?

Log in

No account? Create an account
Записи Френдолента Календарь Инфо Назад Назад
ДНЕВНИК ЭКОНОМИСТА
Про футбол, но не про чемпионат мира. Про вечные ценности, но ценности личные.

Очередной июнь, очередной Кубок РЭШ по футболу. После трёх чемпионств за четыре года, включая прошлый год, наша команда NES Champions заняла второе место. Во втором тайме мы вели 2:0, но пропустили два гола и проиграли по пенальти. Эти два гола были первыми пропущенными - предыдущие пять матчей закончились 4:0, 5:0, 1:0 в группе, 3:0 (1/4), 2:0 (1/2). Вронский вот тоже расслабился в подобной ситуации...

Конечно, я играю неглавную роль в нашей команде - все-таки многие участники турнира родились после того, как я забил свой первый гол в турнирах РЭШ (осенью 1995 года - тогда это был просто матч студентов-магистров против сборной преподавателей). В команде победителей были такие! Но я забил и в этом году два гола - один из них важный - в матче, который закончился 1:0. Получил мяч от Кости Гурьева, лучшего футболиста в истории РЭШ и лучшего бомбардира турнира пятый год подряд, проскочил мимо защитника и ударил мимо вратаря. Как раз из бакалавров, которые ещё не родились двадцать лет назад...

А в финале не повезло. Я и так играл с заморозкой уже две игры, а тут ещё один из лучших защитников получил травму. Пока мы разбирались как встать, счёт сравнялся. В серии пенальти я в этот раз не бил - потому что ушибленная нога просто отваливалась.Но соперники по делу выиграли - новые юные (один из них школьником смотрел мой курс по микро на Курсере...) чемпионы продемонстрировали чемпионский характер. Так что все хорошо. Вечные, говорю же, ценности.
1 мнение // Ваше мнение?
Эта колонка была изначально написана после того, как я прочёл сообщение, что очередные «казаки» собираются следить за тем, чтобы однополые пары не держались за руки и т.п. Честно говоря, я уверен, что никакого произвола и дискриминации на чемпионате мира не допустят, но это всё равно важно.

Logo
Чемпионат мира по борьбе с дискриминацией

14 июня 2018 года

Чемпионат мира по футболу – это не просто спортивное соревнование. Это возможность для миллионов людей прикоснуться к мировой цивилизации – себя показать и других посмотреть. Для России чемпионат мира – шанс стать чуть более толерантным, недискриминационным обществом.

Надо понимать, что в гомофобии, в дискриминации женщин и меньшинств нет ничего, кроме отсталости. Что в российской, что в любой другой. Общество развивается в разных странах по-разному, и отставание в одних вопросах не означает «отставания во всем». Скажем, именно в России впервые в мировой истории были проведены национальные выборы, в которых все взрослые граждане получили право голоса. Крепостное право было ликвидировано поздно по европейским меркам, но раньше, чем рабство в Америке. Хотя в XX в. у нас происходили ужасающие этнические чистки, во второй половине века этнической дискриминации было куда меньше, чем в тех же США. Последний раз бывшего премьер-министра у нас казнили в 1938 г., а во Франции – в 1945 г. Россия бывала мировым лидером и в литературе.

В отношении к гомосексуализму наша задержка – примерно 20 лет. Английские законы о «принудительном лечении», варварские по современным меркам, были отменены только в 1967 г. (а гомосексуальный секс втроем так и вообще оставался криминальным до 2000 г.). В нашей стране уголовная ответственность за мужской гомосексуализм была отменена только в 1991 г. В США четверть века назад прогрессивным делом была политика «не спрашивай, не говори» – т. е. запрет на дискриминацию гомосексуалов в армии, если они не заявляют открыто о своей гомосексуальности. У нас пока такие запреты существуют только в виде общих запретов на дискриминацию, но практической борьбы с дискриминацией не ведется.

Надо понимать, что 20-летнее отставание – это не страшно. Важно, чтобы движение было в правильную сторону. (Именно потому принятие гомофобского закона, запрещающего «пропаганду гомосексуализма», вызвало столь негативную реакцию в мире – это было маленькое отступление по сравнению с десятилетиями прогресса, но тем не менее отступление.) В России на 40 лет позже появилась первая фабрика туалетной бумаги (в 1968 г.). Первые московские небоскребы – сталинские высотки – появились на 30–40 лет позже нью-йоркских и чикагских образцов. С открытием границ в начале 1990-х процесс заимствования и переноса ускорился. Особенно быстро в области технологий: новые смартфоны появляются в Москве одновременно с мировыми столицами. Куда медленнее в отношении к гомосексуалистам.

У этого есть прямая экономическая подоплека. В нашей стране низкая производительность труда – на одного работающего приходится мало рабочего капитала. Или, иными словами, на одну единицу капитала приходится много работающих – т. е. человек дешев по сравнению со странами-лидерами. Это означает, что потери от разного вида дискриминаций – по сексуальности, по гендерному признаку, по этническим – у нас меньше, чем в более богатых странах. Потери меньше, и значит, можно дольше терпеть архаичные гомофобские законы.

Один из лозунгов мирового футбольного сообщества – «Нет дискриминации». Циник скажет, что основные игроки мирового футбола – телекомпании, спонсоры, владельцы клубов – не могут себе позволить дискриминацию. Человек, выключивший трансляцию из-за расистских или гомофобских лозунгов, болельщица, не пришедшая на стадион из-за того, что футбол – это «мужской спорт», читатель, не купивший журнал, потому что любимый футболист соответствует слишком стандартному образу (жена-модель, Bentley), – это потерянные деньги. И прекрасно! Прекрасно, если чье-то стремление к наживе делает тебя лучше.

Безупречно в цивилизационном отношении проведенный чемпионат мира по футболу – это шаг в правильную сторону. Маленький шаг, из которого складывается движение России вперед.

Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"
26 мнений // Ваше мнение?
Вчерашний разговор о футболе и политике на Эхе оказался живым, но мирным - у меня никогда не было такого мирного эфира с Евгенией Альбац. Сергей Бунтман, главный "домашний" эксперт Эха по футболу и Роберт Эдельман, профессор истории в UCSD, написавший монографию о московском "Спартаке" - люди и сами по себе спокойные, но главный фактор, конечно - это сам футбол.

В эфире Женя спросила про прогноз. Кто будет играть в полуфинале? Кто в финале? Прогноз будет, но у меня есть и некоторое обоснование.

Моя футбольная карта мира выглядит примерно так:

Есть "высшая категория" - три страны, у которых всегда сильные сборные. Они всегда являются претендентами на победу. Это Германия, Бразилия и Италия. Италии нет на этом чемпионате мира, но это случайность, не меняющая общее правило.

Есть "первая категория" - сборные, у которых периодически бывают "сильные поколения", когда лет на 5-10 появляется сразу несколько игроков мирового уровня. Это происходит каждые 15-20 лет, как раз соответствуя человеческим поколениям. Таких сборных около десяти: Аргентина, Франция, Испания, Уругвай, Голландия, Англия - первая половина десятки - и Португалия, Россия, Чехия, Венгрия, Швеция - вторая.

Конечно, границы этих категорий расплывчаты - я могу представить, что кто-то перенесёт Аргентину в "высшую", а Россию, Чехию или Венгрию - вычеркнет из "первой". Но суть проста - есть сборные, которые всегда претенденты, и есть сборные, которые претенденты, когда у них есть сильное поколение.

Вот часто можно увидеть мнение, что Англия победила один раз - из-за того, что проводила чемпионат дома. Но, хочу заметить, такого поколения как тогда - с Чарльтонами и Гривсом (что это должна была быть за команда, отправившая перед финалом в запас лучшего бомбардира в истории английского футбола?!) - у Англии больше никогда не было.

В соответствии с этой логикой, претенденты на победу на российском чемпионате мира - Германия, Бразилия и те из "первой категории", у которых есть "сильное поколение": Франция (про это нет сомнений), Аргентина (хотя в этом поколении непропорционально много форвардов - не из-за глобализации ли футбольного рынка?) и, с некоторыми оговорками, Испания ("великое поколение" ещё не до конца сошло) и Португалия.

К слову, эта же теория даёт нерадостный прогноз относительно нашей сборной: наши "пики" были в 1960-66, 1986-88, 2008 и, значит, мы сейчас ровно в нижней точке цикла.

Так что финал, который я предсказал в ответ на вопрос ведущей - Германия - Франция, а про полуфинал... Что ж, есть одно правило, которое частов выполняется уже лет сорок - в полуфиналах чемпионата мира есть "черная лошадка". Польша-82, Бельгия-86, Болгария-94, Хорватия-98, Турция-02, Уругвай-10 (Уругвай у меня включен в "первую категорию" за былые заслуги). Бельгия-18? И за это любим футбол - за шанс для "чёрных лошадок". За то, что он есть. И за то, что он, на самом деле, призрачный.
7 мнений // Ваше мнение?
Ближайший месяц я собираюсь писать в основном о футболе, если что. В Facebooke я чуть больше пишу - сюда я копирую длинные записи, а они вовсе не всегда длинные.

Вот, по итогам некоторых размышлений, 10 лучших голов на чемпионатах мира по моему мнению. Этих списков бесконечно много и, хотя некоторые голы встречаются чуть ли не во всех, никакого объективного мнения быть не может. Я пытался учесть два фактора – во-первых, красоту, а во-вторых, важность. Есть чудесные голы, забитые в групповом турнире – и нередко командами, которые дальше не прошли, но это, на мой взгляд, повод не включать их в список. Должно быть красиво, и должно быть важно.

В моём списке 10 нет порядка – то есть первые не ценнее последних и наоборот. Просто десять лучших голов чемпионата мира.

Гол Пеле шведам в финале-1958. Надо понимать – это шведы-фавориты, счет всего 2-1, а Пеле – семнадцать лет. И всё-таки он решается продемонстрировать удивительную технику. Старые голы выглядят чуть хуже, чем нынешние - они сняты с 1-2 камер, но настоящий ценитель сумеет представить гол и в другой перспективе.

Денис Бергкамп забил три или четыре из десяти самых красивых голов в истории футбола. Но этот гол аргентинцам – еще и на 90-й минуте, при равном счёте, в ¼ финала в 1998.

Диего Марадону надо бы гнать из всех рейтингов за жульничество, но гол в ворота англичан в ¼ в 1986 был прекрасен. Да и вообще – Марадона вытягивал в финалы такие команды, в которых Пеле и Месси, разрыдавшись на тренировке, не вышли бы на поле. Может, и гол Каниджи бразильцам в 1990-м сюда записать – сделал-то его Марадона...

Гол Робина Ван Перси испанцам, 2014. Касильяс в рамке, великие Пике и Рамос в защите. И это при счете 1:0 в пользу испанцев, когда еще неясно, что гегемония испанцев, обладателей невиданной последовательности титулов, оп, и кончилась.

Гол Эдера в ворота сборной СССР, 1982. Той же ногой, не давая опуститься! Лучший вратарь мира не шелохнулся. Там и первый год был раскрасавец, но это просто редкое мастерство. Да все голы боазильцев что в 1982-ом, что в 1986-ом (Жосимар!) были как на подбор – и это специальная память, что команды Теле Сантаны ничего не выиграли.

Гол Круиффа бразильцам, главным фаворитам тех лет, в 1974-ом. Может, покажется чуть невыразительным, но посмотрите повнимательнее как чётко развивается атака голландцев и как Круифф завершил атаку не головой, ногой.

В списке из десяти голов должен быть хотя бы один – мощным дальним ударом. Пусть будет Василий Рац, 1986, французам, действующим чемпионам Европы и будущим полуфиналистам. Ван Бронкхорст-2010, Сократес-1982 и оба гола Жосимара-1986 были не хуже, но гол Раца роднее…

Гол Карлоса Альберто в финале-70. Этот гол был неважен – счёт был уже 3:1 в пользу бразильцев и шансов у итальянцев не было. Но тут и команда удивительная, и комбинация блестящая. Почти как гол Блохина в финале Кубка кубков-86.

Ари Хаан поймал Дзино Дзоффа (как Буффон, только играл подольше), выведя голландцев в финал ЧМ-1978. (https://www.youtube.com/watch?v=FxVOCDGmnS0) "Финалистом" здесь будет замечательный гол Беланова бельгийцам в 1986. И вратарь Пфафф был отличный, и "девятка" идеальная и "Золотому мячу" Беланова это помогло, но - нет, наши тогда проиграли.

Клаус Фишер в дополнительное время эпического полуфинала-82. Ну сколько, в самом деле, можно говорить про красивый, но не значимый велосипед Негрете? А Фишер сравнивает счёт во второй половине дополнительного времени – и Германия выиграет по пенальти.
16 мнений // Ваше мнение?
Вчера РБК опубликовало большое расследование о работе спекулянтов на ЧМ 2018. Статья отличная, но основной экономический аспект борьбы со спекуляцией остался в тени. Можно подумать, что борьба со спекуляцией билетами - это в основном быстрое закрытие площадок с помощью исков и облавы на местах. Нет, основной метод борьбы со спекуляцией билетами, что в театре, что на футболе - это правильное выстраивание "градиента цен" при первичной продаже и нормальная организация "вторичного рынка". ФИФА сделала, при существующих "политических ограничениях", очень эффективный "ценник" - поэтому размах спекуляций не так велик.

Экономика борьбы со спекуляцией – это сложный предмет. Посмотрите давний (но прекрасный) обзор по теории аукционов или стандартный учебник – чтобы увидеть, сколько сложностей уже возникает при начальном размещении. Хороших рабочих моделей «аукцион + вторичный рынок со стратегическими игроками» пока не существует, это сложно. Тем не менее, есть два центральных, ключевых соображения в экономике спекуляций, которые, при правильном учёте, решают проблему в первом приближении.

Первое: для того, чтобы спекуляции были возможны, нужны, исходно, дешёвые или бесплатные билеты. Такие билеты, которые при рыночной продаже стоили бы существенно дороже. Я знаю, что неэкономисту это кажется неинтуитивным, но это так. Без субсидированных билетов спекуляции будут минимальными.

Второе: важно отсутствие ликвидного вторичного рынка. Если бы он был, маржа спекулянтов была бы слишком маленькой, чтобы рисковать. Соответственно, любая эффективная борьба со спекуляциями включает механизмы перепродажи для тех, кто билет купил, а потом хочет от него избавиться. Помните мой «либертарианский лифт» при обсуждении того, как авиакомпании продают больше билетов, чем мест в самолёте ? Вот та же самая экономика.

Но, главное, это именно первое – без «субсидий» массовых спекуляций не будет. Надо понимать, что «субсидированный» билет может быть по-прежнему дорогим. Например, если билет на финал для сотрудников корпоративных спонсоров ФИФА стоит 1000 долларов, а при аукционе он продавался бы за 3500, то этот тысячедолларовый билет – это «социальный», спонсированный билет. Принципиально - что есть билеты, которые спекулянт может получить в разы дешевле ожидаемой рыночной цены. То есть так или иначе субсидированные.

Я помню как в 2001 году разговорился с кассиром/администратором любимого театра, Театра Фоменко – потому что там нужно было приезжать в какой-то день месяца, стоять в живой очередь и это был единственный способ купить билеты. И я, впервые задумавшись, объяснил, насколько это неэффективно – конечно, человек, у которого есть деньги и который редко ходит в театр (то есть он готов заплатить относительно много, но не готов стоять несколько часов в живой очереди), должен иметь возможность купить билет «всегда». То есть должны быть места по 300, 500, 1000 долларов – как раз для таких людей. И правильный «градиент» будет таким, что вверху места всегда будут оставаться.

Администратор разумно сказал, что в таком случае в зале всегда будут пустые места. (В «Отраслевых рынка» Тироля сразу несколько моделей изящно иллюстрируют, почему это так.) Что плохо по другим соображениям. Правильно, поэтому нужно дополнить правильный градиент цен живой очередью на свободные места перед спектаклем – для тех, кто готов рискнуть не попасть за то, чтобы попасть бесплатно. Сейчас в театре Фоменко действует именно такая система – не потому, конечно, что я её объяснил администратору, а потому что это стандартная схема, опирающаяся на элементарную теорию отраслевых рынков и используемая, в разных вариациях, по всему миру. А вот то, что перед Большим театром по-прежнему есть спекулянты – поверьте, это означает, что где-то у кого-то есть доступ к «социальны» билетам.

Ещё одна такая же, в смысле экономической модели, история была у меня с РЖД. Одна крупная корпорация решила позвать меня в качестве выступающего на ПМЭФ. Решила в последний момент, видимо, заменить кого-то. И выяснилось, что билетов на «Сапсан» уже нет. Сотрудник мне сказал, что все решилось так – гендиректор корпорации позвонил Якунину (я в это не верю – надеюсь, заместитель позвонил заместителю) и они выделили билет из его «брони». Но это же бред – экономисту ясно, что это указывает на неэффективность ценника «Сапсана». Всегда должен быть такой «высший», «супербизнес» и т.п. класс, на который всегда есть билеты. (Тут проще чем с театром, потому что предельные издержки пустого места относительно низки.) Конечно, эта конкретная неэффективность неслучайна. То, что попадает в «бронь гендиректора» - это и есть «субсидия», она же разница между рыночной ценой и официальной, в неденежном эквиваленте.

То, что для спекуляций нужны бесплатные или дешёвые билеты, можно сказать по-другому. Спекулировать дорогими билетами рискованно. Представьте, что спекулянт ожидает, что цена билета на матч на чёрном рынке будет 5000 долларов. А самый дешёвый билет стоит 2000. Это большой, с учётом всех факторов, риск. А вот если цена билета на матч ожидается в 800 долларов, но есть «социальные» билеты по 20 (например, для каких-то категорий сотрудников), то это – гораздо более перспективный для спекулянтов бизнес.

Для чемпионата мира ФИФА сделала четыре категории билетов, выстроив довольно крутой «градиент цен». Именно поэтому «маржа», по сообщениям РБК, относительно невелика. К сожалению, по политическим соображениям (многие из которых вполне легитимны) раздаётся, как я понял, достаточно много субсидированных билетов и поэтому приходится задействовать юристов, полицию и другие службы, чтобы бороться со спекуляциями.
24 мнений // Ваше мнение?
Как можно удержаться от того, чтобы дать совет футбольному начальству? Чтобы сказали Смолову, чтобы получше бил, чтобы Самедов побыстрее бегал или чтобы тренера срочно поменяли... Трудно удержаться. И слава Богу, удерживаться не нужно. Футбол – это же как медицина, все разбираются. Есть такие предметы – разобраться сложно, а все разбираются. Вот у меня тоже есть совет. И в отличие от многих полезных советов, вполне выполнимый. Совет такой: нужно срочно назначить сборной крутого пресс-атташе. И не просто "человека, ответственного за связи с прессой", а фигуру, которая отвлечёт на себя значительную часть внимания. Снимет вот эту заботу - быть в центре горячего общественного внимания - с главного тренера.

У меня есть – только для примера! – несколько кандидатур. Например, Василий Уткин, единственный, на мой взгляд, футбольный журналист в стране, который мог, в лучшие дни, «менять дискурс». Даже больше – прямо менять ход нашей футбольной истории. Или Дмитрий Губерниев, «говорящая голова» российского биатлона. Это не важно, что биатлона, важно, что когда он говорит, зритель перестаёт обращать внимание на кто там куда попал. Или Тина Канделаки, руководитель Матч-ТВ, но, главное, популярный в прошлом телеведущий. Или Валерий Карпин, не только выдающийся футболист, но и мастерский коммуникатор.

Обратите внимание – эти все люди, звёзды эфира, глубоко, принципиально различные между собой. Но у них есть одна общая черта – каждый из них, став пресс-атташе сборной, станет «историей сам по себе». Граждане будут обсуждать не только сборную, но и пресс-атташе лично – как оделcя, как ответил репортёру, как перепутал Дзюбникова со Смолой и т.п.

Ещё раз – можно и другие варианты, но важно, чтобы бы был этот звёздный потенциал сам по себе. Чтобы послематчевая конференция была таким огневым событием, чтобы вопросы о тактике, счёте и не в том ли дело, что взяли Игнашевича, а не Глушакова, сами собой уходили на задний план. Чтобы на главного тренера и капитана команды, сидящих тут же, никто не обращал внимания. Ну представьте, пресс-аташе отвечает на этот вопрос: «Только идиот может поставить Глушакова вместо Игнашевича. Или гений! И я не знаю, о чём тут ещё можно говорить и давайте просто поговорим о том, что не о чем тут говорить. Просто идиот или просто гений.» Или «Пока ваши вопросы похожи на макароны. Сборной нет. Но я хочу ей сказать - вперёд, ребята!!!». Или «Игнашевский был вызван на сборы потому, что он суперпрофессионал. У Глушаева – тяжёлая травма». Или даже просто «И?» Чтобы после таких ответов попало бы в новости – ну неужели результат игры?

В нормальных обстоятельствах это качество – становиться «историей самой по себе» - анафема для пресс-атташе. Профнепригодность. В нормальных обстоятельствах роль пресс-атташе делать ровно наоборот: так, чтобы все говорили о герое, а не о тебе, оставаться в тени, направляя весь софитов на того, на кого работаешь. Но у нас тут принципиально другая ситуация – нужно ровно противоположное. Чтобы про героя, сборную, говорили поменьше, а про пресс-аташе – побольше. Пресс-атташе системы "сам себе чемпион мира и окрестностей» снимет напряжение вокруг сборной, тренера, футбольного начальства и даже начальства простого.

Disclaimer: Автор тридцать пять лет болеет за сборную России по футболу независимо от того, что и как она делает.
5 мнений // Ваше мнение?
Вот что определённо супер в отношении надвигающегося чемпионата мира по футболу – я ничего не жду от нашей сборной. Нет, я буду за неё переживать, ждать гола до последней минуты, ругаться, что Дзагоева удалили... Однако, и это определённо – я скажу «но этого не ожидал» только если они проиграют все три матча. Если будет одно очко – это уже будет «так и знал». Если выйдут из группы – для меня это будет праздник, «спасибо, не ожидал», «молодцы», обещаю.

В "Футболономике" Купера и Шиманского есть длинное обсуждение, с цифрами в руках, того, как англичане оценивают шансы своей сборной перед важными турнирами. Сильно завышают ожидания, коротко говоря. Вот и я решил вспомнить - чего там я лично ожидаю от наших перед чемпионатом мира.

Для меня история ожиданий перед чемпионатами мира началась за четыре долгих года до 1986-го, в 1982-ом. Родители практически не смотрели футбол и мне от того чемпионата достались только концовка Аргентина-Бразилия, когда удалили Марадону и Бразилия-Италия. Не худший, кстати, момент в истории футбола. А про нашу сборную я услышал в троллейбусе на утро после игры с Польшей – все говорили про Блохина – я почти ничего про футбол не знал, но знал, что наш лучший футболист делал что-то не так, но его не то что осуждали – все как будто удивлялись.

Потом я прочёл, что там было – для выхода в полуфинал нашей сборной нужна была победа над Польшей, но играла она так, как будто ей была нужна ничья. И Блохин, лучший футболист тех десятилетий, впервые попавший на чемпионат мира, сорвался – кричал на партнёров, пытаясь гнать их вперёд. Потом же я узнал, какой идиотизм творился в футбольном начальстве в те годы – на чемпионат мира поехали, в качестве старших тренеров, тренеры трёх ведущих клубов страны! Из них двое – самые, возможно, непримиримые футбольные противники 70-80-х. Один из них был назначен главным, но, говорят, после неудачного начала в группе, был, фактически понижен до равного с двумя другими. Не зря в очень смешной юмореске Хазанова тренера сборной СССР сначала меняли за 8 минут до конца решающего матча, а потом ещё раз – перед последним ударом в серии пенальти...

Перед чемпионатом мира 1986 года такого бардака не творилось, просто главного тренера, который вывел сборную на чемпионат мира, сняли с должности за месяц до начала турнира. Нет, не за три дня и не по ходу – за месяц. Начальство было, правда, в сложном положении – сборная играла уныло, на чемпионат мира вышла тяжело, а лучшая команда страна, киевское «Динамо» за пять дней до этого выиграло Кубок кубков, всего в третий раз в истории нашего футбола. И не просто выиграло – оно разгромило всех соперников по пути к финалу, включая, в самом финале, «Атлетико» Луиса Арагонеса. Невозможно было не назначить Лобановского, тренера киевлян, но у меня лично завышенных ожиданий не было – я думал, будет обычная наша сборная.

А сборная 1986-го года оказалась невероятным восторгом – её до сих пор вспоминают все, кто видели. Она играла не по-советски – всем нашим командам в 1980-е была свойственна осторожность, если не сказать трусость – поэтому отдельные отклонения, типа «Астон Вилла» - «Спартак» в Лондоне, казались чудом. И вот мексиканская сборная СССР была таким невероятным, атакующим, искрящимся чудом. Она и вылетела так, как вылетали в те годы Бразилия, Франция, Дания – случайно, красиво, трагически. Я впервые посмотрел голы бельгийцев через тридцать лет (матч показывали в записи и я не стал смотреть) - так это было красиво и трагично.

Впрочем, к осени 1986-го всё было учтено и «красная машина» с костяком из киевского «Динамо» и блестящими вкраплениями из «Спартака» и «Динамо» Минск проехала, за два года, по Франции, Англии, Италии и затормозила только перед Голландией Гуллита-Райкаарда-Ван Бастена (нет, это не стыдно), заняв второе место на чемпионате Европы. И вот после этого, один только раз в моей жизни, были завышенные ожидания перед чемпионатом мира в Италии. Один раз, когда можно было думать «полуфинал», «финал». И не получилось снова случайно и трагически – Марадона рукой вынес мяч из ворот, а судья не заметил,  наши сами абсурдно разыграли аргентинский штрафной, пока ждали свистка, Хидиятуллин сыграл рукой в метре от штрафной, а пенальти назначили, Дасаев, лучший вратать мира, вдруг пропустил в ближний угол... И всё равно был шанс, и всё держалось на волоске, но упало.

А через четыре года, в 1994-ом, ожидания уже были адекватными. Пять лучших игроков – из самого талантливого поколения между 1980-ми и 2000-ми - поругались с федерацией из-за денег и не поехали. Чего тут ожидать? Сборная оправдала адекватные ожидания, быстренько и без шансов проиграв первые два матча, но подарив, правда, на прощание, матч, в котором Олег Саленко установил рекорд чемпионатов мира всех времён, забив пять мячей. Вообще, если вдуматься, та сборная проиграла два матча, вот те самые быстренько и без шансов, будущим чемпиону и бронзовому призёру. Осадка и обиды не осталось.

Ещё адекватнее были мои ожидания перед чемпионатом мира-98, потому что туда наша сборная не отобралась. Хотя билась – помните, какой снегопад был в октябре 1997-го в стыках с Италией? Когда Буффон впервый раз вышел за сборную? На заднем плане это мы, наверное, там флагом машем – тогда больших флагов на стадионах было мало, а у нас был, кажется, самый большой.

В 2002-ом перед матчем с Японией мы совершили ошибку. Он был в середине дня и мы втроем зашли сначала в «Седьмой континент» и чудесно накрыли на стол. Но при такой игре это не могло пойти впрок. И, вспоминая разочарование, я думаю, что, значит, ожидания были завышенными. Как-то мы интуитивно чувствовали, что, если сборная уже восемь лет на чемпионатах мира не было, то сейчас всех порвёт...

Прошли года, прошёл пик 2008 года – кубок «Зенита», чемпионат Европы, Марибор и как-то пошло вниз. И всё же в 2014-ом я ждал чего-то. От Капелло, от Акинфеева, от Кержакова. Не того, в общем, что получилось. А в 2018 я ничего не жду. Не знаю как функциональная, но психотерапевтическая подготовка прошла на пятёрку. Слава Богу, что попали на турнир. Всё хорошее – точный пас, острый удар, победа на Саудовской Аравией, ничья с Египтом, борьба с Уругваем – всё будет приятным сюрпризом. Нет, я не ожидаю радости, но как-то радостно предвкушаю, что мои ожидания окажутся заниженными.
15 мнений // Ваше мнение?
Президент Трамп ввёл, как обещал, импортные тарифы на канадскую, европейскую и другую сталь. Это политически выгодно - те, кто проголосовал за Трампа в 2016 году, проголосовали в том числе именно за эту позицию - и экономически вредно. Большой ущерб экономике страны в целом, в том числе - и, возможно, особенно - тем самым избирателям - жителям тех штатов и городов, которые больше всего потеряли из-за сокращения рабочих мест в промышленности.

Рабочие места не вернутся - две трети мест пропали из-за роста производительности труда, а ещё часть - от перемещения производства внутри Америки. (Автомобильное производство из Детройта переместилось не столько в Китай и Мексику, а в Алабаму и Северную Каролину.) В американской публицистике сейчас идёт разговор "тарифы на наших союзников", но это-то как раз неважно: импортные тарифы на товары "стратегического противника", Китай так же вредоносны для американской экономики. Уже невесело, что стратегией оппонента Трампа в 2020 будет "за тарифы против Китая", а не "за свободную торговлю". (Поскольку чтобы выиграть, нужно отобрать у Трампа именно тех самых "бедных белых мужчин" в Мичигане, Пенсильвании и Огайо, вопрос о снижении протекционизма, боюсь, вообще не станет).

Эти тарифы - очередная иллюстрация к тому, что политики принимают решения в соответствии со своими политическими интересами, а не по совету экспертов. Нет ни одного - редкий случай, кстати - хоть сколько-нибудь известного академического экономиста, который поддерживал бы эту деятельность Трампа. Практически все считают, что тарифы - ущерб для американской экономики. И это не в первый раз - в 1930 году тысяча экономистов подписала письмо в конгресс против протекционисткого закона, тарифа Смута-Хоули. Втуне. Тарифы были введены, усилили и продлили депрессию, не говоря уж о том, что внесли вклад в европейскую катастрофу. Вот и сейчас - см. по ссылки - те, кто разбираются в деталях, кто рассчитывает, по месяцам и отраслям, выигрыши и потери от тарифов, кто умеет учитывать и прямые, и косвенные последствия протекционизма - повторяют, слово в слово, письмо 1930-го года. С такими же, пока что, результатами.
65 мнений // Ваше мнение?
К выходу новой книги Галины Юзефович – которую я не читал, но, которую, конечно же, надо читать. А написать я хочу про интересный пример, который Галя подала – оказывается, можно стать ведущим литературным критиком России, нарушая основное правило русской литературной жизни. Когда я впервые начал читать её рецензии – давным-давно, в 1999 году, в журнале «Итоги» (не спрашивайте – выдающееся явление, прекратившее существование семнадцать лет назад) – я сразу подумал, - «Нет, такой критик не может существовать». И продолжал читать рецензию за рецензией.

Правило, которое нарушала и продолжает нарушать критик Юзефович – необходимость всё вписывать в иерархию. Как мы учили литературу в школе – есть маршалы от литературы, Пушкин, Гоголь, Толстой, Достоевский. Боже упаси думать о них в алфавитном порядке – первая буква русской литературы это «П». Есть генерал-полковники – Лермонтов, Тургенев, Шолохов, есть генерал-лейтенанты – скажем, Тютчев и так далее. Конечно, отдельный учитель, да и каждый человек мог строить эту иерархию немного по-своему, но сама идея иерархии сомнению не подвергалась. Где-то на уровне майоров и полковников болтались эти бесконечные и бессмысленные секретари союза писателей, которых читали только потому что хороших авторов не издавали. Но тот, кто хороших авторов читал, просто заменял Чаковского на Довлатова и добавлял Пастернака и Бродского в генерал-полковники, а Булгакова – в генерал-лейтенанты. Да что обычный читатель! Вайль с Генисом в замечательной «Родной речи» описали членов литературного генштаба в соответствии с их табелем о рангах.

Нужно было повзрослеть, поумнеть и встретить побольше людей, чтобы понять, что этой иерархии нет. Само собой, она у каждого своя – это не стоило бы комментария. Но даже и канона особого нет: нет в литературе книг, «обязательных для чтения». Если знакомый ребёнок читал Ионеско, Стоппарда и Кушнера – и не читал, как ты, Мольера с Шекспиром и Грибоедовым, это не значит, что это у неё что-то не так – вы читали разное и вам есть что обсудить. Для кого-то «Война и мир» - первый большой роман о любви, а для кого-то «Вся королевская рать». Ничего страшного, если русская проза ХХ века для тебя – Булгаков-Аксенов-Довлатов, а Набокова, Солженицына и Соколова тебе читать скучно. Помню как на меня набросились за то, что составляя список «100 книг для школьников» я пропустил много «классики» ради книг, которые читать интересно.

А что такое «канона нет» для критика? Это значит что, читая книгу и создавая рецензию, ты не вставляешь её, вместе с автором, в иерархию, и твоя оценка – невозможно быть критиком, не оценивая, не связана с другими оценками. Эта оценка – не ранг. В Галиных рецензиях есть оценки, но нет ранжирования. В них нет и другого элемента «русской классической критика» - она не пытается объяснить, «что хотел автором сказать этой книгой», изобретение Белинского, превращённое в основной инструмент литературного анализм советской школой. Это, по счастью, осталось в прошлом. Но вот ранжирования нет. Есть много прекрасных авторов – их рекомендуется столько, сколько человек прочитать не может и, значит, читателю самому придётся решать, на основе слов критика, что ему «необходимо», «нужно» и «можно» читать.

Нет иерархии – и, значит, критика интересно (что там, в книгах, которые не прочтёшь) и полезно (чтобы такое прочесть) читать. Но я был абсолютно уверен, что не иерархизируя, невозможно стать популярным и влиятельным критиком. Я думал, что перед Галей, с которой я тогда не был знаком, двадцать лет назад стоит выбор – или научиться раздавать звания, или оставаться интересным, но незначимым критиком. И вот – я бы не прав. Оказалось, что это возможно. Можно стать, наверное, самым значимым и влиятельным литературным критиком в России – открывать писателей, жанры, влиять на продажи и рейтинги и при этом самому этих рейтингов не составлять. Не опираться на канон и спокойно реагировать на тех, кого бесит отсутствие канона. Преподавать студентам! Это же так просто – преподавать канон («1) Чайки – интеллигенция, не знающая к кому примкнуть. […] 6) Горький – буревестник революции. Записали? Положите ручки» - как в бессмертном рассказе Ильи Зверева.)

А литературной критике – и соревнуясь как раз с теми, для кого «книга на фоне канона» - естественный инструмент анализа. Посмотрите на Дмитрия Быкова – и только на один его, литературно-критический аспект! - уже сейчас мы, в сущности, смотрим на русскую литературу его глазами. Но он побеждает как раз в классическом русском стиле – ранжируя и иерархизируя. И Трифонов у него главный прозаик ХХ века, и Домбровский, Боже, в пятёрку входит... Исайя Берлин мог бы мне возразить, что тут, скорее, лисица, притворяющаяся ежом и в «пятёрку» у Быкова входит и пятьдесят, а то и пятьсот авторов, но спор с Берлиным о Быкове останется на другой раз. Я здесь привёл этот пример для контраста – что есть другой путь. Галя доказала, что можно быть влиятельным, важным, убедительным и при этом не превращать всё, о чём пишешь, в турнирую таблицу или список членов политбюро. Оказывается, в литературной России есть другой путь. Может, и вообще?

Метки:

20 мнений // Ваше мнение?
В Чикаго будет концерт Михаила Щербакова! 19 мая, в следующую субботу, и билеты ещё есть.

Не могу выразить, как я рекомендую пойти на этот концерт. Первый раз я попал на концерт Щербакова почти тридцать лет назад, был на двух десятках его концертов и ни разу об этом не пожалел. И в субботу, уверен, не пожалею. А его песни я услышал впервые в 1986 году и с тех пор никогда с ними не расстаюсь - и с теми, которые были написаны к этому времени и с теми, которые пишутся сейчас.

Те, кто читают мой блог, заметили, наверное, что, хотя у меня были эпиграфы-заголовки из Пушкина, Бродского, Мандельштама, Пастернака, Набокова, Ахматовой, Евтушенко, Вознесенского, Быкова - из Щербакова у меня эпиграфов больше, чем из всех великих поэтов, вместе взятых. Ничто так не созвучно моим мыслям - что публицистическим, что научным, что самым частным - как строчки Щербакова.

Мне не хочется сейчас - когда я просто рекламирую концерт в Чикаго - втягиваться в дискуссию о том, насколько и для чего важен Щербаков. Для меня он один из самых важных «бардов», вместе с Высоцким, Городницким и Кимом. Но он же для меня - один из самых важных русских поэтов - из самого первого ряда. И, может быть, вместе с Пушкиным, самым аналитически умным из них - поговорим отдельно об этом, но цикл «Райцентр» - редчайшая, в русской поэзии, попытка хирургически интеллектуально написать слова тех социальных групп, которые высокой поэзии не знают.

Для тех, кто интересуется авторской песней, но Щербакова не слышал - это примерно как Высоцкий без надрыва, Новелла Матвеева без кокетства и Ким без развеселости.

Для тех, кто интересуется русской поэзией - я не знаю, что выберет Щербаков для концерта, но если близки Мандельштам и Бродский - должно быть близко, а если, скажем, Блок и Есенин - то далеко.

Если ни авторская песня, ни русская поэзия не интересуют, можно пропустить.
17 мнений // Ваше мнение?
Всем школьникам, интересующимся экономической наукой - очень рекомендую Летнюю экономическую школу. Для тех школьников, кто не знает, что это такое - математически как физика, но только сложнее, потому что более разнообразные вопросы, и интереснее, потому что у нас более развитый анализ данных :) От ЛЭШ две основные пользы: появляется представление о том, чем занимается экономическая наука - даже самая прикладная экономика сейчас очень высокотехнична и можно узнать больше о том, как выигрывать школьные олимпиады, что сейчас является важным элементом стратегии поступления.

Для тех, кто постарше и хочет не научиться, а чтобы другие научились - поддержка спонсоров в ЛЭШ помогает привозить тех школьников со всей страны, у родителей которых нет денег на дорогу и проживание. Знаменитые лекторы - та же Ася Казанцева - выступают бесплатно, тоже спонсируя школу. (Когда я выступаю перед советами директоров или инвесторами, то говорю, что их гонорар спонсирует мои публичные выступления и лекции на таких школах.) В прошлом году среди спонсоров были те, кто прочитал об этой возможности у меня в блоге - и помните, что даже небольшая сумма может привезти кого-то из далёкого города и изменить чью-ту жизнь.

И ещё раз - правда, там здорово. На это лето у меня запланировано несколько выступлений, но это выглядит одним из самых интересных.
5 мнений // Ваше мнение?
В только что вышедшей книге Майкла Макфола "From Cold War to Hot Peace", бывшего советника Обамы по России и посла в 2012-2014, содержится подробнейшее описание того, как принимаются внешнеполитические решения в Америке. Не большие «почему», а маленькие «как». Кто кого ловит в коридоре, с кем летит в самолёте, о чём договаривается и на что рассчитывает. Внешняя политика в американской администрации – дело не первой важности, поэтому советник по арабским странам (отдельного советника «по России» нет, так что Макфол отвечал и за «арабское направление») сначала мучительно согласовывает свои соображения с теми, кто отвечает за оборону и безопасность, а потом они с руководством всей внешней политики добиваются того, чтобы советники по внутренней обратили на это внимание. Только эти советники могут «идти к президенту». Впрочем, Россией Обама занимался сам – Макфол ни в какой момент не делает себя «игроком», следуя стандартному приёму мемуаристов – все решения приняты Обамой.

Меня, конечно, больше всего интересовал другой вопрос. Про внутреннюю российскую и внешнюю американскую я и без этой книги достаточно понимаю. А вот вопрос про самого Макфола у меня был. Как так получилось, что американский профессор, один из лучших знатоков российской политики в своём поколении – не среди американцев, а во всем мире, включая Россию – превратился в мальчика для битья для российской прессы и persona non grata для президента и его окружения? Ну, допустим, у этого есть объяснения – внешняя политика использовалась для укрепления власти внутри страны и любой американский посол этого периода стал бы жертвой пропагандисткой кампании. Но почему это должно было случится с человеком, который так очевидно и давно влюблен в нашу страну? Лучше всех разбирается в её политике? Дружит – то есть дружил до своего посольства – с половиной московской тусовки?

Подробности Макфола не сильно помогают ответить на эти вопросы. Часть подробностей он скрывает – например, имена тех, с кем встречался в Москве – кроме официальных лиц, в основном министров, и больших фигур оппозиции, Немцова и Навального, которым нечего бояться. Но скрыты, конечно, не имена оппозиционеров. Американское посольство в Москве славится своим «балансированием» - если приглашен «либерал», будет такой же известности «охранитель». Как-то, идя туда, встретил Лилию Шевцову и подумал «Боже, если я – не самый либеральный из приглашенных, кем же они нас уравновесят?». Где ещё я мог встретить Пушкова с Никоновым? Маргелова? Маркова? На каком гектаре? Помню, мы стояли под видеокамерами «нашистов» (это была часть травли Макфола – фотографирование его гостей) вместе с Алексеем Чеснаковым, который, как я понимаю, этих «нашистов» с ложечки выкормил... У Макфола была куча друзей – он так считал и они так считали, ликуя, когда с победой Обамы получили друга в американской администрации. Только личные отношения, видимо, ни при чём.

Макфол ещё много пишет о президентстве Медведева – президенство Обамы начиналось с общения именно с ним. Как-то я спросил Дэвида Аксельрода, главное внутриполитического советника Обамы – не было ли то, что Обама пытался воспринимать Медведева всерьёз, как человека, реально обладающего властью, той самой ошибкой, после которой Путина навсегда возненавидел Обаму? Дэвид в ответ спросил, спрашивал ли я об этом Майка. Что ж, в книге ответ есть: Макфол считает, что внешняя политика была отдана Медведеву всерьёз и он сам её определял. Неудачно, судя по итогам, в части внешней политики. И неудачно, добавлю от себя – в смысле внутренней. В России вообще нет возможности закрепиться у власти, отстаивая «открытость к миру» - и если Медведев делал это как стратегический выбор, то это было неудачно. Можно было бы послушать Горбачева – в России нельзя бороться за власть «со стороны открытости». Но, по Макфолу, Медведев пытался. И ошибки с Путиным Обама не совершал – он уделял ему внимание, соответствующее лидеру страны, а не номинальному премьеру. Впрочем, отношение Путина к Обаме вряд ли могло бы объяснить отношение Путина к Макфолу. Тем более, что с Макфолом Путин познакомился на пятнадцать лет раньше.

Однако в книге есть ответ на мои вопросы, но он не написан автором. Я его для себя получил. Дело не только в изоляционистском повороте 2000-х, типичном для этой стадии пребывания одного лидера у власти. Президент Путин проникся недоверием к Макфолу в 1991-ом году, когда ещё не был президентом Путиным и даже об этом не мечтал. Но он уже был тем, что в последствии сделало его лидером на десятилетия – он уже был репрезентативным предствителем российских граждан. Его отношение к «среднему американцу» - это отношение «среднего россиянина», никогда не бывшего за границей и не представляющего как и чем живут в других странах. Это смешно звучит про отношение президента огромной страны, лично обвинившего чиновника средней руки из другой страны, что он является врагом, но в этом отношении нет ничего личного. Это может быть обидно для Макфола, но Путин, обвиняя его, обращался не к нему, а к абстрактному, среднему американцу.

А Макфол – именно типичный образованный американец. Обама, к слову, куда менее типичный. Учёба, работа, интересы, любовь – мечты, неудачи, успехи (которых больше – мы бы не читали его книгу иначе, правда?) У Макфола отчётливо американская любовь к России – он любит страну, историю, граждан, но прохладно относится к власти. Нет никаких свидетельств, что он как-то теплее относился к каким-то другим лидерам, при которых бывал в России – Горбачеву, Ельцину, чем к Путину. Вот это вот не может быть понятно русскому человеку. Как это – любить страну и не любить лидера? В нашей ментальности эти две вещи неразделимы – посмотрите, как корежит «патриота» когда он слышит, что мы выиграли войну вопреки Сталину, хотя в этом нет сомнений. Если бы не казни маршалов и генералов, не было бы летних поражений 1941-го года; если бы не бездарные «атакующие операции» 1942, война бы закончилась на три года раньше и т.д... Но раз за разом видишь примеры как человека разрывает на части вот это вот «любить Родину = любить лидера»... А у Макфола этого нет – он, очевидно, с огромным, огромным уважением относится к Обаме, но не более того. Есть университет, есть дети – не менее важные факторы для решения вопроса о том, работать на высоком посту или нет. Конечно, это раздражает...

Но вот что бы это всё – типичность, успешность – увидеть и понять, нужен кругозор и нужно желание знать, как устроен мир. Если начать с предположения, что Макфол – шпион, цель которого – как бы сделать России похуже, то всё, что с ним происходит, получает простое, доступное объяснение. В этом и состоит основная причина моды на конспирологию – вооружившись cui prodest?, можно не думать, не анализировать, не сопоставлять. Конспирологический взгляд на мир – это взгляд, который экономит умственную энергию, позволяет иметь мнение о чём-то, чего не понимаешь и не понимать, что не понимаешь. И трагедия Макфола именно в том, что с первого дня в России, тридцать лет назад, он воспринимается именно так – от неспособности понять, как устроены другие люди, они воспринимаются как такие же, просто притворяющиеся другими. Параноидальный читатель, инвалид предыдущей «холодной войны» и герой, как ему мечтается, новой, так ничего и не узнает из книги Макфола.

Метки:

57 мнений // Ваше мнение?
Лекцию памяти Нэнси Шварц читала в этом году Сюзан Эти (Susan Athey), всего лишь вторая женщина за сорок лет мемориальных лекций. Нэнси Шварц была настолько выдающимся человеком, что трудно поверить, что она существовала: она была прекрасным учёным и первой женщиной именным профессором в бизнес-школе, но, главное, пока они возглавляла MEDS, они наняли Джона Робертса, Пола Милгрома, Роджера Майерсона, Марка Сатеруайта, Теда Гроувза, Нэнси Стокей, Ехуда Калаи, Роберта Вебера, Бенгта Холмстрома... Те, кто учат экономическую теорию - аукционы, дизайн механизмов, репутационные игры - сейчас и не поверят, что все её основатели работали несколько лет в одном месте.

В существование Сюзан Эти поверить ещё труднее. Она - автор фантастического количества статей на все темы, связанные с технологиями и отраслевыми рынками, причём статьи у неё - от чисто теоретических ("монотонная сравнительная статика")  до самых прикладных - это она и её соавторы (тоже выдающиеся) разработали основные статистические методы для анализа игр в отраслевой экономике и Microsoft, Uber, Expedia во всю применяют эти методы. Сюзан в одних известных компаниях - то главный экономист, то главный консультант, в других она входит в советы директоров (Uber и Expedia, кажется) - как раз потому, что является главным специалистом по анализу рынков, на которых работают эти компании. Она же им объясняет как устроено машинное обучение... Вдохновляющий пример для студентов, разбирающих доказательство теоремы Майерсона-Сатеруайта о невозможности эффективных процедур торга или модель репутации Робертса-Милгрома! Будете хорошо разбираться, будете руководителями самых модных фирм нашего времени.

Во время своей лекции Сюзан разбирала три работы. Правда ли, что UberX дешевле такси, но менее надёжен? Нет, не правда - более надежён при более низкой цене. Там ещё интересно, как сказываются наши оценки на будущем поведении водителя (положительно, но слабо). И, главное, как должен быть оптимально устроен внутренний дизайн оценивания водителей, чтобы создавать им правильные стимулы.

Второй вопрос был - что-такое агрегатор (например, Google News)? Он является посредником или конкурентом для тех медиа, которые информацию ищут и создают? Ответ - и тем, и тем, а в статье оценены конкретные последствия закрытия Google News в некоторых странах (в Испании в 2015 году). Коротко - основные бенефициары Google News - относительно маленькие медиа, но на общем потоке интересе исчезновение Google News не сказывалось.

Третья работа, которую Сюзан кратко пересказала в почётной лекции, была про "fake news" - зрители и читатели каких медиа их больше всего потребляют (коротко - Фейсбука), но это я не решусь пересказывать без текста статьи, а что-то я его пока не вижу. Выйдет, перескажу для RatiOeconomica, а то давно туда не писал.
4 мнений // Ваше мнение?
О, у моей вчерашней колонки на Project Syndicate про чемпионат мира по футболу появился русский перевод. Перевод не идеальный, но хороший.

Заголовок, конечно, поразительный, но это известно всем, кто пишет мнения и комментария в прессу - заголовок с автором никто не согласовывает. Его придумывают редакторы и это далеко не первый раз, когда я плохо себе представляю, что там было в голове у того, кто придумывал заголовок (у перевода). Всё равно спасибо за перевод.

UPD: Теперь есть официальные переводы на 6 языков.
13 мнений // Ваше мнение?
Завтра буду "интерлокутором" на заседании, открывающем конференцию про медиа и власть в современной России - помогать Дмитрию Быкову и Владимиру Кара-Мурзе вести разговор про медиа, власть и всё остальное. Тема, конечно, мне очень близка - и медиа, и власть - но конференция гуманитарно-междисциплинарная, так что моей научной работе здесь не место.

А то тут был опыт. Недавний выпускник аспирантуры в Стэнфорде, профессор, со следующего года, в Гарварде, сказал тут мне, что на него произвела большое впечатление наша, с Егором и Сергеем, статья про свободу прессы. На первом курсе колледж, много лет назад. Приятно ощутить себя на секунду классиком. Тем более, что там всё, действительно, прошлый век, панельные регрессии. Сам Давид Янг, изучая цензуры и её последствия, делает мощные эксперименты, лабораторно-полевые.

Но, к слову, в той статье мы действительно сказали, в нашей области, новую вещь - указали на центральный вопрос для авторитарного лидера - меньше свободы прессы, меньше вероятность революции, но ниже эффективность (например, стимулы для чиновников). Идея, конечно, не новая, её ещё Сахаров с Турчиным знали, но наша модель была первой, а теперь уже целая литература из моделей цензуры и ограничений свободы прессы в недемократических режимах.
14 мнений // Ваше мнение?
 

Ура - вышла колонка "Russia’s World Cup Opportunity" на Project Syndicate - одном из центров "мнений и комментариев" в мире, про то, что Чемпионат мира 2018 - прекрасное дело, и для мира, и для России. Я давно хотел так написать, но это немножко трудно в мире, где "солсбери", "сирия", "сервер" и т.п.

Миллион билетов продано в России. Это значит, что несколько сотен тысяч человек заплатили минимум по десять тысяч рублей, немалую сумму - это самый очевидный, самый достоверный признак того, что они радуются этому событию и хотят быть причастными к нему.

Те, кто футбол не любят - в этом нет ничего страшного - не хотите порадоваться за тех, кто счастлив? Не лично за себя, а за других!
45 мнений // Ваше мнение?
Сегодняшняя статья в NYT напомнил о "старом счёте". Его и сводить-то не стоило бы, но это просто смешно. Статья рассказывает о том, как в Латвии относятся к персонажу, который двадцать пять лет возглавляет ЦБ Латвии. И, судя по опубликованным документам, примерно столько же участвует в отмывочной деятельности, с которой, по должности, вроде как бы боролся. Голосование в парламенте дало результат 55-0 в пользу "должен подать в оставку", но ЦБ настолько независим, что даже то, что подчиненные сговорились не пускать начальника в здание, не помогает...

Меня этот персонаж заинтересовал только однажды и не по поводу коррупции - когда десять лет назад, в начале финансового кризиса, развязал небольшую войну против моих коллег, рижских экономистов. Профессиональных и компетентных экономистов, в отличие от коррумпированного проходимца. Их работы - я был соавтором в одной маленькой статье, которую, к слову, похвалил и процитировал Оливье Бланшар - указывали на то, насколько разрушительной была политика ЦБ во время кризиса. Что непонятно, почему присоединение к евро стоит таких страданий - кризиса сильнее Великой депрессии, приведший к эмиграции чуть ли не 10% населения. Ну что ж, судя по тому, что уже известно про коррупцию Римшевича, его мало заботили проблемы граждан...

Так вот, о старом счёте. Некоторое время существовал такой активный блоггер, у которого была совершенная обсессия - сначала вокруг Сергея Гуриева, потом вокруг меня, потом вокруг нас двоих, потом, немножко, вокруг Олега Ицхоки, потом снова я, ну и т.п. Вроде он как и блог вёл ровно для этого, каждый раз начиная свою запись со слов "я журнал ksonin не читаю...". Казалось бы, стоило ли обращать внимание? Стоило, потому что kar-barabas, несмотря на обсессию, был очень грамотным в самой сложной, с точки зрения публичной дискусии, области - макро (производство, занятость, обменный курс). Чего там - он один раз указал на настоящую глупость серьёзную ошибку в моей колонке - осенью 2009 года. Приводил интересные и полезные сравнительные данные. Графики и картинки были красивые. Раз за разом переводил Джеффри Франкеля на русский и на "русский макроэкономический". (Офф-топ: хотите понимать больше про обменный курс, читайте Франкеля.) С ним Сергей Журавлев, лучший макроэкономический публицист на русском, спорил, что для меня признак того, что нужно уважительно относиться.

Сложность с kar-barabasoм была в том, что он очень сильно шифровался. До сих пор мне точно неизвестно, кто это. Я даже Олега Замулина (человека куда более грамотного в макро, но куда менее писучего) подозревал. Я бы и Ксению Юдаеву подозревал, если бы у неё время было писать или Наталью Орлову... Ну если человек с пеной у рта защищает ЦБ Латвии и МВФ, интересно же знать, откуда он взялся? Да, я знаю, что важно мнение, а не личность того, кто высказывает, но как-то проще понять, если что-то знаешь. А уровень грамотности резко сужал круг подозреваемых. Ну, хорошо - мы провели небольшое исследование, сделали маленький, на коленках, рэндомайзд эксперимент и биг дату и решили, что знаем, кто он. Гарвард типа закончил, правда не совсем экономику, в МВФ типа работает, правда не совсем в аналитическом отделе. Ну это же "биг дата", пусть и на коленке - то есть точно мы не знали. И успокоились. В конце концов, обсессия - она обсессия и есть (и уж точно не мне бросаться камнями в этом славном стеклянном домике). Можете посмотреть - блог у него теперь закрыт (и разные записи, в том числе и очень интересные, надо читать в архиве), но обсессия на полном дисплее.

А вот теперь я думаю - может, я зря тогда сожалел, что плохо к нему относился? Я-то считал, что он по упёртости, по корпоративной солидарности защищает политику, которая принесла страдания целому поколению жителей Латвии. Но сейчас, когда выяснилось, что это было не просто плохо, а плохо за большую выгоду - см. статьи в WP и NYT по ссылкам выше - может, это стало ещё противнее?
10 мнений // Ваше мнение?
О происходящем в Армении. История, даже самая недавняя - бесконечный источник для создания разных нарративов. Одни и те же события в устах экспертов и головах толпы становятся совершенно разными историями, с одними и теми же фактами и совершенно разными объяснениями. И дело не в том, что эксперты придумывают какие-то версии, чтобы в чём-то убедить аудиторию - они придумывают, но в этом нет ничего страшного. У аудитории есть свои предпочтения о том, что они хотели бы услышать - и это, предпочтения слушателей, куда важнее, чем усилия рассказчиков.

Вот один пример - и потом об Армении. Тут недавно прошла новость, что какую-то молодёжь где-то в провинции тренируют "противостоять майдану". И для этой молодёжи история "майдана" вписана в нарратив о "цветных революциях", тянущийся чуть ли не от "бархатных революций" 1989-91-го через свержение Милошевича и Шеварднадзе до Ливии и Сирии. Хотя связь между этими всеми революциями - абсолютно минимальная (конечно, в каждом случае есть действующий лидер, который сменяется), о них рассказывают так, как будто у них есть какой-то единый механизм или единая движущая сила. Вот, интересно, когда ребят готовят "противостоять майдану", им говорят, что наш правильный аналог "майдана" выглядит примерно так: выступающих против Путина Иванова с Володиным, бывших руководителей администрации президента, поддерживают Зубков, Фрадков, Касьянов, бывшие премьеры, при горячей поддержки примерно 200 депутатов Думы и нейтралитете примерно половины кабинета министров, включая половину силовиков. В России аналогом "майдана", если угодно, был августовский путч 1991-го года...

Но живёт и царствует "нарратив", в котором майдан связан с выступлениями против Милошевича (который бы удержался у власти, если бы НАТО и ООН) и с "Арабской весной", где - ключевая разница - во всех случаях революцию устраивало "подавленное большинство". Не будем спорить, хорошо ли это было или плохо - подавлять это большинство (одним из результатов "раскрепощения" стало появление ИГИЛ), важно, что в России, что в Украине подавленного, никак во власти непредставленного большинства не было и нет и что бы у нас тут не происходило, оно никак не может быть аналогично "арабской весне".

В происходящем сейчас в Армении есть аналогия с украинским "майданом", но она более сложная, чем "рука Вашингтона" или "борьба за свободу". Правильная аналогия такая: на Украине в 2013-14 году не было никакой революции, а была неудачная попытка контрреволюции. Президент Янукович честно набрал большинство голосов на выборах 2010 года и, если бы не попытался резко повернуть курс осенью 2013 или не стал бы стрелять в демонстрантов в феврале 2014-го, был бы президентом до 2015 года, а, не исключено, и сейчас. Но он попытался выйти за рамки политически возможного - курс на ЕС всегда, в том числе и на его выборах, поддерживало большинство украинцев. Когда против этого стали протестовать - в том числе примерно половина парламента и всей элиты - стал "закручивать гайки", что лишили его поддержки в армии и спецслужбах.

Вот так же и в Армении. Президент Саргсян, популярный в прошлом - он дважды выигрывал выбор - лидер, попытался совершить переворот. Смысл ограничений в конституции - не  в том, что после десяти лет у власти надо как-то подкрутить законы, чтобы и дальше остаться. Смысл в том, что срок пребывания у власти, как бы это не называлось, ограничен десятью годами. Саргсян попытался нарушить это правило, переименовав пост "лидер" в премьерство из президентство. Судя по реакции армянских граждан, им это не понравилось. Неизвестно, стали ли они хуже относится к Саргсяну, которого считают героем войны, но определенно плохо - к тому, чтобы он оставался у власти после истечения сроков. Политолог-специалист по теории игр сказал бы, что он всё просчитал на ход раньше Януковича (справедливости ради, у того срок не кончился) и мирно, дай Бог, подал в отставку.
105 мнений // Ваше мнение?
Кажется, очевидное соображение – чем меньше знают о нас, пользователях, компании, собирающие и обрабатывающие «большие данные» - Google, Amazon, Uber и другие, тем лучше? Или наоборот – это очевидно хорошо?

Вопрос об этом возник вчера в Алмате на конференции, которую проводит для сотрудников и партнеров страховая группа «Евразия» - я в ней участвую на протяжении многих лет. Профессор экономики на таком мероприятии – не редкость. Обычно – лекция по макро для широкой аудитории (от этого потом остаются интервью в прессе) или круглый стол (пять лет назад у нас здесь был очень интересный разговор с Нуриэлем Рубини), а тут ещё был разговор с аудиторией, посылавшей вопросы по SMS/WhatsUp. Игорь Виттель и Костя Эггерт модерировали, а мы с Сергеем Медведевым, профессором политологии, отвечали на вопросы. Геополитика там, доллар и вот, вопросы про интернет и безопасность. Сергей перед этим выступил с исключительным интересным рассказом о современном «цифровом Большом брате» - и, поскольку речь шла о технологиях современной цензуры и пропаганды, то, естественно, уклон был «обвинительный». Как выжить в условиях этого «Большого брата» - правительств, спецслужб, крупных и мелких корпораций – все собирают данные, все знают о тебе очень много.

Сергей говорил об опасностях, а я вспомнил о том, как мой друг Омри Бен-Шахар, профессор Школы права в Чикагского университета недавно выступал на слушаниях в Конгрессе США, который обсуждает законы о сборе данных клиентов кампаниями. Сейчас понятно, что нет большой разницы между сбором индивидуализированных данных (грубо говоря, на папке написаны ваши имя-фамилия) или деиндивизуализированные (грубо говоря, в базе данных нет возможности связать данные с фамилией). Паттерны поведения - например, в интернет-магазине – так сильно «идентифицируют» человека, что его имя и не нужно.

Так вот Омри – последовательный противник ограничений на сбор данных для компаний. Пусть собирают, если им это нужно. От этого лучше клиентам – когда фирмы «знают» о клиентах больше, клиенты получают и больше, и лучше. Из-за таргетирования и из-за конкуренции с другими фирмами, опирающимися на те же данные. Омри – специалист по законам о прозрачности (когда вы ставите подпись на пользовательском соглашении – это, как правило, сделано потому, что от компаний требуется по закону получать эти подписи) и крупный противник этих законов. У него есть книга против законов о прозрачности, очень интересная, и его выступление в комитете Конгресса – можно посмотреть, можно прочитать – как раз про это. Про то, как «требования прозрачности» не помогают. И из-за этого не нужно мешать компаниям делать нашу жизнь лучше.
25 мнений // Ваше мнение?
Эх. Не успел я как следует привыкнуть к термину, который можно было использовать для описания себя в детстве, не пугая словом «аутизм», как от него придётся отказаться. Доктор Аспергер принимал участие в нацистиских опытах на детях, которых после этого убивали. Рекомендовал, кого из малышей убивать, а кого нет. Нет, это не «время было такое» - это было моральным уродством и преступлением и в самые тяжелые годы.

Имя ученого в названии болезни или другого феномена - это почёт, увековечивание со стороны будущих поколений, а не обязательный маркер. Имена подонков и преступников должны вычёркиваться из почетных наименований; пусть остаются в истории науки - история - это не мемориальная доска, в которой уместны только почёт и уважение. Но там, где можно имена подонков не употреблять, их употреблять не нужно.

Так что с термином «синдром Аспергера», таком удобном в бытовой болтовне, придётся распрощаться. Синдром не болезнь, не обидно. Стигмы никакой нет. Конечно, не так приятно, как «талант к математике» (так это называли полвека назад :)), но совсем не так обидно как «аутический спектр». У «аутизма» есть стигма - и воспринимается это плохо, хотя «людей спектра» вокруг полно и они ничем не хуже, ни в каком смысле, чем люди без этих элементов. (В аутистах - у тех, кто находится на дальнем углу «спектра», тоже нет ничего плохого, но с ними трудно: они редко могут жить без помощи окружающих.) Только что перечитывал «Остров сокровищ» - там Джим Хокинс, от лица которого ведётся повествование - явный кандидат, по моему. (Надо сказать, у Стивенсона это и в других книгах есть: тот же Дик Шелдон, протагонист «Чёрной стрелы», такой же талант, как Джим.)

В последние десять лет даже стало модно ставить этот «диагноз» положительным героям, что в художественной литературе («Девушка с татуировкой дракона»), что в документальной («Большая игра на понижение» Майкла Льюиса, «Совершенная строгость» Маши Гессен). Это не болезнь и ставили его авторы, а не врачи - что предполагает куда меньшую ответственность. Один лоцман мне это при первой встрече поставил. Это все подчеркивает отсутствие стигмы - наличие «синдрома» не снижает привлекательность героя. Не факт, что так было бы, если бы описан был «аутизм в легкой форме». Но сейчас авторам придётся искать другие слова, а в переизданиях того, что уже использует позорный термин, ставить, как минимум, поясняющие сноски.

P.S. Пожалуйста, не надо ставить мне в комментариях ссылки на то, что физиолог Павлов проводил опыты над беспризорниками. Конечно, проводил, это было неправильно и жестоко по современным меркам, но нет никаких свидетельств, что этих детей убивали, как-то мучили или к чему-то принуждали. Знаменитая фотография с Павловым, которая сейчас бродит по интернету - с мальчиком, у которого через щеку встроен прибор для сбора слюны - сделана с мальчиком, у которого на щеке был свищ. С помощью поисковиков нетрудно найти подробные истории павловских опытов и ничего преступного в них не было. (Вот операции по ликвидации беспризорности и казни несовершеннолетних были преступлениями, аналогичными нацистским.) Можно использовать «собаку Павлова».
25 мнений // Ваше мнение?