?

Log in

No account? Create an account
Записи Френдолента Календарь Инфо Назад Назад
ДНЕВНИК ЭКОНОМИСТА
Готовлюсь к лекции про аукционы для школьников в Летней экономической школе. Смотрю, какие слайды остались от первых лекций про аукционы, которые я читал двадцать лет назад - когда читал свои первые популярные и учебные лекции.

Аукционы - очень удачная тема для одной лекции или короткого курса. С одной стороны - это ядро, центральная часть современной (последних сорок лет) экономической теории. Все ключевые понятия экономической науки, связанные с информацией - правильные стимулы, связанные с ними ограничения, информационная рента, полные и неполные контракты - прекрасно иллюстрируются в рассказе о самых простых аукционах. Дизайн экономических механизмов - это просто чуть более общая задача; дизайн рынков, что финансовых, что товарных, использует аукционы как кирпичики в постройки.

И, одновременно, это очень просто. Двадцать лет назад я на курсах повышения квалификации для учителей микро это показывал, а с тех пор и школьникам рассказывал тысячу раз, и в лектории Политехнического музея, и олимпиадникам на сборах, и где угодно. Ты начинаешь с двух видов аукционов - английского (когда цена повышается) и первой цены (когда ставки в конвертах) - и сразу видно, насколько разные стратегии должны использовать участники, и насколько по разному они используют ту информацию про объект, за который торгуются...

Конечно, там есть и подводные камни и в популярном рассказе нужно вовремя затормозить. Я вот не знаю элементарного доказательства того, что, если оценки объекта участниками распределены независимо (и невырождено), то ожидаемый доход не зависит от формата аукциона. Это, наверное, самый важный результат экономической теории последних десятилетий - потому что если понимаешь, как в нём всё устроено, то понимаешь и информационную ренту и оптимальные механизмы.

Серьёзное обновление по сравнению с давними слайдами - это всевозможные "двусторонние" аукционы, которые в ХХI веке быстро распространились. Не только при продаже радиоспектра - об этом и двадцать лет назад много говорилось, а во всех этих Uber и Airbnb, вышедших из eBay. Там практика другая, но экономическая теория примерно та же самая - или, точнее, те же самые элементарные аукционы являются строительными кирпичиками в простых моделях двусторонних рынков.
5 мнений // Ваше мнение?
Экономисты с опытом правильно вспоминают события двадцатилетней давности, "азиатский кризис" 1997 года. Трясло в итоге все мировые рынки, но началось в всё с одной страны, любимицы инвесторов, быстрый рост в которой был связан с постоянным ростом иностранных инвестиций.

В 1997-ом году это были Таиланд и Южная Корея, в 2018-ом - Турция. И таиландские, и южнокорейские власти, в ответ на резкое падение валюты и мгновенное изменение отношения иностранных инвесторов, решительно взяли огромные (беспрецендентный, в случае Кореи, по историческим меркам) займ у МВФ, стабилизировали валюты и выровняли экономику. У Кореи рост восстановился через год, у Таиланда - через три.

В Турции, похоже, всё движется по другому пути. Президент Эрдоган, который пятнадцать лет быстро развития конвертировал в консолидацию личной власти, уверенно движется по стандартному маршруту диктаторов из развивающихся стран. Десять лет роста, популярность, постепенная отмена "сдержек и противовесов", консолидация власти, стагнация, потери всего, что было набрано в первое десятилетие и т.п. Конечно, в этой второй стадии виновата всегда "Америка" (в кавычках, потому что в XIX веке виновата была "Британия", а в XXI будет, возможно, "Китай"). Какой-то внешний враг.

Чтобы удерживаться у власти, Эрдогану уже недостаточно увольнять скопом генералов, сажать в тюрьму оппонентов, разгонять газеты и университеты. Сейчас он устроит "войну с Америкой", для внутреннего употребления. Хотя ни Америка, ни кто другой не виноваты в том, что у президента Турции пещерные взгляды на денежную политику и что он назначил своего зятя ответственным за эту денежную политику. Инвесторам всё равно, какие отношения у Эрдогана с США и с долларом - они интересуются прибылью от своих инвестиций. Некомпетентная денежная политика - сигнал инвесторам, что пора на выход.

А компетентную денежную политику Эрдоган проводить не может - потому что тогда лопнет пузырь на строительном рынке, который только и поддерживает рост турецкой экономики в последние годы. Чтобы восстановить здоровье турецкой экономики, надо жертвовать своей политической популярностью, а на это мало кто способен. А пока турецкая лира падает, весь мир трясёт.
27 мнений // Ваше мнение?
Поздравляю коллег из Европейского университета с возвращением лицензии... Я и колонки про них писал, и научную экспертизу, и заявления Совета по науке при Минобрнауки - и это всё не зря было. В той бочке мёда, которая перевесила ложку дёгтя, была и моя капля мёда.

Это всё тяжело, потому что не мне одному, а всем моим знакомым - учёным, университетским администраторам, чиновникам - приходилось тратить драгоценное время и силы на то, чтобы отстоять то, что не должно было подвергаться сомнению. Я-то что, были люди, которые годы потратили...

Но по-другому это и быть не может - нет никакой возможности защитить что-то хорошее - возможность заниматься настоящей наукой, создавать новое знание, преподавать современные курсы - раз и навсегда. Это можно защищать только так - тратя силы, время, талант на защиту, каждый день, из года в год.
2 мнений // Ваше мнение?
Одно из глубочайших заблуждений, которую мои сверстники выучили в школе - это то, что экономика (что бы это ни было) - первично, а политика - вторично. Конечно, в жизни всё равно наоборот и ничего фундаментальнее политических закономерностей нет. Экономические отношения, наоборот, подстраиваются.

В Нью-Йорке политика победила Убер. К этому давно шло, но тут всё кончается - вводят минимальную зарплату для таксистов - вот обозреватель NYT переживают о том, что она низка... Что, мол, Убер провалился, потому что не сделал жизнь таксистов лучше. В порочной логике обозревателя минимальная зарплата сделает её лучше. Конечно, сделает лучше - тех, кто при этой плате и ограничениях, которые вводятся на количество такси в городе, останется на рынке. А также сделает хуже - тем, кто из-за этой минимальной зарплаты и ограничений с рынка вылетят... (Суммарно будет тоже хуже - те, кто потеряют, потеряют больше, чем приобретут те, кто приобретут, но да Бог с ним - это не совсем тривиально.)

Конечно, появление Убера (или Яндекс-такси, или любого аналогичного сервиса) улучшило жизнь людей - и таксистов, и пассажиров. Не всех - оно ухудшило заработки тех, кто был таксистом до, но суммарный выигрыш тех, кто выиграл, больше суммарного проигрыша тех, кто проиграл. "Пирог" стал больше. Больше денег стало делиться между теми же самыми людьми. (Не забудьте, считая выигрыш, посчитать тех, кто раньше на такси не ездил, а после появления Убера стал ездить - цены-то снизились.) И это не случай - выигрыш одного перевесил проигрыши многих - наоборот, выигрыш теперь достался большему количеству людей.

Экономика-то проста - введение Убера и убероподобных сервисов увеличивает эффективность и благосостояние. И политика проста - в политике преимущество всегда у монополий - они неэффективны, они убивают суммарный выигрыш, но он сконцентрирован и это даёт ему преимущество в политике. Политика отъедала у Убер-экономики кусок за куском и вот отъела.

И это везде. Помните мой "либертарианский лифт United" - про то, что овербукинг с выкупом увеличивает выигрыш всех - и того пассажира, который полетел, и того пассажира, который продал свой билет и остался ждать следующего рейста, и авиакомпании? Вот уже пошли разговоры про запрет овербукинга. Та же история - убить эффективность, сделать многим хуже, чтобы кто-то, политически сильный, получил кусок побольше.
122 мнений // Ваше мнение?
Экономист Игорь Николаев, внимательный комментатор экономической жизни в России, приводит несколько цифр, показывающих, что потребление продуктов питания россиянами за четыре года действия "контрсанкций" уменьшилось и ухудшилось. Хочу лишь добавить, что другого результата от контрсанкций быть не могло - от них обязательно бы выросли цены, ухудшилось качество продуктов и выросли бы прибыли владельцев фирм-импортозамещателей (в случае еды - владельцев агрохолдингов). Тот, кто этого не понимает, спорит не с экономикой, а с арифметикой для четвертого класса. (Да, да, я знаю, что всё равно найдутся люди - с арифметикой они готовы спорить с пеной у рта и даже не замечая, что спорят с арифметикой.)

Если бы за эти четыре года цены бы упали, а качество продуктов и их потребление выросло бы, то это было бы несмотря на "контрсанкции". То есть был бы какой-то посторонний положительный фактор, который перевесил бы негативные последствия контрсанкций. Так могло случиться - например, если бы это происходило на фоне роста производства. Но роста не была, была стагнация и падение реальных доходов - и это падение, наверное, внесло свой, не связанный с "контрсанкциями" вклад в падение потребления и ухудшение его качества. Этот "вклад" (в кавычках, потому что это отрицательная величина - минус потребления), не исключено, больше, чем "вклад" "контрсанкций" как таковых. Тем не менее - у контрсанкций и не могло не быть отрицательных последствий для потребления и уровня жизни.
32 мнений // Ваше мнение?
InLiberty выложил подкаст нашего "великого спора" с Александром Аузаном, деканом экономфака МГУ, на тему "колея или усилия"? 
2 мнений // Ваше мнение?
Logo
Не факты, а чувства

6 августа 2018 года

Торговая война между двумя крупнейшими мировыми экономиками стала реальностью. В пятницу китайское правительство объявило о готовности ввести тарифы (от 5 до 25%) на американский экспорт стоимостью $60 млрд. Это было ответом на сообщение, что президент Дональд Трамп рассматривает возможность введения тарифов (от 10 до 25%) на китайские товары стоимостью в $200 млрд.

Симметрично ответить на такой удар китайское правительство не может – американский экспорт в Китай не так велик, поэтому решено ответить тарифами на тот же процент экспорта. (Поскольку импорт из США в Китай – примерно треть китайского импорта в США, получается $60 млрд и $200 млрд.) Кроме того, китайский центробанк позволил собственной валюте, юаню, упасть еще сильнее (с апреля курс снизился почти на 10%), чтобы помочь своим экспортерам.

Кто выиграет в этой войне? Если говорить про страны в целом, т. е. учитывать интересы и граждан-потребителей, и тех, кто владеет фирмами, то, конечно, обе страны проиграют. Любой торговый барьер снижает уровень жизни граждан и производства. Не случайно десятилетия быстрого роста мировой экономики, принесшего нынешний уровень достатка и процветания, – это период неуклонного ослабления торговых барьеров, снижения тарифов и отмен ограничений.

Торговля с США – это то, на чем росла китайская экономика последние 40 лет, используя преимущество дешевой рабочей силы и возможности, которые предоставляло внедрение американских технологий. Торговля с Китаем – это то, что на протяжении двух последних десятилетий помогало повышать уровень жизни американцев, снижая инфляцию. Возведение торговых барьеров нанесет существенный ущерб жителям обеих стран.

Соображения против торговых войн очевидны. Ущерб всегда превышает выигрыш. Однако торговые войны случаются, потому что иногда выгоды узкой влиятельной группы в политическом смысле перевешивают. Например, российские продуктовые «контрсанкции» наносят серьезный урон гражданам, отнимая драгоценные рубли у самых незащищенных групп населения, но выгодны владельцам агропромышленных корпораций.

В американском случае (торговая война 2018 г. начата президентом Трампом) история другая. Конечно, владельцы сталелитейных фирм встречают трамповские тарифы шампанским и конфетти, но их влияния для начала широкомасштабной войны не хватило бы.

«Бенефициары» торговой войны, обещанной Трампом в ходе избирательной кампании, – это его избиратели из социальных групп, по которым сильнее всего ударили глобализация и технический прогресс последних десятилетий. «Бенефициары» в кавычках, потому что они, хотя этой войны и хотят, в итоге пострадают. Большая часть рабочих мест, которые были потеряны – в основном в промышленности, ликвидировалась не из-за торговли.

Примерно две трети потерь – это замещение рабочих новыми технологиями и перемещение рабочих мест внутри США. Они не вернутся из-за торговых барьеров, а цены вырастут. Однако, как это часто бывает с избирателями, в краткосрочной перспективе ключевую роль играют не факты, а чувства. В 2016 г. голоса обиженных на глобализацию избирателей сыграли решающую роль – и вот теперь президент Трамп, в полном соответствии со своими обещаниями, начал ненужную и невыгодную торговую войну.
Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"

Метки:

52 мнений // Ваше мнение?
Хайп про биткойн и ему подобные валюты потихоньку спал и, слава Богу. Хочу заметить, что среди профессиональных экономистов его никогда не наблюдалось. И то, что разные образовательные учреждения бросились предлагать курсы и научно-популярные лекции про блокчейн, было так себе. Конечно, научпоп движется интересом публики, но всё-таки это дело учёного – определять, о чём и что ему рассказывать тем, кто хочет его слушать.

В хайпе самом по себе нет ничего плохого. Наоборот. Собственно, даже в «пузырях», которыми сопровождаются хайпы, есть большая польза. Технологические «пузыри» - это совсем не то же самое, что «чистые» финансовые пирамиды. Когда лопнул интернет-пузырь конца 1990-х, множество людей потеряли деньги, и деньги огромные, но множество технологий, профинансированных этими инвестициями (в том числе и совершенно неокупившимися), остались и внесли вклад в развитие.

Спору нет, блокчейн – остроумная и замечательная технология и я уверен, у неё будет много интересных применений. Идея децентрализованного реестра – тем более, хотя энтузиасты пока часто путают теоретическую модель (и её практическое воплощение) и реальность. Например, блокчейн-технологии предлагается использовать для регистрации собственности – например, на недвижимость. Конечно, это было бы круто – разбить монополию тех структур, которые занимаются составлением реестров сейчас. Но при этом надо понимать, что ключевой элемент в регистрации собственности на дом – это что когда у тебя есть запись в реестре, что дом твой, то кто-то (полиция, частная охранная фирма) приходит и выкидывает того, кто занимает дом и смотрит за тем, чтобы тебя оттуда не выкинули. То есть реестр-то может быть совершенно децентрализованный, но «монополия на насилие», которое требуется для того, чтобы право собственности стало реальным, на практике по-прежнему нужна.

Но вот перспектива биткойна, эфериума и чего угодно, базирующегося на блокчейне в качестве валюты? Помимо финансирования разных мафиозных операций (а это не перспектива валюты и экономисту неинтересно) – не видно этой перспективы. Маркус Бруннемейер с соавтором только что выложили статью "Blockchain Economics" по этому поводу, очень сложную. Там даже «популярный» пересказ на VoxEU толком не перескажешь. Нужно понимать разница между статическим и динамическим контрактом, но суть в том, что невозможно в конечном счёте быть биткойном, если нет больших издержек на его производство, и нет шанса стать важной валютой, если есть эти большие издержки.

Вот Пол Кругман это очень внятно объясняет (пропуская всю часть про динамические контракты, на которые он, конечно, опирается). Вся мировая история денег – это история снижения издержек при осуществлении расчётов. (Пользуясь случаем – читайте «Восхождение денег» Нейла Фергюссона! Отличная первая книга по экономике.) Удобнее расплачиваться расписками на серебряные слитки, чем серебряными слитками, ещё удобнее расплачиваться купюрами. Это снижение издержек идёт за счёт централизации – мы уже давно не проверяем содержание серебра в слитке или платежеспособность того, кто написал расписку. Децентрализация, которую предлагают блокчейн-технологии – это десять шагов назад, потому что эта децентрализация – за счёт искусственного создания издержек при расчёта. Вот этот весь «майнинг», на котором кто-то помешался. Экономически это просто издержки, предотвращающие фальсификации. Но это, и вправду, абсурд – что-то новое за счёт того, что оно стало намного более затратным?

Конечно, и Кругман это упоминает, хотя и косвенно - есть то, что может сделать биткойн валютой. Настоящей, реальной, которую будут использовать миллионы людей. Решение правительства принимать налоговые платежи в биткойнах. Да, это сделает биткойн валютой (а если будут принимать налоги в кедровых шишках, так и кедровые шишки), но в чём, извините, будет выигрыш? Это будет тогда просто переименование долларов, рублей, франков в биткойны. Зато можно будет отменить весь этот «майнинг» со всеми его мегаиздержками, потому что верификация валюты будет проходить в момент сбора налогов...
53 мнений // Ваше мнение?
Ключевая цифра к пониманию того, почему американский президент Трамп развязывает, при относительно небольшом противодействии республиканского большинства в Конгрессе, торговую войну с Китаем - 8%. Восемь процентов американского ВВП - это экспорт. Даже если американскую экономику полностью "закрыть" от мировой, это не будет слишком чувствительно в краткосрочной перспективе. А может, и в долгосрочной нечувствительно.

Конечно, когда ты вводишь тарифы на импорт, то наносишь удар по собственным потребителям. Владельцы фирм-импортозаместителей получают выгоду, но миллионы потребителей теряют деньги из-за увеличивающихся цен. Выгода владельцев суммарно меньше потерь во всей экономике, но зато намного больше в пересчёте на одного выигравшего - это фундаментальная причина всех "торговых войн". В данном случае войну, наносящую ущерб как раз тем, кто за него проголосовал, Трамп ведёт именно потому, что этот ущерб сравнительно невелик. Международная торговля для американской экономики - второстепенная вещь.

"Торговая война" уже вступила в асимметричную стадию. Трамп сейчас собирается сделать 25% тариф на 200 млрд. китайского импорта, а говорил и про весь китайский импорт (450 млрд. долларов). Китай, понятно, не может нанести ответный удар симметрично - потому что американский экспорт в Китай в три раза меньше. Уже на тариф на 200 млрд. ответить симметрично невозможно. Ответ, понятно, будет в финансовой сфере - либо с помошью дополнительных капитальных ограничений, либо с помощью обменного курса.

Курс юаня уже значительно упал в 2018 года. Отчасти сам по себе - торговая война сильнее угрожает Китаю, чем Америке. Курс юаня падает, потому что разговоры Трампа - плохие новости для китайской экономики. Отчасти, видимо, из-за действий китайского правительства - это как раз и есть "асимметричный ответ", раз симметрично ответить не получается. (Как всегда в случае с Китаем - плохо понятно, это они так стратегически задумали или это просто нестратегическая реакция.) Пока что американский избиратель этого не почувствовал. Например, китайцы хитро ввели тарифы против соевых продуктов - айовские фермеры это почувствуют - но безработица в Айова 2,5%, и, значит, пока Трамп может без оглядки вести свою "торговую войну".
80 мнений // Ваше мнение?
А что, есть те, кто читают меня именно в ЖЖ? Я последние месяцы больше пишу в Фейсбуке и даже колонки забывал выкладывать сюда.

UPD: Спасибо, понятно. Постараюсь дублировать все, кроме совсем коротких реплик, здесь.
102 мнений // Ваше мнение?
Сегодняшние данные о темпах роста американской экономики во 2-ом квартале (4.1% в год) - очень хорошие. Можно сказать, чудовищно хорошие. Для развитой, богатой экономики в той фазе, в которой находится американская - с рекордно низкой безработицей, на десятый год устойчивого роста - это исключительно хорошие цифры.

Одним из очевидных последствий является то, что шансы президента Трампа, непопулярного с самого начала и живущего от скандала к скандалу, каждый из которых мог бы похоронить другого политика, на переизбрание в 2020-м году остаются примерно 50/50.

Очень высокие темпы роста - результат нескольких факторов. Во-первых, "фискального стимула" - снижение налогов, проведённое в конце прошлого года, в сочетании с увеличением расходов - это как стероиды для наращивания мышц. Когда налоги на прибыль корпораций ниже, у владельцев больше денег на инвестиции. За увеличившийся бюджетный дефицит придётся когда-то платить, но, как показывают финансовые рынки - когда-то потом; дефицит увеличился скачком, а ставки, по которым правительство может брать взаймы, почти не выросли.

Второй фактор - отмена многочисленных регулирований, введённых администрацией Обамы. Обычно про регулирование - стандарты в отношении загрязнения окружающей среды, стандарты в области трудовых отношений и т.п. - думают как про институты, но в краткосрочном плане отмена стандартов - это ещё один "фискальный стимул". Раньше фирме нужно было тратить больше денег на соблюдение более высоких стандартов, а если отменены - это как будто владелец получил грант (в размере расходов, которые он теперь не должен нести). То есть больше прибыль и можно больше инвестировать.

Третий фактор - это "виртуальная торговая война", которую ведёт (как и обещал в ходе избирательной кампании) президент Трамп. "Виртуальная", потому что "выстрелов" пока гораздо меньше, чем разговоров. Например, объявленнные тарифы против стран Евросоюза оказались пшиком - они, похоже, отменяются, ещё не начав действовать. Торговая война с Китаем началась, но реальный масштаб пока меньше, чем цифры, мелькающие в воздухе. А вот реальным последствием всей этой словесной войны стало то, что во втором квартале - до введения тарифов (которые, может, в итоге и не введут) - резко вырос экспорт некоторых видов продукции. То есть объявление о будущей войны стало ещё одним стимулом. Тоже, конечно, стероидного, одноразового типа.

Эти три фактора - как минимум два (первый и второй) из которых "рукотворные" - вряд ли бы привели к такому быстрому росту экономики, если бы не всплеск уверенности американских бизнесменов и потребителей в завтрашнем дне, последовавший за избранием Трампа. Стимул стимулом, но если предприниматели не верят в возможность больше заработать, инвестируя, то роста не будет.
210 мнений // Ваше мнение?
Две летних истории про самолёты, из далекого детства. Ехал тут на электричке мимо аэродрома и вспомнил.

Первая история такая. Несколько лет назад была такая волна - задавать десять фактиков-вопросов "правда/неправда" про себя. Я так свои десять фактов не выложил, но один из них выглядел так: "У меня на переносице есть шрам от самолетного крыла." Это - правда, а шрам, через тридцать лет уже не очень заметный, виден и справа над глазом, и на веке. А самолет, тот самый, есть на фотографии. Кажется, Як-1-2-3, я не специалист. Боевой самолет из Второй мировой. [UPD: Знающие люди опознают Миг-19, чуть более поздний военный самолёт. Реактивный!]

Вторая история про самолеты тоже тридцатилетней давности. На следующий день после выпускного в школе мы большой - человек тридцать - компанией поехали в Полушкино, на берег быстрой и чистой домосковской Москва-реки. (Для нового поколения: в СССР не было кафе и ресторанов в современном смысле, так что это стандартно, что праздник был в палатках и у костра.) Примерно каждому родители дали бутылку вина и примерно две трети тогда не пили, так что тем, кто уже начал пить, в первое утро было сложно.

Так вот, вываливаемся мы с утра, часа в два, на берег реки и вдруг видим, что над рекой низко-низко летит самолет, на котором стоит еще один самолет. Первая моя мысль была именно о вреде пьянства, о котором я слышал (уже три года по стране шла, как Мамай, "антиалкогольная кампания") и у моих одноклассников, похоже, тоже мелькнула та же мысль. Или про перегрев - воздух над рекой слегка держал от жары. А что бы вы подумали? Самолет на самолете! Только максима папы из Простоквашино о том, что вместе болеют гриппом, а с ума сходят поодиночке, позволяла сохранять спокойствие. Все, кто был на берегу, видел это чудо.

Нынешний школьник, увидевший такой непонятный летающий объект, немедленно загуглил бы "что это летит над лесом близ деревни Полушкино?", но поисковиков тогда не было. (До первых емейлов моих знакомых оставалось три долгих года.) Но рыться в оперативной памяти можно было и тогда, так что мы сообразили - видели что-то в новостях. Это была Мрия, самый большой самолет в мире, с Бураном, советским многоразовым космическим кораблем, летевшая на военный аэродром в соседней Кубинке с международного салона Ле Бурже, где они были главной сенсацией 1989 года.
Ваше мнение?
Logo

Футбол без ненависти

9 июля 2018 года

В XXI веке футбольные матчи между национальными сборными перестали быть «сублимацией войны». 40–50 лет назад игры между англичанами и немцами вызывали сравнения с событиями Второй мировой. 30 лет назад победа голландцев над теми же немцами в полуфинале чемпионата Европы казалась кому-то реваншем за поражение в той войне. (Нейтральные Нидерланды были оккупированы Германией.) Этого больше нет. Отдельные высказывания, в которых футбольные результаты привязываются к военной истории, выглядят нелепо. Для подавляющего большинства тех, кто смотрит футбол, эти сравнения не просто неуместны – они не связаны с реальностью. Болея за наших, мы ждем не реванша за лето 1941 г., падение Севастополя, захват Москвы или Пскова, а просто победы над сильными сборными – Германии, Англии, Франции или Польши. Субботнее поражение от Хорватии в четвертьфинале не становится горче из-за каких-то посторонних, исторических аллюзий. Если после такой замечательной игры и есть горечь, то только от того, что победа – в честной и справедливой игре – была так близка.

В этом нет российской специфики – во всем мире матчи сборных перестали восприниматься как маленькие войны. Отчасти это связано с тем, что последняя большая война была очень давно – тех, кто ее помнит, уже совсем мало. Главные национальные вызовы сегодня не связаны с военными угрозами, а главные успехи – с военными победами. Отчасти новое восприятие связано с глобализацией мирового футбола. Как могут сохранять ненависть болельщики разных стран, если лучшие игроки их сборных выступают за одни и те же клубы? Сотни миллионов людей по всему миру связаны любовью к «Барселоне», «Реалу», «Интеру», «Баварии», «Челси». Неудивительно, что болельщики сборных-соперников вместе гуляли по улицам российских городов во время чемпионата мира и мирно сидели на трибунах – с одним и тем же пивом, «Кока-колой» и тульскими пряниками в руках.

Отчасти «мирному тренду» помогает коммерциализация – футбол в наши дни невероятно прибылен, а войны, даже самые локальные и мирные, разрушают единый рынок и снижают доходы. И клубам, и сборным невыгодно, чтобы на стадион приходили те, кто может подраться с болельщиками другой команды, – такие люди и сами платят мало, и тех, кто приходит с семьями, отпугивают.

В 1945 г. Джордж Оруэлл, гениальный английский писатель и эссеист, один из литературных титанов ХХ века, назвал спорт, в колонке по поводу тура московского «Динамо» по Великобритании, «войной без стрельбы». Оруэллу показалось, что спортивные состязания не могут сблизить нации, а спортивный дух только разделяет людей. Спорт второй половины ХХ в. поставил эти тезисы под сомнение – футбол Пеле, Беккенбауэра, Кройфа, Марадоны создавал общемировое пространство. А футбол XXI в. так и просто Оруэлла опроверг – можно с замиранием сердца следить за усилиями твоей сборной и никого при этом не ненавидеть.

Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"

Дополнительные материалы:

Эссе Оруэлла 1945 года

Удачная шутка журнала "Россия в глобальной политике на острую тему
6 мнений // Ваше мнение?
Про футбол, но не про чемпионат мира. Про вечные ценности, но ценности личные.

Очередной июнь, очередной Кубок РЭШ по футболу. После трёх чемпионств за четыре года, включая прошлый год, наша команда NES Champions заняла второе место. Во втором тайме финального матча мы вели 2:0, но пропустили два гола и проиграли по пенальти. Эти два гола были первыми пропущенными во всём турнире! - предыдущие пять матчей закончились 4:0, 5:0, 1:0 в группе, 3:0 (1/4), 2:0 (1/2). Вронский вот тоже расслабился в подобной ситуации...

Конечно, я играю неглавную роль в нашей команде - все-таки многие участники турнира родились после того, как я забил свой первый гол в турнирах РЭШ (осенью 1995 года - тогда это был просто матч студентов-магистров против сборной преподавателей). В команде победителей были такие! Но я забил и в этом году два гола - один из них важный - в матче, который закончился 1:0. Получил мяч от Кости Гурьева, лучшего футболиста в истории РЭШ и лучшего бомбардира турнира пятый год подряд, проскочил мимо защитника и ударил мимо вратаря. Как раз из бакалавров, которые ещё не родились двадцать лет назад...

А в финале не повезло. Я и так играл с заморозкой уже две игры, а тут ещё один из лучших защитников получил травму. Пока мы разбирались как встать, счёт сравнялся. В серии пенальти я в этот раз не бил - потому что ушибленная нога просто отваливалась.Но соперники по делу выиграли - новые юные (один из них школьником смотрел мой курс по микро на Курсере...) чемпионы продемонстрировали чемпионский характер. Так что все хорошо. Вечные, говорю же, ценности.
2 мнений // Ваше мнение?
Эта колонка была изначально написана после того, как я прочёл сообщение, что очередные «казаки» собираются следить за тем, чтобы однополые пары не держались за руки и т.п. Честно говоря, я уверен, что никакого произвола и дискриминации на чемпионате мира не допустят, но это всё равно важно.

Logo
Чемпионат мира по борьбе с дискриминацией

14 июня 2018 года

Чемпионат мира по футболу – это не просто спортивное соревнование. Это возможность для миллионов людей прикоснуться к мировой цивилизации – себя показать и других посмотреть. Для России чемпионат мира – шанс стать чуть более толерантным, недискриминационным обществом.

Надо понимать, что в гомофобии, в дискриминации женщин и меньшинств нет ничего, кроме отсталости. Что в российской, что в любой другой. Общество развивается в разных странах по-разному, и отставание в одних вопросах не означает «отставания во всем». Скажем, именно в России впервые в мировой истории были проведены национальные выборы, в которых все взрослые граждане получили право голоса. Крепостное право было ликвидировано поздно по европейским меркам, но раньше, чем рабство в Америке. Хотя в XX в. у нас происходили ужасающие этнические чистки, во второй половине века этнической дискриминации было куда меньше, чем в тех же США. Последний раз бывшего премьер-министра у нас казнили в 1938 г., а во Франции – в 1945 г. Россия бывала мировым лидером и в литературе.

В отношении к гомосексуализму наша задержка – примерно 20 лет. Английские законы о «принудительном лечении», варварские по современным меркам, были отменены только в 1967 г. (а гомосексуальный секс втроем так и вообще оставался криминальным до 2000 г.). В нашей стране уголовная ответственность за мужской гомосексуализм была отменена только в 1991 г. В США четверть века назад прогрессивным делом была политика «не спрашивай, не говори» – т. е. запрет на дискриминацию гомосексуалов в армии, если они не заявляют открыто о своей гомосексуальности. У нас пока такие запреты существуют только в виде общих запретов на дискриминацию, но практической борьбы с дискриминацией не ведется.

Надо понимать, что 20-летнее отставание – это не страшно. Важно, чтобы движение было в правильную сторону. (Именно потому принятие гомофобского закона, запрещающего «пропаганду гомосексуализма», вызвало столь негативную реакцию в мире – это было маленькое отступление по сравнению с десятилетиями прогресса, но тем не менее отступление.) В России на 40 лет позже появилась первая фабрика туалетной бумаги (в 1968 г.). Первые московские небоскребы – сталинские высотки – появились на 30–40 лет позже нью-йоркских и чикагских образцов. С открытием границ в начале 1990-х процесс заимствования и переноса ускорился. Особенно быстро в области технологий: новые смартфоны появляются в Москве одновременно с мировыми столицами. Куда медленнее в отношении к гомосексуалистам.

У этого есть прямая экономическая подоплека. В нашей стране низкая производительность труда – на одного работающего приходится мало рабочего капитала. Или, иными словами, на одну единицу капитала приходится много работающих – т. е. человек дешев по сравнению со странами-лидерами. Это означает, что потери от разного вида дискриминаций – по сексуальности, по гендерному признаку, по этническим – у нас меньше, чем в более богатых странах. Потери меньше, и значит, можно дольше терпеть архаичные гомофобские законы.

Один из лозунгов мирового футбольного сообщества – «Нет дискриминации». Циник скажет, что основные игроки мирового футбола – телекомпании, спонсоры, владельцы клубов – не могут себе позволить дискриминацию. Человек, выключивший трансляцию из-за расистских или гомофобских лозунгов, болельщица, не пришедшая на стадион из-за того, что футбол – это «мужской спорт», читатель, не купивший журнал, потому что любимый футболист соответствует слишком стандартному образу (жена-модель, Bentley), – это потерянные деньги. И прекрасно! Прекрасно, если чье-то стремление к наживе делает тебя лучше.

Безупречно в цивилизационном отношении проведенный чемпионат мира по футболу – это шаг в правильную сторону. Маленький шаг, из которого складывается движение России вперед.

Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"
29 мнений // Ваше мнение?
Вчерашний разговор о футболе и политике на Эхе оказался живым, но мирным - у меня никогда не было такого мирного эфира с Евгенией Альбац. Сергей Бунтман, главный "домашний" эксперт Эха по футболу и Роберт Эдельман, профессор истории в UCSD, написавший монографию о московском "Спартаке" - люди и сами по себе спокойные, но главный фактор, конечно - это сам футбол.

В эфире Женя спросила про прогноз. Кто будет играть в полуфинале? Кто в финале? Прогноз будет, но у меня есть и некоторое обоснование.

Моя футбольная карта мира выглядит примерно так:

Есть "высшая категория" - три страны, у которых всегда сильные сборные. Они всегда являются претендентами на победу. Это Германия, Бразилия и Италия. Италии нет на этом чемпионате мира, но это случайность, не меняющая общее правило.

Есть "первая категория" - сборные, у которых периодически бывают "сильные поколения", когда лет на 5-10 появляется сразу несколько игроков мирового уровня. Это происходит каждые 15-20 лет, как раз соответствуя человеческим поколениям. Таких сборных около десяти: Аргентина, Франция, Испания, Уругвай, Голландия, Англия - первая половина десятки - и Португалия, Россия, Чехия, Венгрия, Швеция - вторая.

Конечно, границы этих категорий расплывчаты - я могу представить, что кто-то перенесёт Аргентину в "высшую", а Россию, Чехию или Венгрию - вычеркнет из "первой". Но суть проста - есть сборные, которые всегда претенденты, и есть сборные, которые претенденты, когда у них есть сильное поколение.

Вот часто можно увидеть мнение, что Англия победила один раз - из-за того, что проводила чемпионат дома. Но, хочу заметить, такого поколения как тогда - с Чарльтонами и Гривсом (что это должна была быть за команда, отправившая перед финалом в запас лучшего бомбардира в истории английского футбола?!) - у Англии больше никогда не было.

В соответствии с этой логикой, претенденты на победу на российском чемпионате мира - Германия, Бразилия и те из "первой категории", у которых есть "сильное поколение": Франция (про это нет сомнений), Аргентина (хотя в этом поколении непропорционально много форвардов - не из-за глобализации ли футбольного рынка?) и, с некоторыми оговорками, Испания ("великое поколение" ещё не до конца сошло) и Португалия.

К слову, эта же теория даёт нерадостный прогноз относительно нашей сборной: наши "пики" были в 1960-66, 1986-88, 2008 и, значит, мы сейчас ровно в нижней точке цикла.

Так что финал, который я предсказал в ответ на вопрос ведущей - Германия - Франция, а про полуфинал... Что ж, есть одно правило, которое частов выполняется уже лет сорок - в полуфиналах чемпионата мира есть "черная лошадка". Польша-82, Бельгия-86, Болгария-94, Хорватия-98, Турция-02, Уругвай-10 (Уругвай у меня включен в "первую категорию" за былые заслуги). Бельгия-18? И за это любим футбол - за шанс для "чёрных лошадок". За то, что он есть. И за то, что он, на самом деле, призрачный.
7 мнений // Ваше мнение?
Ближайший месяц я собираюсь писать в основном о футболе, если что. В Facebooke я чуть больше пишу - сюда я копирую длинные записи, а они вовсе не всегда длинные.

Вот, по итогам некоторых размышлений, 10 лучших голов на чемпионатах мира по моему мнению. Этих списков бесконечно много и, хотя некоторые голы встречаются чуть ли не во всех, никакого объективного мнения быть не может. Я пытался учесть два фактора – во-первых, красоту, а во-вторых, важность. Есть чудесные голы, забитые в групповом турнире – и нередко командами, которые дальше не прошли, но это, на мой взгляд, повод не включать их в список. Должно быть красиво, и должно быть важно.

В моём списке 10 нет порядка – то есть первые не ценнее последних и наоборот. Просто десять лучших голов чемпионата мира.

Гол Пеле шведам в финале-1958. Надо понимать – это шведы-фавориты, счет всего 2-1, а Пеле – семнадцать лет. И всё-таки он решается продемонстрировать удивительную технику. Старые голы выглядят чуть хуже, чем нынешние - они сняты с 1-2 камер, но настоящий ценитель сумеет представить гол и в другой перспективе.

Денис Бергкамп забил три или четыре из десяти самых красивых голов в истории футбола. Но этот гол аргентинцам – еще и на 90-й минуте, при равном счёте, в ¼ финала в 1998.

Диего Марадону надо бы гнать из всех рейтингов за жульничество, но гол в ворота англичан в ¼ в 1986 был прекрасен. Да и вообще – Марадона вытягивал в финалы такие команды, в которых Пеле и Месси, разрыдавшись на тренировке, не вышли бы на поле. Может, и гол Каниджи бразильцам в 1990-м сюда записать – сделал-то его Марадона...

Гол Робина Ван Перси испанцам, 2014. Касильяс в рамке, великие Пике и Рамос в защите. И это при счете 1:0 в пользу испанцев, когда еще неясно, что гегемония испанцев, обладателей невиданной последовательности титулов, оп, и кончилась.

Гол Эдера в ворота сборной СССР, 1982. Той же ногой, не давая опуститься! Лучший вратарь мира не шелохнулся. Там и первый год был раскрасавец, но это просто редкое мастерство. Да все голы боазильцев что в 1982-ом, что в 1986-ом (Жосимар!) были как на подбор – и это специальная память, что команды Теле Сантаны ничего не выиграли.

Гол Круиффа бразильцам, главным фаворитам тех лет, в 1974-ом. Может, покажется чуть невыразительным, но посмотрите повнимательнее как чётко развивается атака голландцев и как Круифф завершил атаку не головой, ногой.

В списке из десяти голов должен быть хотя бы один – мощным дальним ударом. Пусть будет Василий Рац, 1986, французам, действующим чемпионам Европы и будущим полуфиналистам. Ван Бронкхорст-2010, Сократес-1982 и оба гола Жосимара-1986 были не хуже, но гол Раца роднее…

Гол Карлоса Альберто в финале-70. Этот гол был неважен – счёт был уже 3:1 в пользу бразильцев и шансов у итальянцев не было. Но тут и команда удивительная, и комбинация блестящая. Почти как гол Блохина в финале Кубка кубков-86.

Ари Хаан поймал Дзино Дзоффа (как Буффон, только играл подольше), выведя голландцев в финал ЧМ-1978. (https://www.youtube.com/watch?v=FxVOCDGmnS0) "Финалистом" здесь будет замечательный гол Беланова бельгийцам в 1986. И вратарь Пфафф был отличный, и "девятка" идеальная и "Золотому мячу" Беланова это помогло, но - нет, наши тогда проиграли.

Клаус Фишер в дополнительное время эпического полуфинала-82. Ну сколько, в самом деле, можно говорить про красивый, но не значимый велосипед Негрете? А Фишер сравнивает счёт во второй половине дополнительного времени – и Германия выиграет по пенальти.
16 мнений // Ваше мнение?
Вчера РБК опубликовало большое расследование о работе спекулянтов на ЧМ 2018. Статья отличная, но основной экономический аспект борьбы со спекуляцией остался в тени. Можно подумать, что борьба со спекуляцией билетами - это в основном быстрое закрытие площадок с помощью исков и облавы на местах. Нет, основной метод борьбы со спекуляцией билетами, что в театре, что на футболе - это правильное выстраивание "градиента цен" при первичной продаже и нормальная организация "вторичного рынка". ФИФА сделала, при существующих "политических ограничениях", очень эффективный "ценник" - поэтому размах спекуляций не так велик.

Экономика борьбы со спекуляцией – это сложный предмет. Посмотрите давний (но прекрасный) обзор по теории аукционов или стандартный учебник – чтобы увидеть, сколько сложностей уже возникает при начальном размещении. Хороших рабочих моделей «аукцион + вторичный рынок со стратегическими игроками» пока не существует, это сложно. Тем не менее, есть два центральных, ключевых соображения в экономике спекуляций, которые, при правильном учёте, решают проблему в первом приближении.

Первое: для того, чтобы спекуляции были возможны, нужны, исходно, дешёвые или бесплатные билеты. Такие билеты, которые при рыночной продаже стоили бы существенно дороже. Я знаю, что неэкономисту это кажется неинтуитивным, но это так. Без субсидированных билетов спекуляции будут минимальными.

Второе: важно отсутствие ликвидного вторичного рынка. Если бы он был, маржа спекулянтов была бы слишком маленькой, чтобы рисковать. Соответственно, любая эффективная борьба со спекуляциями включает механизмы перепродажи для тех, кто билет купил, а потом хочет от него избавиться. Помните мой «либертарианский лифт» при обсуждении того, как авиакомпании продают больше билетов, чем мест в самолёте ? Вот та же самая экономика.

Но, главное, это именно первое – без «субсидий» массовых спекуляций не будет. Надо понимать, что «субсидированный» билет может быть по-прежнему дорогим. Например, если билет на финал для сотрудников корпоративных спонсоров ФИФА стоит 1000 долларов, а при аукционе он продавался бы за 3500, то этот тысячедолларовый билет – это «социальный», спонсированный билет. Принципиально - что есть билеты, которые спекулянт может получить в разы дешевле ожидаемой рыночной цены. То есть так или иначе субсидированные.

Я помню как в 2001 году разговорился с кассиром/администратором любимого театра, Театра Фоменко – потому что там нужно было приезжать в какой-то день месяца, стоять в живой очередь и это был единственный способ купить билеты. И я, впервые задумавшись, объяснил, насколько это неэффективно – конечно, человек, у которого есть деньги и который редко ходит в театр (то есть он готов заплатить относительно много, но не готов стоять несколько часов в живой очереди), должен иметь возможность купить билет «всегда». То есть должны быть места по 300, 500, 1000 долларов – как раз для таких людей. И правильный «градиент» будет таким, что вверху места всегда будут оставаться.

Администратор разумно сказал, что в таком случае в зале всегда будут пустые места. (В «Отраслевых рынка» Тироля сразу несколько моделей изящно иллюстрируют, почему это так.) Что плохо по другим соображениям. Правильно, поэтому нужно дополнить правильный градиент цен живой очередью на свободные места перед спектаклем – для тех, кто готов рискнуть не попасть за то, чтобы попасть бесплатно. Сейчас в театре Фоменко действует именно такая система – не потому, конечно, что я её объяснил администратору, а потому что это стандартная схема, опирающаяся на элементарную теорию отраслевых рынков и используемая, в разных вариациях, по всему миру. А вот то, что перед Большим театром по-прежнему есть спекулянты – поверьте, это означает, что где-то у кого-то есть доступ к «социальны» билетам.

Ещё одна такая же, в смысле экономической модели, история была у меня с РЖД. Одна крупная корпорация решила позвать меня в качестве выступающего на ПМЭФ. Решила в последний момент, видимо, заменить кого-то. И выяснилось, что билетов на «Сапсан» уже нет. Сотрудник мне сказал, что все решилось так – гендиректор корпорации позвонил Якунину (я в это не верю – надеюсь, заместитель позвонил заместителю) и они выделили билет из его «брони». Но это же бред – экономисту ясно, что это указывает на неэффективность ценника «Сапсана». Всегда должен быть такой «высший», «супербизнес» и т.п. класс, на который всегда есть билеты. (Тут проще чем с театром, потому что предельные издержки пустого места относительно низки.) Конечно, эта конкретная неэффективность неслучайна. То, что попадает в «бронь гендиректора» - это и есть «субсидия», она же разница между рыночной ценой и официальной, в неденежном эквиваленте.

То, что для спекуляций нужны бесплатные или дешёвые билеты, можно сказать по-другому. Спекулировать дорогими билетами рискованно. Представьте, что спекулянт ожидает, что цена билета на матч на чёрном рынке будет 5000 долларов. А самый дешёвый билет стоит 2000. Это большой, с учётом всех факторов, риск. А вот если цена билета на матч ожидается в 800 долларов, но есть «социальные» билеты по 20 (например, для каких-то категорий сотрудников), то это – гораздо более перспективный для спекулянтов бизнес.

Для чемпионата мира ФИФА сделала четыре категории билетов, выстроив довольно крутой «градиент цен». Именно поэтому «маржа», по сообщениям РБК, относительно невелика. К сожалению, по политическим соображениям (многие из которых вполне легитимны) раздаётся, как я понял, достаточно много субсидированных билетов и поэтому приходится задействовать юристов, полицию и другие службы, чтобы бороться со спекуляциями.
24 мнений // Ваше мнение?
Как можно удержаться от того, чтобы дать совет футбольному начальству? Чтобы сказали Смолову, чтобы получше бил, чтобы Самедов побыстрее бегал или чтобы тренера срочно поменяли... Трудно удержаться. И слава Богу, удерживаться не нужно. Футбол – это же как медицина, все разбираются. Есть такие предметы – разобраться сложно, а все разбираются. Вот у меня тоже есть совет. И в отличие от многих полезных советов, вполне выполнимый. Совет такой: нужно срочно назначить сборной крутого пресс-атташе. И не просто "человека, ответственного за связи с прессой", а фигуру, которая отвлечёт на себя значительную часть внимания. Снимет вот эту заботу - быть в центре горячего общественного внимания - с главного тренера.

У меня есть – только для примера! – несколько кандидатур. Например, Василий Уткин, единственный, на мой взгляд, футбольный журналист в стране, который мог, в лучшие дни, «менять дискурс». Даже больше – прямо менять ход нашей футбольной истории. Или Дмитрий Губерниев, «говорящая голова» российского биатлона. Это не важно, что биатлона, важно, что когда он говорит, зритель перестаёт обращать внимание на кто там куда попал. Или Тина Канделаки, руководитель Матч-ТВ, но, главное, популярный в прошлом телеведущий. Или Валерий Карпин, не только выдающийся футболист, но и мастерский коммуникатор.

Обратите внимание – эти все люди, звёзды эфира, глубоко, принципиально различные между собой. Но у них есть одна общая черта – каждый из них, став пресс-атташе сборной, станет «историей сам по себе». Граждане будут обсуждать не только сборную, но и пресс-атташе лично – как оделcя, как ответил репортёру, как перепутал Дзюбникова со Смолой и т.п.

Ещё раз – можно и другие варианты, но важно, чтобы бы был этот звёздный потенциал сам по себе. Чтобы послематчевая конференция была таким огневым событием, чтобы вопросы о тактике, счёте и не в том ли дело, что взяли Игнашевича, а не Глушакова, сами собой уходили на задний план. Чтобы на главного тренера и капитана команды, сидящих тут же, никто не обращал внимания. Ну представьте, пресс-аташе отвечает на этот вопрос: «Только идиот может поставить Глушакова вместо Игнашевича. Или гений! И я не знаю, о чём тут ещё можно говорить и давайте просто поговорим о том, что не о чем тут говорить. Просто идиот или просто гений.» Или «Пока ваши вопросы похожи на макароны. Сборной нет. Но я хочу ей сказать - вперёд, ребята!!!». Или «Игнашевский был вызван на сборы потому, что он суперпрофессионал. У Глушаева – тяжёлая травма». Или даже просто «И?» Чтобы после таких ответов попало бы в новости – ну неужели результат игры?

В нормальных обстоятельствах это качество – становиться «историей самой по себе» - анафема для пресс-атташе. Профнепригодность. В нормальных обстоятельствах роль пресс-атташе делать ровно наоборот: так, чтобы все говорили о герое, а не о тебе, оставаться в тени, направляя весь софитов на того, на кого работаешь. Но у нас тут принципиально другая ситуация – нужно ровно противоположное. Чтобы про героя, сборную, говорили поменьше, а про пресс-аташе – побольше. Пресс-атташе системы "сам себе чемпион мира и окрестностей» снимет напряжение вокруг сборной, тренера, футбольного начальства и даже начальства простого.

Disclaimer: Автор тридцать пять лет болеет за сборную России по футболу независимо от того, что и как она делает.
5 мнений // Ваше мнение?
Вот что определённо супер в отношении надвигающегося чемпионата мира по футболу – я ничего не жду от нашей сборной. Нет, я буду за неё переживать, ждать гола до последней минуты, ругаться, что Дзагоева удалили... Однако, и это определённо – я скажу «но этого не ожидал» только если они проиграют все три матча. Если будет одно очко – это уже будет «так и знал». Если выйдут из группы – для меня это будет праздник, «спасибо, не ожидал», «молодцы», обещаю.

В "Футболономике" Купера и Шиманского есть длинное обсуждение, с цифрами в руках, того, как англичане оценивают шансы своей сборной перед важными турнирами. Сильно завышают ожидания, коротко говоря. Вот и я решил вспомнить - чего там я лично ожидаю от наших перед чемпионатом мира.

Для меня история ожиданий перед чемпионатами мира началась за четыре долгих года до 1986-го, в 1982-ом. Родители практически не смотрели футбол и мне от того чемпионата достались только концовка Аргентина-Бразилия, когда удалили Марадону и Бразилия-Италия. Не худший, кстати, момент в истории футбола. А про нашу сборную я услышал в троллейбусе на утро после игры с Польшей – все говорили про Блохина – я почти ничего про футбол не знал, но знал, что наш лучший футболист делал что-то не так, но его не то что осуждали – все как будто удивлялись.

Потом я прочёл, что там было – для выхода в полуфинал нашей сборной нужна была победа над Польшей, но играла она так, как будто ей была нужна ничья. И Блохин, лучший футболист тех десятилетий, впервые попавший на чемпионат мира, сорвался – кричал на партнёров, пытаясь гнать их вперёд. Потом же я узнал, какой идиотизм творился в футбольном начальстве в те годы – на чемпионат мира поехали, в качестве старших тренеров, тренеры трёх ведущих клубов страны! Из них двое – самые, возможно, непримиримые футбольные противники 70-80-х. Один из них был назначен главным, но, говорят, после неудачного начала в группе, был, фактически понижен до равного с двумя другими. Не зря в очень смешной юмореске Хазанова тренера сборной СССР сначала меняли за 8 минут до конца решающего матча, а потом ещё раз – перед последним ударом в серии пенальти...

Перед чемпионатом мира 1986 года такого бардака не творилось, просто главного тренера, который вывел сборную на чемпионат мира, сняли с должности за месяц до начала турнира. Нет, не за три дня и не по ходу – за месяц. Начальство было, правда, в сложном положении – сборная играла уныло, на чемпионат мира вышла тяжело, а лучшая команда страна, киевское «Динамо» за пять дней до этого выиграло Кубок кубков, всего в третий раз в истории нашего футбола. И не просто выиграло – оно разгромило всех соперников по пути к финалу, включая, в самом финале, «Атлетико» Луиса Арагонеса. Невозможно было не назначить Лобановского, тренера киевлян, но у меня лично завышенных ожиданий не было – я думал, будет обычная наша сборная.

А сборная 1986-го года оказалась невероятным восторгом – её до сих пор вспоминают все, кто видели. Она играла не по-советски – всем нашим командам в 1980-е была свойственна осторожность, если не сказать трусость – поэтому отдельные отклонения, типа «Астон Вилла» - «Спартак» в Лондоне, казались чудом. И вот мексиканская сборная СССР была таким невероятным, атакующим, искрящимся чудом. Она и вылетела так, как вылетали в те годы Бразилия, Франция, Дания – случайно, красиво, трагически. Я впервые посмотрел голы бельгийцев через тридцать лет (матч показывали в записи и я не стал смотреть) - так это было красиво и трагично.

Впрочем, к осени 1986-го всё было учтено и «красная машина» с костяком из киевского «Динамо» и блестящими вкраплениями из «Спартака» и «Динамо» Минск проехала, за два года, по Франции, Англии, Италии и затормозила только перед Голландией Гуллита-Райкаарда-Ван Бастена (нет, это не стыдно), заняв второе место на чемпионате Европы. И вот после этого, один только раз в моей жизни, были завышенные ожидания перед чемпионатом мира в Италии. Один раз, когда можно было думать «полуфинал», «финал». И не получилось снова случайно и трагически – Марадона рукой вынес мяч из ворот, а судья не заметил,  наши сами абсурдно разыграли аргентинский штрафной, пока ждали свистка, Хидиятуллин сыграл рукой в метре от штрафной, а пенальти назначили, Дасаев, лучший вратать мира, вдруг пропустил в ближний угол... И всё равно был шанс, и всё держалось на волоске, но упало.

А через четыре года, в 1994-ом, ожидания уже были адекватными. Пять лучших игроков – из самого талантливого поколения между 1980-ми и 2000-ми - поругались с федерацией из-за денег и не поехали. Чего тут ожидать? Сборная оправдала адекватные ожидания, быстренько и без шансов проиграв первые два матча, но подарив, правда, на прощание, матч, в котором Олег Саленко установил рекорд чемпионатов мира всех времён, забив пять мячей. Вообще, если вдуматься, та сборная проиграла два матча, вот те самые быстренько и без шансов, будущим чемпиону и бронзовому призёру. Осадка и обиды не осталось.

Ещё адекватнее были мои ожидания перед чемпионатом мира-98, потому что туда наша сборная не отобралась. Хотя билась – помните, какой снегопад был в октябре 1997-го в стыках с Италией? Когда Буффон впервый раз вышел за сборную? На заднем плане это мы, наверное, там флагом машем – тогда больших флагов на стадионах было мало, а у нас был, кажется, самый большой.

В 2002-ом перед матчем с Японией мы совершили ошибку. Он был в середине дня и мы втроем зашли сначала в «Седьмой континент» и чудесно накрыли на стол. Но при такой игре это не могло пойти впрок. И, вспоминая разочарование, я думаю, что, значит, ожидания были завышенными. Как-то мы интуитивно чувствовали, что, если сборная уже восемь лет на чемпионатах мира не было, то сейчас всех порвёт...

Прошли года, прошёл пик 2008 года – кубок «Зенита», чемпионат Европы, Марибор и как-то пошло вниз. И всё же в 2014-ом я ждал чего-то. От Капелло, от Акинфеева, от Кержакова. Не того, в общем, что получилось. А в 2018 я ничего не жду. Не знаю как функциональная, но психотерапевтическая подготовка прошла на пятёрку. Слава Богу, что попали на турнир. Всё хорошее – точный пас, острый удар, победа на Саудовской Аравией, ничья с Египтом, борьба с Уругваем – всё будет приятным сюрпризом. Нет, я не ожидаю радости, но как-то радостно предвкушаю, что мои ожидания окажутся заниженными.
15 мнений // Ваше мнение?