?

Log in

No account? Create an account
Записи Френдолента Календарь Инфо Вперёд Вперёд
Или в пробирке как в саду вырастить новую еду! - ДНЕВНИК ЭКОНОМИСТА
ksonin
ksonin
Или в пробирке как в саду вырастить новую еду!


Филипп Агийон: инвестиции или инновации?

20 декабря 2002 года Филипп Агийон, профессор Гарвардского университета и один из ведущих специалистов в мире по теории роста, выступил на конференции, посвященной 10-летию Российской экономической школы. В докладе содержались теоретические и эмпирические результаты его последних работ, а также была сделана попытка предложить и обосновать некоторые рекомендации для России. Здесь содержится очень краткий обзор основной научной идеи доклада и выводов, краткий комментарий и ссылки на соответствующие научные статьи.

Главная идея

В экономике Агийона рост определяется двумя основными факторами: близостью экономики к технологическому фронту и способностью агентов к инновационной деятельности. Чем ближе экономика к технологическому фронту (грубо говоря, к технологическому уровню США), тем важнее инновации по сравнению с заимствованием технологий. Этот подход позволяет одновременно учитывать и теорию Гершенкрона (преимущества позднего развития), и современные теории эндогенного роста, опирающиеся на неубывающую отдачу от масштаба в инновационной деятельности. Другое (очень важное!) преимущество этого подхода состоит в том, что экономики изначально не разделяются на развитые, развивающиеся, переходные, и т.п.

Если экономика находится далеко от технологического фронта, основную роль играют инвестиции – большие и длинные проекты (примеры успеха – Япония, Южная Корея). По мере приближения к фронту всю большую роль играют небольшие проекты, успех которых связан с инновациями. В этой ситуации основным фактором становится наличие большого числа высококвалифицированных менеджеров. Перед развивающейся экономикой стоят две опасности: во-первых, слишком рано попытаться перейти от “инвестиционного” роста к “инновационному” - то есть слишком рано отказаться от защиты новых отраслей; во-вторых – не перейти вообще – попасть в “ловушку” (в которой слишком много инвестируется в традиционные, долгосрочные проекты и слишком мало – в новые). Ловушка тем вероятнее, чем больше проблемы с ограничением ликвидности и отсутствием конкуренции. От опасности слишком быстрого перехода к инновационной стадии могут помочь масштабные государственные инвестиции (вполне по Гершенкрону).

Эффективность двух составляющих роста (заимствования и инноваций) на уровне страны определяется институтами. (Агийон считает, в частности, что важнейшую роль для способности страны заимствовать инновации играет среднее образование, а для способности разрабатывать новые технологии – высшее. Агийон рекомендует России вкладывать деньги в высшее образование. Современная Россия – особый случай – не надо строить образование с нуля.) В чем проблема с институтами – для инвестиционной и инновационной стадий развития нужны разные институты – и есть очень много причин, по которым их смена затруднена. Например, протекционистские меры, которые рекомендуются странам, находящимся далеко от технологического фронта, становятся препятствием для инноваций, а устранить их политически трудно.

Микрооснования

Теория Агийона базируется на двух основных микро-предположениях: (1) более опытные менеджеры/фирмы более продуктивны, при прочих равных – в условиях возможного морального риска более опытные менеджеры реже сталкиваются с ограничениями ликвидности (то есть кредиты выдаются тем, у кого есть большой опыт работы); (2) менеджерские способности (квалификация) имеют маленькое значение, если фирма занимается заимствованием технологий и большое, если – разработкой новых. Соответственно, в инновационной экономике большую роль играет отбор – менеджеры, которые плохо себя проявили, выбывают из игры, в инвестиционной - отбора нет, потому что ценится опыт.

На уровне фирмы приближение к технологическому фронту выглядит так: в вертикально-интегрированных компаниях менеджеры перегружены – из-за сложной организационной структуры, что затрудняет инновации – но не традиционные проекты. С другой стороны, выделение заданий для внешнего исполнения создает проблемы контроля за распределением ренты (hold-up в теории контрактов). Таким образом, далеко от технологического фронта – вертикальная интеграция полезна, близко – все больше мешает.

Способность фирм к инновационной деятельности зависит также от конкуренции на рынке конечного продукта. Стандартная теория предсказывает, что чем выше конкуренция, тем меньше стимулов для инновации (из-за излишней конкуренции на рынке конечного продукта), но это противоречит эмпирическим данным (приводившемся в лекции для Великобритании и Индии).

О чем не было сказано ни слова

Прежде всего – о связи неравенства и роста. На эти темы написаны десятки важных статей (см. некоторые ссылки ниже), в том числе у самого Агийона; тем не менее опыт России принес новое понимание некоторых механизмов взаимного влияния неравенства и роста. В частности, в условиях экстремального неравенства богатые оказываются слишком политически сильными – они изменяют существующие институты таким образом, что ресурсы (богатство) перераспределяются в их пользу. Шлейфер с соавторами (например, Glaeser, Sheinkman, Shleifer, 2003) считают, что США после индустриальной революции – прекрасный, наряду с современной Россией, пример подчинения институтов (прежде всего институтов защиты прав собственности – например, судов) интересам узкой группы очень богатых предпринимателей. У меня есть работа (Sonin, 2003), в которой изложена следующая теория: когда государство не защищает права собственности, агенты вынуждены инвестировать часть своих ресурсов в защиту прав собственности – перераспределительную (то есть непроизводительную) деятельность. Поскольку у богатых есть преимущество (и в создании частного охранного агентства, и в установлении связей с чиновниками есть отдача от масштаба), у них нет стимулов лоббировать создание хороших государственных институтов. Соответственно, нет спроса на защиту прав собственности – на хорошие институты.

Большинство российских экономистов-практиков – например – Егор Гайдар, говоря об экономической политике, автоматически включают в рассмотрение политическую сторону вопроса. (Теория политической стороны – применительно к переходным экономике содержится в книге Roland, 2001). Например, для Агийона поддержка высшего образования – это прежде всего государственные инвестиции. Для других поддержка высшего образования (в части экономической науки) – это прежде всего условия для развития новых вузов (возможно, и государственных). А вот масштабные государственные инвестиции в образование будут наверняка без следа поглощены существующими монстрами, а в самом лучшем случае будут потрачены на сопротивление “креативному разрушению”.

Что еще почитать

Лекция профессора Агийона в Российской экономической школе основывается на трех новых работах - Acemoglu, Aghion, Zilibotti (2002) Distance to Frontier, Selection, and, Economic Growth; (2002) Vertical Integration and Distance to Frontier; Aghion, Bloom, Richard Blundell, Griffith, Howitt, (2002) Competition and Innovation: An Inverted URelationship. При этом отправной точкой является книга Агийон-Ховитт (Aghion, P., Howitt, P. Endogenous Growth Theory, McGraw Hill, 2000), в которой изложены базовые модели современного экономического роста. В отличие от другого стандартного учебника – Барро и Сала-и-Мартина, в Агийоне-Ховитте есть единая связующая мысль: идея “креативного разрушения” Шумпетера. У Асемоглу, соавтора Агийона, есть новые близкие работы: Acemoglu, Robinson (2000, 2002), которые связывают политические институты, начальные условия, и экономическое развитие в долгосрочной перспективе.

О связи неравенства и роста было написано много работ в середине 90х (начиная с Persson, Tabellini, 1994, Alesina, Rodrik, 1994); хороший обзор этой литературы, включающей политическую экономику роста, есть, например, в работе Benabou (1996), в книгах Агийона-Ховитта и Перссона-Табеллини. Самая новая работа Агийона - Technological Change, Institutions and the Dynamics of Inequality, Econometrica (2002). Общий институциональный подход к теме “технологический прогресс – спрос на институты – политика” намечен в Glaeser, Sheinkman, Shleifer (2003) Injustice of Inequality.

Литература об институтах и институциональных ловушках необъятна, но я бы выделил следующие: Murphy, Shleifer, Vishny (1992) Industrialization and the Big Push (первая явная схема ловушек), (1993) Why Is Rent-Seeking So Costly to Growth? (преобладание борцов за ренту делает производство невыгодным и так самоподдерживается), (1994) Allocation of Talent: Implications for Growth (в развивающихся странах наиболее талантливые идут в государственный=перераспределительный сектор экономики); Sonin (2003) Why the Rich May Favor Poor Protection of Property Rights (богатые голосуют за институты, подавляющие рост, потому что научились извлекать пользу из плохих институтов); Полтерович (2000) (общая теория институциональных ловушек).
Ваше мнение?