В ПРАВИЛЬНОМ НАПРАВЛЕНИИ

Сложная тема - экономическая катастрофа, приведшая к распаду СССР и "гайдаровские реформы". Такая сложная, что до сих пор нет ни внятного, экономически осмысленного нарратива о том, что произошло, ни, тем более, реалистичного анализа альтернатив. А вот в новом интервью Петра Авена, одного из идеологов и исполнителей первого этапа реформ, произвучала одна интересная мысль.

В реальном времени о реформах писали лучшие экономисты мира - но это было в реальном времени и ценность этого, скорее, в истории экономической мысли. Но тема "величайшего естественного эксперимента" вышла из моды задолго до того, как стали понятны его первые итоги. Я знаю множество разной ерунды, которая всегда была ерундой, умных мыслей, которые устарели или частично верных и глубоких соображений (см. "обзор экономической мысли 1990-года" и мини-обзор лучшей конференции на эту тему, 20 лет спустя), но одного хорошего источника нет и не близко.

А содержательная мысль у Авена вот такая - понятно, что "вклады населения" (результат в основном масштабного печатания денег в 1989-1991) не были ни чем обеспечены и не являлись "сбережения" в бытовом смысле. Но, может быть, нужно было что-то сделать, взяв на государство дополнительные обязательства по "компенсации".

Я не случайно ставлю кавычки. В тот момент, когда новое правительство пришло к власти, никаких сбережений уже не было, были бумажки (записи на счетах), котором не соответствовало никаких реальных активов/товаров. То есть для "компенсации" нужно было взять на себя какие-то НОВЫЕ обязательства из БУДУЩИХ, не произведённых к этому моменту доходов. У этого был бы следующий экономический смысл: перераспределение от тех, кто эти доходы бы создавал после 1991 года, но не имел сбережений, к тем, кто сбережения имел, но создавал меньше. (Те, кто и имел сбережения, и создавал бы новые доходы не получили бы и не пострадали бы.)

То есть это был бы такой эквивалент введения новой, дополнительной Social Security - новой сети социальной защиты. Население бы этой тонкости бы не поняло (и до сих пор большинство комментаторов думает про "сбережения 1991 года" так как будто это были сбережения), но это было бы, как всякая прогрессивная (перераспределяющая в сторону более бедных) мера, популярно. Если при этом ограничить новые "защищенные вклады" какой-то небольшой суммой - типа 5000 рублей, то соотношение по "цена вопроса"/количество снизивших несчастье было бы лучше. Заметим, что вовсе не факт, что от этой меры люди стали бы сильно счастливее или травма - слабее. Речь же идёт про ОБЕЩАНИЕ в 1991 году, а не про какой-то реальный трансфер 1991-го года.

Прежде чем бросаться объяснять мне, как это можно было сделать (как будто я не читал достаточно глупостей, когда писал "обзор экономической дискуссии 1990 года" для НЛО, см. в ссылках), помните - речь идёт про ОБЕЩАНИЕ 1991 года, которое можно было бы дать по поводу доходов, собранных - в 1995? 2000? 2010? 2030? Сам Авен как-то связывает это обещание (которое не было дано, а, может, надо было дать) с будущими результатами приватизации. Но это, как раз, похоже на порочный круг - это же неважно, какой номинал был написан на ваучере - 10 тысяч (как было) или, скажем 100 тысяч (с учётом вкладов). По смыслу, задумке и практике цена ваучера не определялась номиналом - а рынок определил бы ему ту же цену, что с номиналом в 10 тысяч, что в 100, что в миллион.

Так что, мне кажется, мысль эта - ценная как мысль для понимания исторического эпизода - именно в том, что правительство со всей возможной публичностью взяло бы на себя обязательства, за счёт будущих доходов, перераспределить какую-то часть реального продукта в пользу держателей вкладов. Скажем, ограничить вклады 5 000, а дальше каждый год, начиная с 2000, тратить какой-то процент бюджета на пропорциональную выплату держателям вкладов. Может, улучшило бы настроение. Может, ослабило бы травму.

ЭКОНОМИКА США, МАРТ 2021

Может, мне показалось, но в комментариях к моим колонкам-постам последних месяцев отчётливо звучит запрос "что же там не так с американской экономикой"? То, что инфляция, по оценкам, может вырасти до 3-4% вместо нынешних 1,5-2%, слышится как будто она может вырасти до 30-40%. Опять звучит глупое выражение "залили кризис деньгами", хотя никто, кто его употребляет не может толком объяснить, что оно значит, и что в этом, если это что-то значит, плохого. Про новые рекорды фондового рынка говорится так, как будто они означают "ожидается кризис", а не "ожидается быстрый рост"... На самом деле мы видим ровно противоположное - американская экономика быстро восстанавливается, а её роль в мире сейчас будет расти.

Коротко говоря - после "Великой рецессии", кризиса 2008-09, американская экономика восстанавливалась относительно медленно (хотя быстрее, чем европейская или российская), но очень устойчиво и равновмерно. Семь лет президентства Обамы и три года президентства Трампа каждый год рост был минимум 2%, а безработица в итоге снизилась до уровня, невиданного с 1950-х. После десятилетий стагнации стали устойчиво расти доходы среднего класса и бедных. (Доходы богатых и верхнего класса и так не стагнировали, а продолжали расти.)

Коронакризис и вызванные ими ограничительные меры нанесли огромный удар по экономике во втором квартале 2020 года, но крайне решительные меры (спасибо, в частности, президенту Трампу) привели к таком быстрому восстановлению в третьем квартале, что уже сейчас безработица всего лишь ("всего лишь" по историческим меркам) 6,5% и прогнозируется, что новые рекорды будут очень скоро, через два года. Хотя непоследовательная и путаная политика привела к большой избыточной смертности в 2020, решительные действия администрации Трампа в деле закупки и производства вакцин и действия администрации Байдена по организации массовой вакцинации дали прекрасные результаты. 30% взрослых американцев получили хотя бы один укол (23% всех граждан), 12% вакцинировано полностью.

Поскольку ставки процента падают уже сорок лет + в кризис весь мир доверяет доллару ещё больше, чем в мирное время + поскольку американцы тратили гораздо меньше, а сберегали в 2020-м гораздо больше, чем обычно, у правительства была возможность тратить большие деньги в долг фактически бесплатно (под ставку процента чуть больше 0). Это привело к тому, что реальные доходы граждан выросли на 3,5% несмотря на падение ВВП. Реальные, то есть инфляция в этом уже учтена. Принятие пакета Байдена, к тому же, снижает неравенство, многолетнюю проблему США.

Сейчас ожидания такие, что рост ВВП в 2021 году составит 5-7% (6 по официальным оценкам, но инвестбанки типа Goldman Suchs и JP Morgan дают выше), то есть уровень 2019 года будет перекрыт с запасом уже в 2021-ом. Рост продолжится и дальше, потому что "антикризисный пакет Байдена" - это, фактически, мощный стимул для экономики. За это когда-то придётся, возможно, расплачиваться более высокой инфляцией (3-4%) и низкими темпами роста, но это не факт. Многие экономисты считают, что мощный стимул - это ровно то, что нужно даже в такой ситуации, когда экономики уже набрала ход, быстро восстанавливаясь.

Значит ли это, что у американской экономики нет никаких рисков? Нет, не значит. В любой экономике есть много рисков. Инфляция может оказаться выше 3%, особенно если быстрый рост обеспечит победу демократов в 2022-ом и 2024-ом и они захотят "переделать мир" с помощью расходов бюджета. Возможно, новые штаммы вируса опередят вакцины и снова загонят всех в локдауны. Возможно. Но эти риски значительно ниже, чем, скажем, у Европы (где основной риск, помимо медленной вакцинации, это стагнация), Китая (где помимо медленной вакцинации много других рисков, особенно внутриполитических), да и всех других стран.

То есть волноваться за риски американской экономики это правильно, потому что когда замедляется локомотив, замедляется весь мир-поезд. Экономический кризис в США вызвал бы большие потрясения в остальных странах. Но думать, что у американской экономики больше рисков, чем у какой-то другой - смешно. Сейчас, в марте 2021 года, они меньше.

ОТНОШЕНИЯ С АМЕРИКОЙ

Michael McFaul - бывший посол США в Москве, а до этого - один из лучших политологов-специалистов по России, не работает в администрации Байдена. Но он, с запасом - самый популярный комментатор всех российских дел на американском ТВ и газетах, а также в Foreign Affairs. Как эксперт - он самый влиятельный специалист по России из тех, кто не работает в администрации.

Кроме того, у Майка есть фейсбук и твиттер и удивительное свойство - он там разговаривает со всеми. С пригожинскими троллями, с теми, кто троллит по зову души и т.п. Конечно, за оскорбления он блокирует, но, удивительно, вступает в разговоры, буквально, с тысячами людей. Отвечает на реплики, спорит, объясняет, негодует. Удивительно, сколько энергии и сколько терпения.

Так вот - за последний год он десятки раз отвечал в соцсетях на вопрос "Что должны сделать США, чтобы улучшить отношения с Россией?" и отвечал так - "Да ничего не должны. Спрашивайте - и не у меня - что должна сделать Россия, если хочет улучшить отношения?" И вот, мне кажется, именно этот подход и доминирует сейчас в администрации Байдена - они не хотят улучшения отношения с Россией, им реально всё равно. Пока в России не захотят улучшения отношений, в американской администрации никто не собирается об этом и думать.

ПРО БАЙДЕНОМИКУ ДЛЯ VTimes

Интересно будет, если "пакет Байдена" превратит минимальное преимущество, которое есть у демократов в Палате представителей и Сенате, в что-то более существенное - вот она, "байденомика". Давно уже, лет пятнадцать, если не больше, не было такой популярности у крупного законопроекта. Полная поддержка демократов неудивительна - в конце концов, это раздача денег по всем направлениям их приоритетов. Но вот поддержка почти половины республиканских избирателей - это реально много. Спасибо Трампу. А в инфляцию теперь не верят ни демократы, ни республиканцы. И за это спасибо Трампу, кстати.

АНОНС: ДИСКУССИЯ ОБ "УЗКОМ КОРИДОРЕ"

10 марта, в среду, в 19-00 будем обсуждать выходящую на русском книгу Асемоглу и Робинсона «Узкий коридор: государства, общества и цена свободы». Вести будет Борис Грозовский, а обсуждать - Рубен Ениколопов (РЭШ) и я.

Все, наверное, читали предыдущую книгу Асемоглу и Робинсона - "Почему одни страны богатые, а другие бедные" (Why Nations Fail). Та книга - научно-популярное (и мегапопулярное) изложение двадцати лет работы авторов, создателей современной политической и институциональной экономики. Конечно, они стояли на плечах гигантов - и Хиршмана, и Норта, и Вайнгаста и почти ровесников Алезины, Перссона и Табеллини, но они и сами гиганты. Асемоглу и Робинсон придумали новые концептуальные подходы, собрали новые модели, предложили новые методы и инструменты анализа данных - и тысячи экономистов по всему миру приняли эти подходы, развили эти модели и усовершенствовали инструменты. "Почему одни страны богатые, а другие бедные", излагает результаты - и собственные, и сотен других исследователей.

Та книга - важнейшее, что написано в анализе экономики и политики в последние полвека, но эта важность - не в книге самой, а в том, о чём она рассказывает - важна исследовательская программа, начавшаяся до рождения Дарона и Джима, о которой она рассказывает широкой публике. "Узкий коридор", две тысячи страниц истории институциональной динамики, совсем другая книга. Она, скорее, шаг вперёд, за грань той области, в которой написаны сотни книг и тысячи статей. Она опирается на существующие работы совсем не в такой степени и не излагает научный консенсус. На мой взгляд, модели теории "узкого коридора" ещё толком не построены и, значит, до следующих, в научном исследовании, шагов ещё нужно идти...

Вот и обсудим 10 марта, регистрироваться здесь.

ЧТО ЕЩЁ ПОЧИТАТЬ

Фрагменты книги - в «Econs.Online», в Republic

Список-мини-обзор отдельных научных статей Асемоглу-Робинсона, на которые опирается "Почему одни страны богатые, а другие бедные"

Обзор современных моделей институциональной динамики и институциональной стагнации, только что написанный для Handbook of Historical Economics. Хотя мы рассказываем про сложные модели, в этом обзоре они описаны просто.

Рецензия Дани Родрика (Гарвард) на "Узкий коридор" в Project Syndicate(на русском). Отклик Инны Березкиной на рецензию Родрика.

Рецензия Деирдре Макклоски (Университет Иллинойса) на "Узкий коридор". Кто из экономистов нашего времени пишет ярче и живее Макклоски?

ПОЛИТОЛОГИЯ ТЕМПОВ ВАКЦИНАЦИИ

Коллеги политологи - это вопрос к политологам, да - чем объясняются такие медленные темпы вакцинации в России? Почему не используются те инструменты, которые так мощно используются в других ситуациях? Телевизионная пропаганда, административный ресурс - почему это не задействовано? Нет политического решения? Почему?

Россия первой в мире одобрила разработанную вакцину, почти полгода назад. Нет данных о том, что Sputnik V чем-то серьёзно хуже других вакцин или чем-то опасен - через полгода после выпуска это уже вполне серьёзная информация. Тем не менее темпы вакцинации удручающе низкие - судя по имеющимся данным, две дозы получило максимум 1-2%, одну - 4-5% (Здесь собраны какие-то данные, но в целом они бьются по всем источникам, включая официальные). В Америке одну дозу получили уже 16%, при том, что вакцинация началась на три месяца позже. Конечно, США - богатая и высокопроизводительная страна и сравнение может быть неподходящим, но у многих стран темпы вакцинации выше.

Много новостей о том, что уже произведённый Sputnik V получается многими странами в мире, но это не причина дефицита внутри страны. У коммунистических диктатур были эпизоды когда из идеологических соображений продукция шла на экспорт за счёт собственных граждан - например, Мао во время крупнейшего голода в Китае бесплатно помогал продовольствием странам Восточной Европы. Но в данном случае ничего такого нет - в Москве, например, вакцина находится в свободном доступе. Опять-таки в Америке при 16% вакцинированных вакцина в дефиците. В Москве дефицита нет при 5%...

Дело также не в логистике - на протяжении всего коронакризиса, логистическая часть российской борьбы с вирусом работала достаточно чётко. Я понимаю, что это немного "москвоцентристкий взгляд" (в регионах возникают дефициты из-за логистики), но даже и в Москве, где техническое обеспечение на высшем уровне, это загадка. Вакцин достаточно для всех желающих, желающих мало (тоже понятно), но почему ничего не делается, чтобы убедить или заставить граждан делать прививки?

На протяжении последних лет российское руководство включало пропаганду и админресурс на полную мощность по куда менее важным поводам, чем борьба с опасным вирусом. Я понимаю, что убеждать граждан поверить в лекарство куда труднее, чем гнать пену про Украину или Америку, и не факт, что "вечерние мудозвоны" могут помочь с распространением информации про вакцины. Но никто даже не пытается это сделать, вот что странно. Почему хотя бы нет линейки публичных заявлений от первых и вторых лиц, что они вакцинировались? Спортсменов и актёров, делающих прививки в прямом эфире?

То же самое про административный ресурс. Конечно, это незаконно использовать госпредприятия или частные фирмы для проталкивания своих политических целей, но мы это не раз видели в последние годы. Почему до сих пор нет требований ко всем сотрудникам госучреждений и госкомпаний сделать прививки? Хотя бы в рекомендательном порядке.

Собственно, административный ресурс вовсе не обязателен должен быть "насилием". Почему людям не звонят из поликлиник и не приглашают, как само собой разумеющееся, на процедуру? В России прививки детям делает, не задумываясь и не переживая, огромная доля населения. В 1960-м году массовая прививка от оспы (более опасная, к слову, чем нынешняя) была принята без переживаний и насилия, как часть стандартной здравоохранительной деятельности.

Это меня наводит на мысль, что есть какая-то политическая подоплёка, что решение о том, что вакцинация от коронавируса - это важно для борьбы с кризисом - на высшем уровне не принято. Но я эту подоплёку не понимаю и, вот, спрашиваю, политологов и политических комментаторов.

НЕБОЛЬШОЕ УТОЧНЕНИЕ

Вчера я написал, объясняя, почему буду читать детям книжки Доктора Сьюза, несмотря на то, что в них есть расистские обертоны (значит, нужно пояснять) и несмотря на то, что во время войны он рисовал расисткие карикатуры на американцев с японскими корнями, "пятую колонну". Но, выясняется, Сьюз (Теодор Гейзел) так же активно выступал против "сторонников мира", американских изоляционистов конца 1930-х и был одним из первых, кто привлек внимание к трагедии Холокоста.

Вторая мировая война уже началась, а идея участия в "иностранных войнах" была чужда большинству американцев и даже небольшую помощь англичанам и, потом, русским в борьбе с Гитлером организовать было очень сложно. На стороне изоляционистов выступали популярные политики и общественные деятели типа легендарного лётчика Чарьза Линдберга. Рузвельту для переизбрания в 1940-м пришлось, фактически, пообещать, что Америка будет сохранять нейтралитет. Гейзел шёл против общественного мнения, рисуя карикатуру с детской книжкой "Волк Адольф."

Важной проблемой было и то, что в американском обществе не было никакого понимания разворачивающейся трагедии Холокоста и, чуть позже, массового уничтожения других "низших рас" типа поляков, украинцев, белорусов и русских. (В одном позорном эпизоде, которому теперь посвящен отдельный стенд в государственном Музее Холокоста в Вашингтоне, американские власти не приняли корабль с еврейскими беженцами из Европы и большинство пассажиров, в итоге, погибли, вернувшись в Европы.) Убеждать широкую публику и, через неё, политиков, в том, что необходимо что-то делать, было важно. В другой ставшей очень известной и привлекшей массовое внимание к проблеме карикатуре Гейзела, Гитлер и Лаваль, премьер-министр Франции, впоследствии казнённый за сотрудничество с фашистами, идут, напевая весёлую песенку, по лесу, завешанному убитыми евреями.


ДОРОГА МИМО CANCEL CULTURE

2 марта 2021 года президент Байден не упомянул Доктора Сьюза в ежегодном обращении по поводу дня чтения. Доктор Сьюз (Теодор Гейзел), автор детских стихов и картинок к ним, в Америке – как Самуил Маршак или Корней Чуковский в России, «главный» детский поэт. Собственно, Национальный день чтения отмечается в его день рождения! Президенты Обама и Трамп, которые ни в чём не были согласны, говорили о нём в этот день. Почему Байден не упомянул Сьюза? Прямо это не сказано, но специалисты по чистоте культуры активно указывают на расисткие обертоны в его стихах и картинках. В тот же день Фонд Сьюза, управляющей его наследием, объявил, что больше не будет разрешать перепечатывать или ставить в кино и театрах шесть его классических, пусть не самых популярных книг. Тут же Fox News, профессиональная фабрика по производству народного возмущения, выпустил несколько репортажей про расцвет cancel culture на этом примере. Одним из результатов стало то, что в течение дня 33 из топ-50 бестселлеров на Amazon были книгами Доктора Сьюза!

С одной стороны естественная реакция – проклинать cancel culture. Тем более, что одна из «выводимых из обращения» книг, “On Beyond Zebra!” – первое, что я прочитал у Сьюза, ещё на русском, в переводе Григория Кружкова, и это волшебное детское стихотворение на обоих языках. Мои дети в Москве росли с доктором Сьюзом и на русском, и на английском. Правильно Fox News разгоняет волну. Неудивительно, что американцы рванули закупаться Сьюзом. (Он и так продаётся неплохо – из умерших авторов он один из самых прибыльных.)

Сложность в том, что расисткие обертона у Сьюза – это вовсе не левацкая выдумка. Они там реально есть – и чернокожие в виде мартышек, и арабы на верблюдах, и много другого стереотипирования. Собственно, про Сьюза это всегда было известно – во время войны он нарисовал множество карикатур с расистскими тропами и символами. (Гейзел изначально художник, как ни странно, а поэтом стал, придумывая слова к своим картинкам). Например, он рисовал американцев японского происхождения, «пятую колонну», узкоглазыми и черноволосыми. Обращение с американцами японского происхождения в ходе Второй мировой считается позором. (Тех, кто не мог или не хотел уехать с Западного побережья, интернировали внутрь страны, в специальные лагеря. Это было не супержестоко – например, заканчивая школу там, дети уезжали учиться в колледжи – 1500 детей так уехало, но позором считается всё равно.) Конечно, рисовать расисткие карикатуры – это не то же самое, что служить охранником в лагере. Тем более, что доктор Сьюз, специальных слов не произнося, видимо, расскаивался – и уже полвека на его «Хортон слышит ктошку» и «Лоракс» учатся толерантности и умению видеть особенности других миллионы детей в Америке и в мире.

Какой выход? Наверное, тот же, что и с «Томом Сойером» и «Геккльберри Финном», книгами со множеством расистских тропов – читая, объяснять ребёнку про то, насколько неправильны и неприемлемы взгляды даже положительных героев. Собственно, в «Томе Сойере» это надо объяснить по разным поводам – объясняем же мы, что методы лечения и воспитания, которые там встречаются, безнадёжно и давно устарели. В моём любимом «Айвенго» - это примерно первая книга, которую я пересказываю маленьким детям – без тонны комментариев не обойтись. Для тех, кто знает книгу по фильмам – значительная часть повествования там посвящена взаимоотношениям саксов, норманнов и евреев. (Сюжет Исаака – Айвенго – Ревекки – Буагильбера, по хорошему, основной в книге.) И даже сверхпрогрессивный, для своего времени, автор часто звучит откровенно антисемитски – и когда подчеркивает чудовищный антисемитизм рыцарей и когда подчеркивает неземную толерантность Айвенго. Приходится комментировать и объяснять, что так и что не так.

В русской культуре этого, наверное, не меньше. Романы с антисемитскими выпадами вышли, слава Богу, из обращения, а расизм – вообще не наша классика, но вот культа насилия и сексизма куда больше, чем хотелось бы. Вот, например, «Ну, погоди!» - ладно, Волк – это отрицательный персонаж, но вы обращали внимание на то, что основной метод обращения с отрицательными персонажами – это насилие. Волка бьют милиционеры, администраторы, вахтёры, билетёры, спортсмены, да и просто множество случайных персонажей... Ну ладно частные граждане, но почему его бьют все, кто наделён властными полномочиями? Сексистких стереотипов много в любой традиционной культуре - и это не сильно меняется со временем. Скажем, трудно придумать такой сексисткий стереотип, который не был бы мощно воспроизведён в «Смешариках» или франшизе «Трёх богатырей». Мы будем смотреть – как будем читать Доктора Сьюза – потому что можно объяснить.

Желание «левых» загнать стихи Доктора Сьюза в чулан можно понять. Левизна – это в значительной степени недоверие к другим, «более простым людям». Типа – ну мы-то, конечно, можем разобраться, где в классике расизм, сексизм и насилие, а вот простые люди не смогут. Прочтут что рекомендовано и закрепят свои плохие стереотипы. Увидят как Седрик относился к евреям и сами так станут. Ну, во-первых, я не так уверен, что «простые люди» (те, кого леваки считают простыми) хуже разбираются где расизм, а где нет. Может, и лучше. Во-вторых, не так уж ясно, что лучший способ борьбы со стереотипами – механическое вмешательство и запреты. Прекрасно видели, как даже разумные люди, сталкиваясь с cancel culture, начинают звереть и подписываться под, например, расистскими и сексистскими взглядами только для того, чтобы просигналить свою независимость.

В левой культуре проще жить, потому что там за твои действия – что смотреть, что читать, что думать – отвечает «авангард». Куда партия скажет, туда и идти. Кого скажут читать, того и читать. Другая дорога – на которой сам отвечаешь за то, что прочёл ребёнку книжку с сексисткими, устаревшими стереотипами или показал мультфильм, снятый в эпоху других стандартов – сложнее. На ней нужно больше объяснять, ставить в контекст, комментировать и сопровождать сносками и пометками. Самому отвечать за то, какого автора читать – потому что контекст, потому что можно объяснить, а какого спустить в унитаз – без многих авторов спокойно можно обойтись. Это – и объяснения, и выбор - требует гораздо больших усилий. Но это и гораздо более интересная дорога.



ПРО ИНФЛЯЦИЮ ДЛЯ VTimes

По последним (январским) данным, годовая инфляция составила 5,2% — совсем немного для России по историческим меркам и чуть выше, чем заявленная ЦБ цель по инфляции — 4%. Небольшой всплеск объясняется, скорее всего, быстрым ростом мировых цен на продовольствие (почти на 20% в последние восемь месяцев). Тем не менее и общественная, и политическая реакция оказались заметными — граждане недовольны ростом цен, правительство ответило обещаниями его остановить и, что еще хуже, предприняло конкретные шаги в этом направлении...

Про то, чем это плохо - в сегодняшней колонке для VTimes "Ответственность за инфляцию".

ГЕНДЕРНАЯ РАЗНИЦА

Интересная новая статья - авторства известных экономисток Мюриэль Нидерле, Джастина Вольферса и целой группы соавторок - о том, что к женщинам-экономистам на семинарах относятся не так, как к мужчинам. Их чаще и раньше перебивают вопросами, и вопросы в среднем более агрессивные, чем вопросы к выступающим мужчинам. В этом кто бы сомневался - и у экономистов, я подозреваю, ситуация поздоровее, чем во многих технически сложных науках. Но тут интересно, как это можно аккуратно подсчитать и проверить.

И пожалуйста, не тратьте силы, пытаясь придумать "недискриминационное" объяснение, не прочитав статью - любая гипотеза, быстро приходящая на ум, там, по-моему, учтена, проверена и обсуждена. Мне, скажем, сразу пришло в голову, что, поскольку дискриминация снижается со временем, пропорция женщин в науке всё больше - соответственно, больше "младших по званию" женщин. Было бы неудивительно, что "младших" спрашивали бы агрессивнее, чем "старших" (среди которых уже произошёл естественный отбор) - и это, кстати, есть в данных у коллег. Это было задало корреляцию-без-дискриминации. Но это учтено.

Конечно, выдвигать альтернативные гипотезы можно и нужно - просто прочтите перед этим статью.