой взгляд, автор самой интересной работы по экономике переходного периода, написанной в России в 1990-е. Единственной, которая стоит включения в историю мировой экономической науки. Статья Полищука и Савватеева “Spontaneous (non) emergence of property rights” была напечатана в 2004-ом году, но опубликована в качестве препринта в 1997-ом году и оказала огромное интеллектуальное влияние на меня лично. Моя магистерская диссертация в РЭШ, до сих пор моя самая цитируемая работа, “Why the Rich May Favor Poor Protection of Property Rights” была изначально просто попыткой показать, что описанное у Полищука-Савватеева может быть долгосрочным равновесием. Итоговая модель отличается сильно (чтобы поставить модель Полищука-Савватеева в динамический контекст, я модифицировал модель эндогенного роста Бенабу из статьи "Inequality and Growth", которая, свою очередь, являлась элегантной переформулировкой модели Перссона-Табеллини из статьи "Is Inequality Harmful for Growth?"). Полищук и Савватеев, к слову, вовсе не были оценены по достоинству: например, статья Стиглица и Хофф с аналогичной моделью появилась на пять лет позже, но была опубликована раньше.

Идея у Полищука и Савватеева была новой, а модель – очень элегантной. В модели общего равновесия субъекты делили свой капитал между производством и «борьбой за ренту» (в духе моделей Таллока и Скапердаса). Часть произведённого отнималась (в духе Адама Смита в модели не было разницы между «налогом» и «грабежом» - с точки зрения стимулов к производству действительно неважно, для чего у тебя отнимают часть произведённого) и перераспределялось между теми, кто инвестировал в борьбу за ренту пропорционально их инвестициям. Благодаря изящному техническому трюку (каждый субъект был «мал» по отношению ко всему обществу), относительная отдача от инвестиций в борьбу за ренту оказывалась выше, чем отдача от производства. (На важность такого соотношения относительных отдач для устойчивости плохих равновесий указали Мёрфи-Шлейфер-Вишны в “Why is Rent-Seeking So Costly to Growth”, моей любимой модели для первой лекции «Введения в экономику».)

И уже сразу получается, что в борьбу за ренту инвестируют богатые, а не бедные! Всё потому, что для богатых предельная отдача от инвестиций ниже, чем для бедных, и, в равновесии, проинвестировав фиксированный объём в производство, остаётся вкладывать всё остальное богатствов борьбу за ренту. Значит, чем богаче субъект, тем больше он выигрывает от борьбы за ренту и тем сильнее он заинтересован в том, чтобы права собственности были защищены плохо! У профессора РЭШ Полтеровича было интересное продолжение модели Полищука, в котором спрос на институты привязывался к технологиям производства, но он эту работу просто, кажется, забросил. (А мне лично это кажется самой интересной его работой.)

В статье Полищука и Савватеева был приведён пример, показывающий, что большинство может проголосовать за неполную защиту прав собственности (то есть за Парето-доминируемое состояние), но главная мысль была даже проще: вопреки классической логике, богатые могут быть заинтересованы в том, чтобы права собственности были защищены плохо. Это было – и остаётся – очень важной идеей для понимания институционального развития. Она показывает, что механизм возникновения институтов в результате «спроса на институты» (например: приватизация приводит к возникновению людей с собственностью, люди с собственностью хотят, чтобы собственность была защищена, это приводит к возникновению институтов защиты прав собственности) может не работать автоматически. В дискуссии о переходных экономиках – один из важнейших, на мой взгляд, интеллектуальных прорывов 1990-х (наряду с «однократным пересечением» в работе Маскина о приватизации 1992 года и «мягким бюджетным ограничением» Корнаи-Маскина-Ролана-Берглофа-Деватрипонта) и важнейший мостик к политэкономике/институциональной экономике 2000-х (Асемоглу-Робинсона). Я лично горжусь своими кирпичиками в этом мостике – Жерар Ролан описал мою работу в своём учебнике 2000 года, Роджер Майерсон, услышав мою модель в Сиэттле в 2000-м, заинтересовался темой, да и Дарону Асемоглу она запала в память после конференции, организованной Андреем Шлейфером и Симеоном Джанковым в 2002-ом. (Познакомились с Дароном мы только через год, стоя в очереди на ланч на EEA-ESEM в Cтокгольме.)

Ни модель Полищука-Савватеева, ни моя формально не подходят для анализа нескольких крупных игроков (потому что не работает технический трюк, при котором каждый субъект экономики является «малым») и, значит, плохо описывают олигархов, которые, по определению олигархии, должны быть стратегическими игроками. Тем не менее, наши статьи стали популярны именно как «модели олигархии». Мы с Сергеем Гуриевым сделали модель со стратегическими олигархами в “Dictators and Oligarchs: A Dynamic Theory of Contested Property Rights”, но к этому моменту в самой идее того, что богатые являются оппонентами хороших институтов уже ничего революционного не было. В 2000-е таких моделей стало много.

В своём докладе Л.И. рассказал об этой идее – плохого стабильного равновесия в дополнение к слайдам, на которых был показан масштаб шока для представлений в результате экономической катастрофы конца 1980-х- начала 1990-х и распада СССР. То есть в единой картине история 25 лет перехода – начальный шок, до сих пор не стёрты, и стабильность неправильного равновесия с тех пор. Текста статьи пока нет, а пересказывать графики на память я не хочу.

Жерар Ролан, классик переходной экономики, автор, уже ближе к закату этой области, основного учебника по переходным экономикам, автор первых «теорий реформ» и моделей перераспределительного государства, тоже попытался сделать 25-летнюю историю переходного периода часть единой исторической перспективы. Основная идея – смотреть на эволюцию госструктур, не на экономическую политику или конкретные реформы. Жерар – автор первых теоретических работ об экономических реформах в Китае (достаточно вспомнить модель, связывающий федерализм и мягкие бюджетные ограничения) и, сейчас, учитель целой плеяды специалистов по китайским реформам и политэкономике Китая. Для него естественно сравнивать всё с Китаем, а китайский переход от социализма к рынку хорошо анализируется и как «эволюция государства», и как «последовательность реформ». Для большинства европейских переходных экономик это разные вещи, потому что разные этапы «эволюции» не планировались теми, кто был стратегическими игроками в предыдущий момент. Например, ельцинские экономические реформы не были продолжение горбачёвских экономических реформ – они были результатам их провала. Точно так же масштабная национализация при Путине – не результат чего-то задуманного при Ельцине: это следствие произошедшего. С другой стороны, рассматривая 25-летнюю историю экономического перехода как последовательность политик и реформ, обязательно получишь слишком пёструю и противоречивую картину.

Конечно, «экономика переходного периода» сейчас – скорее, часть экономики развития, чем самостоятельный раздел экономической науки. С другой стороны, несмотря на то, что экономисты, я считаю, сейчас понимают намного больше о том, как происходил переход, это всё ещё очень далеко от стадии, на которой это можно вписать в учебники так же чётко, как, скажем, вписана Великая депрессия. Как естественный эксперимент, который, конечно, невозможно сделать в лаборатории, "переход" будет заслуживать внимания ещё очень долго.

Метки:

24 мнений // Ваше мнение?
Comments
denisov93 From: denisov93 Date: Декабрь, 6, 2016 15:13 (UTC) (Ссылка)

Возможна ли полная национализация всего в РФ и ликвидация частной собственности?

From: abba65 Date: Декабрь, 6, 2016 15:39 (UTC) (Ссылка)
В вакууме? Да.
ksonin From: ksonin Date: Декабрь, 6, 2016 16:04 (UTC) (Ссылка)
Ну, с теми же затратами, что и в 1917-1932, наверное, можно.
From: nav_gato Date: Декабрь, 6, 2016 16:25 (UTC) (Ссылка)

Так "наверное", или "можно"?
ksonin From: ksonin Date: Декабрь, 7, 2016 01:36 (UTC) (Ссылка)
Попробуйте, я в принципе не возражаю.
From: nav_gato Date: Декабрь, 7, 2016 08:07 (UTC) (Ссылка)

Какой Вы великодушный и щедрый.Обязательно попробую, как только найду время.
slreason From: slreason Date: Декабрь, 7, 2016 11:49 (UTC) (Ссылка)

Попробуйте, я в принципе не возражаю.

Тогда, чтобы это сделать сделали инфляцию. (До НЭПа)
На основе трудовой стоимости пытались выродить что-то.
В принципе Юдаева может это повторить с успехом.



Edited at 2016-12-07 13:17 (UTC)
public_enemi From: public_enemi Date: Май, 14, 2017 15:27 (UTC) (Ссылка)
нельзя,ибо некому,ибо силовики уже входят в олигархию.Сами олигархи понятное дело тоже не захотят-кто тогда?Народ?Не смешите.
3seemingmonkeys From: 3seemingmonkeys Date: Декабрь, 6, 2016 16:06 (UTC) (Ссылка)
"для богатых предельная отдача от инвестиций ниже, чем для бедных"

как так? известно же, что больший капитал дает большую прибыль
или что-то другое имеется ввиду?
From: nav_gato Date: Декабрь, 6, 2016 16:33 (UTC) (Ссылка)

Текста статьи пока нет А появится,опубликуете?
k_150 From: k_150 Date: Декабрь, 6, 2016 22:51 (UTC) (Ссылка)
Те кто изучает переходные процессы тоже заинтересованы в том, чтобы они не кончались.
volxb From: volxb Date: Декабрь, 7, 2016 16:09 (UTC) (Ссылка)

Экономика №1 после социологии...?)

Константин, интересно Ваше мнение по позиции Д.Норта (например, "Насилие и социальные порядки") о тесной связи между культурой (убеждениями), экономическими и политическими институтами в порядках открытого и ограниченного доступа (аналогия эксклюзивных и инклюзивных институтов по Асемоглу).
Политологи часто объясняют создание и защиту инкумбентом ренты необходимостью поддержания устойчивости неопатримониальной автократии, то есть сохранением ограниченного доступа или эксклюзивных институтов. Ибо если нет ренты, то нет и средств поддержания лояльности и работоспособности режима. Поэтому получается, что рост экономики увеличивает риски для НП автократии, ибо появляющийся малый и средний бизнес сложно контролировать и кооптировать, он вполне может стать сильно независимым от инкумбента. Эту особенность патримониальных режимов заметил очень давно М.Вебер.
Социальная психология говорит о том, что изменить взгляды и ценности очень сложно (это заметил теперь и Д.Норт) и поэтому в переходных экономиках институты, привнесенные из развитых экономик работают совсем по другому или вообще не работают.
Посему возникает вопрос, не являются ли попытки найти пути роста экономики в переходных режимах без учета культуры, политический реалий и психологии заранее обреченными на неудачу? Может быть стоит попробовать мультидисциплинарный поход?
ksonin From: ksonin Date: Декабрь, 8, 2016 15:59 (UTC) (Ссылка)
Я про это писал несколько раз - в "Уроках экономики" была целая глава про теорию Норта.

А про культуру и т.п. - посмотрите страничку Жерара Ролана (ссылка есть в посте) - они с Тедом Мигелем сделали целый ряд исследований связи культуры и институтов, используя, кажется, генетические данные о древних людях.
volxb From: volxb Date: Декабрь, 8, 2016 19:30 (UTC) (Ссылка)
Спасибо за ответ. Все, что нашел у Вас о Д.Норте прочел, хотя и не до конца понял Ваше отношение к его позиции в контексте влияния институтов на "переходные экономики". Показалось, что оно скептическое.
Что касается Вашего предложения ознакомиться с работами уважаемых экономистов в области культуры и генетики, то я не очень понимаю (в генерализацию экономики верить не хочется), а почему бы экономистам не обратиться к профильным наукам - современной кросс-культурной и социальной психологии. Или таким социологам, как М.Вебер. Предположу, что в части изучения и знания культуры эти науки все же более сведущи. Тогда, возможно, и институты (взаимодействия людей в группах) стали бы более понятны. Также как и препятствия на пути "переходных экономик", которые грозят остаться таковыми очень надолго по причинам, "открыто" исследующимся другими науками.


Edited at 2016-12-08 19:32 (UTC)
ksonin From: ksonin Date: Декабрь, 8, 2016 20:00 (UTC) (Ссылка)
Вебер был сто лет назад. Его, я думаю, все в школе читали. Всё, что им написано про институты, сто раз учтено.
volxb From: volxb Date: Декабрь, 9, 2016 07:00 (UTC) (Ссылка)
Не согласен, история экономических реформ в России показывает обратное. Если, конечно, не считать, что целью было построение неопатримоналиального авторитаризма.
Maxim Ananyev From: Maxim Ananyev Date: Декабрь, 9, 2016 09:17 (UTC) (Ссылка)
Конечно, оно и было целью. Про это есть модель Асемоглу-Робинсона :)
volxb From: volxb Date: Декабрь, 9, 2016 09:37 (UTC) (Ссылка)
Про "это" кроме модели Асемоглу-Робинсона пишут очень многие. Сдается мне, что и экономисты и юристы на "западный манер" выглядят несколько инородным телом в нашем традиционном обществе ("не прилипают"). Точно по Мизесу сначала идеи, потом экономика и право.
А я даже не уверен, что НП авторитаризм строился сознательно, - само сложилось. Элиты и народ ведь иного просто не знают и не умеют. Даже оппозиция. Матрица.
Maxim Ananyev From: Maxim Ananyev Date: Декабрь, 9, 2016 21:22 (UTC) (Ссылка)
Работа автора Henry Hale "Myth of Russian Authoritarianism" позволяет избавиться от впечатления что народ "иного не знает".
volxb From: volxb Date: Декабрь, 10, 2016 06:49 (UTC) (Ссылка)
Henry Hale прочел. Определенный индивидуализм россиян и поддержка демократических ценностей отмечается многими (хотя боюсь смысл этих понятий отличается от "западного"). Индивидуализм же может быть результатом аномии, а не веры в собственные силы. Авторитарные черты также все же присутствуют. Я ориентируюсь на Адорно, Э.Фромма, Хофстеде (https://geert-hofstede.com/russia.html), Альтмейера... Говоря о матрице я имел в виду сложившиеся в обществе стереотипы, конструкты, которые очень долго и тяжело разрушаются. И опять же нельзя забывать, что у россиян очень маленький и практически забытый опыт самоуправления. В Европе развитие шло с 16 века. В России обычное традиционное общество и нравы средневековой Европы (Хейзинга).
Кир Гришин From: Кир Гришин Date: Декабрь, 13, 2016 14:10 (UTC) (Ссылка)
volxb, недавно читал ленту в facebook одного юриста Александра Верещагина. Он как фанат, насколько я понял, дореволюционной России (Рос.имп. - РИ), анализируя исторические документы Англии и РИ 19 века и начала 20, приводит много подтверждений того, что наши предки тех времен не были уж такими приверженцами авторитарной власти или мало чем напоминали жителей средневековой Европы. Даже с учетом некой возможной его тенденциозности и приукрашивании дореволюционной России пропадает впечатление о традиционной для русского народа матрице авторитаризма
volxb From: volxb Date: Декабрь, 13, 2016 14:24 (UTC) (Ссылка)
Согласен, до революции 17 года определенный либерализм был свойственен россиянам, самодержавие под влиянием развития капитализма постепенно перерождалось в конституционную монархию. Это был путь, который проходила Европа в 16-17 веках. Но большевистский переворот откинул Россию далеко назад.
Говоря о матрице я утрировал, конечно, но в социальной психологии есть понятие традиционных обществ, ментальность которых меняется довольно медленно. Особенно, если патернализм выгоден господствующей элите для удержания власти.
"Матрица" для меня еще и в оппозиции, которая не дозрела для оппонирования режиму. Она просто не знает и не желает понимать пресловутое "большинство". Господствующая элита гораздо лучше разбирается в "народе" и играет на нужных струнах.
public_enemi From: public_enemi Date: Май, 14, 2017 15:50 (UTC) (Ссылка)

Re: Экономика №1 после социологии...?)

инкумбентная рента-ну надо же.А не пробовали так-передают по наследству.И кому передавать,а?Партии и правительству или детЯм?
При социализме,не путать с большевизмом,государство всё разрастается и ему не хочется иметь дело с миллионами мелких бизнесов,ибо чем больше,тем бОльшая неопределённость,гораздо удобнее иметь дело с крупными монополиями.Мелочь давят налогами и регуляциями,которые большим дядям легко обходить или которые им ничего не стОят.В крупной корпорации есть отдел,который за всеми регуляциями следит и новые только в папочки подшивает,а мелочи это головная боль,это новые накладные расходы.Пример-кто был спонсором закона о введении налога с продаж на инете?Амазон
From: severo53 Date: Декабрь, 9, 2016 18:54 (UTC) (Ссылка)

От антиимпериализма к антикапитализму

КарЭ
Константин, конечно, Вы - большой учёный.
Хотелось бы проще и ближе к практическим выводам.
Как сказал Эйнштейн: "Упрощай всё насколько возможно, но не более того".
Поэтому пробую проще.
"...При капитализме (читай империализме) развитие частной собственности, то есть отчуждение производительных сил (принявших форму господствующих над индивидами и независимых от их воли производственных отношений) достигло своей вершины. Маркс и Энгельс полагали, что сложившийся и созревший комплекс противоречий «отчуждённого труда» должен диалектически разрешаться в социальных революциях, которые должны «упразднить» частную собственность и положить начало её уничтожению.
«Присвоение всей совокупности производительных сил объединившимися индивидами уничтожает частную собственность.» ( ).
Маркс оставил нам и ключ к последовательности этапов этой работы. В рукописях 1844 года содержится гениальная догадка о том, что «…снятие самоотчуждения проходит тот же путь, что и самоотчуждение.» ( ) То есть уничтожение - суть последовательное снятие отчуждения или, по-другому, присвоение, освоение всех этих производительных сил..." И так далее.
Отсюда следуют выводы. Наметившиеся в мире процессы, когда глобальный капитал начал давать трещины, а национальные финансово-промышленные элиты начинают постепенно просыпаться, говорят о следующем. О том, что процесс отчуждения возможно скоро пойдёт вспять или уже идёт. Но поскольку этот процесс находится на более высшей эволюционной ступени, то это будет не переход от империализма к капитализму, а от "антиимпериализма" - к "антикапитализму". И так далее. По-моему, это и проще, и понятнее.
24 мнений // Ваше мнение?