?

Log in

No account? Create an account
Записи Френдолента Календарь Инфо Назад Назад
ДНЕВНИК ЭКОНОМИСТА
Уже несколько лет NYT осуществляет очень интересный проект - публикует некрологи людей, которые, из-за важности их вклада в достижения человечества, заслуживали некролога, или даже некролога, начинающегося на первой странице, но не получили их по каким-то причинам. Например, Алан Тьюринг - один из величайших учёных ХХ века, некролога не получил.

Учёные такого уровня как Тьюринг, внесший фундаментальный вклад в основания математики, компьютерных наук и философии, и, одновременно, практический вклад в победу над Гитлером (он был одним из руководителей группы, разгадавший основной шифровальный код немецких ВМС), получают некролог в NYT. Достаточно уровня Нобелевского или Филдсовского, скажем, лауреата (и русского, как Воеводский, или французского, как Гротендик), а Тьюринг был, конечно, одной из важнейших научных фигур века. Но его дисквалифицировала причина смерти - он покончил с собой в 41 год после того, как был поставлен перед выбором: или пойти в тюрьму, или "лечиться от гомосексуализма", то есть подвергнуться химической кастрации (пить лекарства, снижающие половое влечение).

Сейчас трудно поверить, что не в далёкой Африке или деспотической Азии, но даже в такой передовой стране как Англии гомосексуалистов принудительно "лечили" всего лишь пятьдесят лет назад. (В 1967 году это было отменено, в 2009 правительство принесло официальные извинения Тьюрингу.) Конечно, не сжигали, как рыжеволосых в средние века, но причиняли совершенно ненужные страдания и вот, в случае Тьюринга - великого учёного и практика, спасавшего страну во время войны, довели до самоубийства.

Хорошо, что сейчас NYT исправляет вопиющую несправедливость и публикует некролог Тьюринга.
23 мнений // Ваше мнение?

Финал «Игры престолов», самого, говорят, популярного сериала в истории человечества, разочаровал. Большинство сестёр получили по серьгам, большинство симпатичных персонажей выжило и добро победило зло. Не нокаутом, а, скорее, по очкам, но победило. И всё же от сериала, который так мощно вошёл в массовый дискурс можно было ожидать большего. Может, победы женщины? Или, наоборот, зла? Я, читатель, а не зритель, по прежнему жду большего от романов Мартина.

Жители XXI века, эпохи, в которой устанавливается равенство полов не только теоретическое, но и реальное, надеялись на окончательную победу Дайенерис, принцессы из рода Таргариенов, матери драконов. У неё было кошмарное детство и юность, она прошла через огонь, в том числе и буквально, и воду, не просто сохраняя человеческие качества – становясь человеком и, одновременно, популярным лидером вроде Эвиты Перон из человеческого ХХ века. Счастье для всех, не только богатых и знатных. Но то, что создатели сериала собираются погубить Дани, стало понятно ещё в предпоследней серии, когда она устроила массовое убийство жителей Королевской гавани. Убийца простого народа мог стать победителей войны за престол в Средние века, с которых срисован Вестерос, но не мог стать победителем в сериале нашего времени. Сложная эволюция Дайенерис, одно из самых больших достижений сериала - разве могла бы быть эволюция женщины у Толкиена? - закончилась не так, как могла бы. 

И точно так же не мог стать победителем Джон Сноу, потомок Таргариенов и Старков. Победителем революционного сериала, нормализовавшего и изнасилование, и казнь, и инцест станет мальчик-сирота, своими силами пробившийся, за восемь сезонов, на самый верх? И узнавший, ближе к концу, что он принц по рождению? Это и сорок лет назад было бы пошлостью...Над этим ещё Гюго издевался. И всё же сценаристы струсили – это Джона нужно было убить в последней серии, но он-то слишком симпатичный. Какой победитель – что индивидуальный, что коллективный отправил бы такую сильную фигуру возглавлять армию в далёкую провинцию? Любой бы новый король должен был бы начать с убийства Джона Сноу. Но это кино и положительный герой, лишившийся, чтобы не было банально, главного приза, получил утешительный приз зрительских симпатий – ссылку в  места боевой славы.

А королём стал Бран Старк, который, если правильно понимать книжку, убит в самом начале – когда его сбросили с башни. Его последующее странствие – превращение в друида, не предусматривает никакого возвращения. Именно путешествие Брана и Рикона – правильная награда Старкам за их страдания. За изнасилованные детские мечты Санзы, за неповоротливость Эдварда, принятую за верность, за упёртость Кэтлин, принятую за материнские чувства, за несчастного Робба, не проигравшего, в качестве полководца, ни одной битвы, но не сумевшего справиться с собственными гормонами. Надеюсь, что Мартин в книгах Брана не вернёт. Пусть лучше в эпилоге Тирион и Джейн Вестерлинг украсят его игрушками и мишурой перед Новым годом. Его естественный путь не предусматривает никакого возвращения – если возвращаться в мир, где ребёнка сбрасывают с башни, в чём тут награда за страдания? Избрание Брана королём в конце сериала – голубая мечта покойных Вариса и Бейлиша, и дешёвая подачка любителям универсальной - хоть для четырнадцатого века - демократии. Точная такая же подачка как передача Севера Санзе – вот это вот награда Старкам за их мучения? 

Слава Богу, Арию не назначили к Санзе младшей королевой – ей же тоже полагалась награда за муки и верность идеалам. Общая кровавость сюжета несколько обесмыслила её линию – большинство врагов из списка, который она ежедневно повторяла перед сном, умерло своей (кровавой) смертью, а не от её руки, зато она отличилась, убив врага рода человеческого, который в её список не входил. Впрочем, тут сценаристы молодцы - ещё не хватало, чтобы сериал о женской силе превратился в полицейский сюжет о мстителе. Это не единственное, к слову, место где они не пошли по пути наименьшего сопротивления - разве не здорово, что в финале фэнтези-сериала магия вообще никак не участвует?

У Мартина, при замечательном умении персонажей вводить, оживлять и сдвигать на второй план, нет, похоже, навыка закрывать сюжетные линии. Именно поэтому пятую книгу, не делая выписок или не заглядывая в Википедию, и не прочтёшь. Вся эта бесконечная периферия, населённая яркими персонажами, только утомляет. Сценаристы сериала, напротив, железной рукой расставили точки над «е» и галочки над «и» - замкнули все линии, сведя огромное, необозримое пространство к трём комнатам мыльной оперы. Пространство, люди, представления – всё это историчнее у Мартина, но «война Алой и Белой розы», домов Йорков и Ланкастеров, далёкий прототип вестеросского Смутного времени, закончилась только тогда, когда в живых остался один (просто один) потомок мужского рода на две династии, будущий Генрих VII. Он, к слову, женился на главной наследнице из конкурирующей династии – именно поэтому многие ожидали комбинации Джон + Дайенерис в финале сериала. Ну и что, что тётя и племянник – предыдущие два короля были, на минуточку, детьми родных брата с сестрой. Вот, кстати, если задуматься, кого немножко жалко.

34 мнений // Ваше мнение?
Logo
ПАМЯТИ БОЛЬШОЙ БЕДЫ

20 мая 2019 года

75 лет назад, 18 мая 1944 г., началась депортация крымских татар – один из самых тяжелых эпизодов в истории российской государственности. Конечно, большинство жертв Сталина и подручных были русскими и украинцами – представителями самых распространенных национальностей в стране, но именно трагедии маленьких народов – чеченцев и ингушей, карачаевцев, крымских татар – ставят Сталина в один ряд с Гитлером, Пол Потом, Мао, самыми преступными лидерами ХХ в. В 1944 г. сотни тысяч крымских татар были депортированы, тысячи умерли в пути, но еще печальнее оказалась их участь в том месте, куда их привезли на поселение. Во время массового голода в СССР 1946–1947 гг. умерло несколько десятков тысяч татар-переселенцев.

По разным оценкам, в результате депортации погибло 15–45% крымских татар – цифры, сравнимые с данными о крупнейших демографических катастрофах: холокосте, уничтожении евреев гитлеровским режимом во время Второй мировой войны, геноциде армян в Турции в 1915 г. и гибели казахов от голода в ходе коллективизации 1932–1933 гг. Отличия депортации крымских татар от холокоста существуют. В отличие от немецкого правительства, в деталях планировавшего механизмы уничтожения евреев, включая маленьких детей, и действовавшего потом в соответствии с продуманными и прописанными планами, советское правительство не планировало прямо убивать крымских татар. Точно так же как никто, по имеющимся данным, не планировал специально убивать украинцев и русских во время голодомора. С другой стороны, те, кто планировал загонять женщин и детей в товарные вагоны и выбрасывать их в непривычных, малопригодных для проживания местах, должны были знать, что это приведет к гибели тысяч невинных людей. Точно так же те, кто отнимал у крестьян хлеб и скот, должны были знать, что это приведет к голоду, от которого в первую очередь умрут самые незащищенные – старики и дети...

Еще в советское время депортация крымских татар была признана преступной. Судьба непосредственных исполнителей операции, «советских Эйхманов», оказалась, как и у нацистских преступников, разной. Часть непосредственных руководителей операции (Берия, Меркулов, Кобулов) была казнена в 1953 г. по совсем другим обвинениям (Адольф Эйхман, главный технический организатор убийства евреев, был казнен именно за те преступления, которые совершил). Некоторые исполнители (Серов) дожили до старости и умерли в своих постелях.

Независимо от того, «чей Крым» и чьим он будет в будущем – российским или украинским, ответственность за память о трагедии крымских татар лежит на власти в Москве. Москва – столица Российской империи – СССР – России и поэтому отвечает за то, чтобы преступление, совершенное 75 лет назад, не повторилось. Не надо жалеть денег на компенсацию последствий депортации. Не надо жалеть деньги на мемориалы и музеи, посвященные депортации, – это важно, прежде всего, для нашего будущего.
Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"

Метки:

11 мнений // Ваше мнение?

Американская экономика продолжает выдавать просто удивительные результаты. До рекордной продолжительности периода роста осталось два месяца. Безработица - 3,6%, такого не было пятьдесят лет. (Раньше большая доля населения была занята, и всё же.) Зарплаты растут темпом выше 3%, а инфляция - ниже целевой, 1,6% в год! Опроси экономистов пару лет назад - какой сейчас в Америке "естественный уровень безработицы", никто бы не сказал, что он ниже 4%. А как тогда могла не начать расти инфляция?

Можно, конечно, в очередной раз повторить, что в макроэкономике трудно делать предсказания. Особенно трудно, как известно, предсказывать будущее. Можно повторить, что нет особой связи между движением большой экономики и тем, чем занимаются политики. Американская экономика росла семь лет при Обаме, который воевал с республиканцами, которые контролировали конгресс и вводил столько новых ограничений для бизнеса, сколько мог без согласия конгресса. Мега-реформа здравоохранения, в которую было встроено повышение налогов, росту не помешала. Теперь она растёт, точно теми же темпами, третий год при Трампе, который отменил всё из введенного Обамой, что смог. Снижение налогов 2017 года помогло в 2018, но его последствия должны были бы уже исчезнуть, а замедления никакого нет.


100 мнений // Ваше мнение?

Экономическим лекторам на заметку. Как всякий, наверное, экономист, выступающий с научно-популярными лекциями перед школьниками и студентами разной степени продвинутости, широкой публикой, публикой корпоративной и т.п, я всё время ищу маленькие примеры для этих лекций. Какие-то экономические вопросы, которые можно было бы легко сформулировать, на которые есть очевидные неверные ответы, чуть более сложные правильные ответы, которые можно полноценно обсудить. Каждый такой вопрос — на вес золота. Вовсе неслучайно, большинство интересного научпопа про экономическую теорию вертится вокруг аукционов и мэтчинга — за двадцать лет лекций для широкой публики мы хорошо научились чувствовать, где у публики проходит полоса между «тривиально» и «невозможно понять».

Особенно сложно там, где нужно иметь дело с «асимметричной информацией» — ситуацией, когда один субъект знает что-то, чего не знает другой. Стандартный научный подход — предположить, что тот, кто не знает, знает все возможные варианты и вероятностное распределение на этом множестве вариантов. Вероятность можно использовать в научпопе — по-моему опыту, 7-8-9-классники легко справляются с дискретными случайными величинами, матожиданием и даже условным матожиданием. (Конечно, если не использовать этой терминологии, а просто показывать примеры и объяснять логику.) 

Так вот, у меня одна область научных интересов — «пропаганда» или «раскрытие информации». Только что выложили новую статью про «оптимальную пропаганду в сетях», например. Но там всё сложно, неэкономисту толком не расскажешь. Но вот читая отличный (хотя тоже сложный) обзор Эмира Каменицы про «байесовское убеждение», нашёл хороший пример для научно-популярной лекции — из статьи Эда Лазира (QJE, 2006).

Задача в элементарной версии такая. Есть N участков дороги, на которых дорожная полиция может поставить посты. Полиция может поставить K<N постов. Если на участке дороги есть пост, то нарушителя точно ловят и он платит штраф F. От нарушения водитель получает (дополнительное) удовольствие V<F. Чтобы снизить количество нарушений, полиция может расставлять посты как угодно — например, случайным образом.

Вопрос — нужно ли раскрывать информацию о том, где стоят посты? Надо будет проверить, но я думаю — на основе большого опыта — что большинство слушателей будет бросаться отвечать «да» или «нет». А правильный ответ — «зависит от соотношения параметров» будет встречаться редко. А это просто. Если (K/N)F>V, то лучше расставить посты рандомно (из равномерного распределения) и не сообщать, где они. Никто не будет нарушать на всей дороге, потому что в ожидании нарушать себе дороже. А если (K/N)F<V, то так делать бессмысленно — все будут нарушать. (Для тех, кто вникает — считаем, что водители изначально выбирают что делать на каждом участке заранее.) А можно сделать лучше — если сообщить, где находятся посты, то водители будут соблюдать правила на K участках дороги и нарушать на N-K. Строго лучше, чем если не раскрывать информацию о том, где стоят посты.

Кажется совсем простым? Рассуждение выше всего лишь показывает что в случае (K/N)F<V лучше раскрывать о постах целиком, чем полностью скрывать. Но можно добиться большего! Попробуйте в этом случае, (K/N)F<V, найти оптимальную, с точки зрения полиции, структуру расстановки постов и раскрытия информации о том, как они стоят. Расставить-то просто — на все участки с равными шансами. А вот какую информацию раскрыть, чтобы максимально убедить водителей не нарушать — упражнение аспирантского уровня для экономтеоретика. (Ну, или надо знать теорему и тогда просто угадать.) Попробуйте сами.


32 мнений // Ваше мнение?
Logo
ГРАБЛИ "ЯНУКОВИЧ"

22 апреля 2019 года

Когда эта колонка выйдет в газете, результаты украинских президентских выборов будут уже известны. Когда я пишу – еще нет, хотя победа действующего президента Петра Порошенко, судя по результатам первого тура и опросам общественного мнения, станет неслыханным чудом. Иными словами, я пишу, предполагая, что следующим президентом Украины станет Владимир Зеленский. И мне очень хотелось бы, чтобы те, кто определяет российскую внешнюю политику, понимали: не важно, кем был Зеленский до выборов, не важно, кто его поддерживал, и даже не важно, какие у него собственные взгляды на пути развития Украины. Важно, что его поддержало большинство украинцев, и важно, что он пообещал, чтобы получить эту поддержку.

Казалось бы, чего тут сложного, но это тот урок, который выучивается с огромным трудом. Раз за разом большие страны наступают на грабли, думая, что бывают «их» кандидаты в борьбе за власть и «чужие», и потом видят, как свойство быть своим исчезает, когда власть получена. (Фидель Кастро провел не одну встречу в Вашингтоне, прежде чем решил, что лучше «поставить на СССР». И в другую сторону проследовало немало новых лидеров.) В странах постсоветского пространства раз за разом свой оказывался чужим – и не потому, что она или он стали предателями, а потому, что для человека во главе государства важно не прошлое, а настоящее.

Ничто не иллюстрирует порочность деления лидеров стран на своих и чужих на основе их прошлого лучше, чем, собственно, украинский опыт. Виктор Янукович выиграл в 2010 г. президентские выборы. Чтобы победить во втором туре, ему пришлось занять проевропейскую позицию. Не настолько проевропейскую, как его оппонент, но достаточную, чтобы его поддержало большинство избирателей. Потому что большинство украинцев устойчиво поддерживало и поддерживает курс на интеграцию с ЕС. Можно сколько угодно говорить о циничности профессиональных политиков, но это основной механизм демократических выборов: чтобы выигрывать, недостаточно отстаивать свои собственные взгляды. Чтобы получить большинство, приходится занимать позицию, отличную от собственной, и, заняв, ее впоследствии придерживаться. Янукович под давлением российских партнеров попытался в 2013 г. отказаться от своих обещаний, пойти наперекор желанию большинства украинцев и в итоге потерял власть и расколол собственную страну.

У меня нет сожалений по поводу Януковича – человек, приказавший использовать оружие против мирных граждан, не заслуживает быть у власти, какое бы большинство он ни представлял. Не надо баллотироваться в президенты, если не умеешь справляться с давлением (с одной ли, с другой ли стороны на каждого политика давят – все, кто только может). Но российской дипломатией, судя по всему, в 2013 г. была допущена серьезная ошибка. С Януковичем обращались как со своим, а не как с человеком, ставшим президентом на демократических выборах. Человеком, власть которого основана на позициях, которые он занял во время выборов, и на обещаниях, которые он в это время дал. Не нужно повторять эту ошибку с Зеленским.

Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"

Метки:

150 мнений // Ваше мнение?
Во вторник 23 апреля буду выступать в UCL на семинаре по экономической теории.

Наша статья "Persuasion on Networks" совсем новая - про "Байесовское убеждение" в ситуации, когда получатели информации связаны сетью. Каждый субъект может купить подписку ("потратить время на включение телевизора", издержки могут быть минимальными), а может получить ту же самую информацию от соседей по сети. Получается, что наличие соседей по сети для реципиентов снижает возможности пропагандиста - если сделать сигнал (газету или передачу) слишком пропагандистской (то есть малоинформативной), то потенциальный подписчик не станет подписываться (не включит телевизор) и не подвергнется влиянию. Получается, что пропагандист может быть не заинтересован в том, чтобы подписчик был кто-то, у кого мого связей - ему лучше, чтобы подписчиками, прямыми получателями, были периферийные участники сети.

Конечно, эта модель является дополнительной к множеству работ, в которых участники сети получают разные сигналы и информация агрегируется, распространяясь по сети. (См. краткий обзор литературы в статье, а также "кирпич" Джексона про сети десятилетней давности.) Мы говорим про дополнительные к описанным там эффектам. И тем не менее это интересно - не слишком ли много внимания в популярном дискурсе уделяется тем, кто является "центральными" узлами в сети? У нас, в отличие от работ, в которых информация распространяется как жидкость по трубам, соблюдаются ограничения, связанные с экономическими стимулами. Во-первых, информация потребляется только тогда, когда её выгодно потреблять. Во-вторых, одна и та же информация, полученная разными путями, не меняет информированности получателя. (Модель с "жидкостью по трубам" нарушает оба эти ограничения.)

Метки: ,

3 мнений // Ваше мнение?
Logo
УРОК БРЕКЗИТА

8 апреля 2019 года

29 марта Великобритания должна была выйти из Европейского союза. Два с половиной года назад граждане проголосовали на референдуме за выход, и эти два с половиной года правительство провело, готовясь выполнить волю граждан. Это было непросто, потому что выход из ЕС большинству граждан не принесет ничего, кроме потерь, и, значит, подготовка свелась в основном к тому, чтобы сделать эти потери поменьше. Еще труднее стало, когда появился результат, «договор о разводе» с ЕС. Из него стало ясно, что за все то, что британцы давно считали частью своей жизни, придется платить, платить и платить. Платить наличными сразу и платить, заключая соглашения по разным вопросам в будущем. Неудивительно, что парламент не поддерживал выход на условиях, согласованных правительством. Хуже того, пока нет поддержки ни для какого альтернативного плана выхода. Кому же приятно выбирать из вариантов, главная привлекательность которых – «не такой плохой, как остальные»?

Экономисты говорили о близорукой глупости Brexit заранее, просто к экономистам мало прислушиваются, когда дела идут хорошо. Как к зубным врачам – к ним бегут, только когда зуб заболит... Так почему Brexit, как коротко называют выход Соединенного Королевства из ЕС, оказался таким затратным? Почему выгоды, которые обещали сладкоречивые пропагандисты Brexit, оказались иллюзорными? Почему миллионы граждан, которые потеряют от Brexit, проголосовали в его поддержку? Все дело в том, что быть в зоне свободной торговли, быть в единой зоне свободного перемещения граждан, следовать единым, согласованным правилам – это огромное преимущество. Возможность торговать без барьеров – это то, что одновременно делает граждан богаче, а товары – и свои, и импортные – доступнее. Из 10 крупнейших торговых партнеров Великобритании семь – это страны ЕС. В повседневной жизни британцы не замечали, как много благ связано с доступом к общему рынку, – Brexit заставил посчитать цифры, и выяснилось то, что и должно было выясниться. Доступ к общему рынку, единым правилам игры был ценным благом. Выйдя из общего рынка, за этот доступ придется платить.

Даже в самой острой теме, миграции, издержки стали видны только тогда, когда от риторики перешли к делу. Миграция удешевляет производство и ведет к снижению цен – т. е. делает граждан богаче. (Если снизились цены на какие-то продукты, то у вас остается больше денег на все остальные.) Свобода перемещения рабочей силы – это не только право граждан из стран ЕС приезжать в Великобританию, но и право британцев без потерь и усилий на оформление работать в Европе. Это может быть небольшим выигрышем для одного человека, но это серьезное облегчение для крупных международных корпораций и большой выигрыш в масштабах страны. Или, как выясняется, большая потеря, если от этого отказаться.

Чем закончится история с Brexit для британцев – Бог знает. Надо надеяться, что парламентские маневры приведут к какому-то осмысленному решению – например, формальному выходу с сохранением таможенного союза. Но для всего мира это хороший урок о ценности общего рынка и свободы торговли. Это же правильно – учиться на чужих ошибках.
Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"

Метки:

85 мнений // Ваше мнение?
Результаты первого тура президентских на Украине подтвердили исключительную конкурентность политической системы. Если выбирать "один признак демократического устройства власти", то это, конечно, возможность того, что те, кто в момент проведения выборов находятся у власти, по итогам выборов её лишаются.

Строго говоря, президент Порошенко ещё имеет шансы остаться президентом, но то, что действующий глава государства набирает 17% голосов в первом туре - это признак демократии. Это полностью укладывается в украинскую политическую традицию - за 28 лет независимости только один раз (в 1999 году) президент сумел переизбраться на второй срок. (В 1994 и 2010 проиграли действующие президенты, в 2004 - "преемник" действующего, в 2014 действующий президент не имел возможности участвовать.) При невысоких результатах неудивительно, что граждане предпочитали менять власть, а не сохранять, но удивительно, что у них всё время остаётся это возможность.

Сравнивать выборы 2019 года с выборами 1994-2014 бесполезно, потому что "состав избирателей" серьёзно изменился за счёт выбытия избирателей из Крыма и Донбасса, что, конечно, меняет относительный вес разных частей страны. В любом случае, чтобы выиграть во втором туре, Порошенко нужно чудо - я на память не могу вспомнить примера выборов в мире, где кандидат, занявший в первом туре второе место, отыгрывал бы такой отрыв. (Кучма в 1994-ом отыграл 7 п.п. - у него было 31% после первого тура против 38% у Кравчука.) Даже если все остальные кандидаты объединятся, чтобы помочь Порошенко (а объединение, например, с Тимошенко и трудно, и политически опасно), не факт, что этого хватит.
19 мнений // Ваше мнение?
Борис Джонсон, как известно, воображает себя Черчиллем, но ведёт себя как кто угодно, но только не его кумир. За последние три дня он успел трижды поменять позицию по Брекзиту – против плана Терезы Мэй, за план, против и, кажется, снова «за». Очень уж хочется стать премьер-министром, а тут открылась щель. План Мэй состоит в том, что те, кому не нравится Брекзит, потому что это недостаточный разрыв с ЕС, проголосуют за ее план, потому что иначе могут вообще ничего не получить, никакого Брекзита. (Одновременно она угрожает сторонникам «мягкого Брекзита» резким выходом без всяких договоренностей.) В качестве дополнительного бонуса Джонсону и Ко она пообещала уйти в отставку если ее план одобрят, оставив им контроль над собственно выходом.

Вот тут Джонсон и увидел щелку, ведущую к заветному премьерству. У Черчилля, который был не только мощным и упрямым политиком, но и замечательным литератором, была шутка по поводу Джонсона. Boneless wonder, сказал он как-то. Родители водили меня показывать «гуттаперчевое чудо» в цирке, а вот теперь я вижу это чудо прямо передо мной среди членов правительства. Это было сказано про Рамсея Макдональда, который возглавлял правительство, опиравшееся на маленькую фракцию в своей партии и на большую – в оппозиционной, но Борис Джонсон встаёт перед глазами как живой.

А реальность Брекзита остаётся сложной. Глупый ход консервативных лидеров, которые знали, что выход из системы свободной торговли и единого рынка будет бедой для британцев, но решили, что можно рискнуть всенародным голосованием, отправил страну в ловушку из которой правительство не может выбраться. Граждане, проголосовав, не подумав о реальных последствиях, за Брекзит, отобрали мандат у правительства Мэй, не поддержав её на выборах 2017 года. Но и не отдали ему никому другому. Как показали «индикативные голосования» в парламенте на этой неделе, там нет большинства ни за какой план действий. А Черчилля нет. Есть, вот, гуттаперчевые чуды.
17 мнений // Ваше мнение?
Logo

ЧЕМ ЗЕЛЕНСКИЙ ТРАМП

25 марта 2019 года

В воскресенье, 31 марта, украинцы будут выбирать себе президента. Уже в который раз Украина проведет открытые, конкурентные выборы, на которых у действующего президента есть реальный шанс расстаться, если так решат избиратели, со своим постом. Сейчас, судя по опросам общественного мнения, избиратели всерьез рассматривают вариант «украинского Трампа» – лучшие шансы на выход во второй тур имеет актер и телеведущий Владимир Зеленский. Его преимущество невелико: опросы в среднем дают ему чуть больше 25%, но это больше, чем у действующего президента Петра Порошенко, бывшего премьера Юлии Тимошенко (около 15%) и еще нескольких кандидатов, имеющих шансы на выход во второй тур (около 10%).

Украинцам не впервые указывать действующему лидеру на выход. В 1994 г. президент Леонид Кравчук проиграл во втором туре бывшему премьеру Леониду Кучме. В 2004 г. премьер-министр Виктор Янукович, поддержанный уходящим президентом Кучмой, проиграл лидеру оппозиции Виктору Ющенко. В 2010 г. президент Ющенко с треском, заняв 5-е место, проиграл Януковичу. (Досрочные выборы 2014 г. состоялись без участия действующего президента.) Это неудивительно – конкурентность политической борьбы и демократичность выборов, отличительные характеристики украинской политической системы, не привели к устойчивому экономическому развитию. За 25 лет после распада СССР отрыв от крупных соседей, России и Польши, только увеличился. Нынешний президент Порошенко пришел к власти в исключительно тяжелых условиях, но при демократии это редко работает как оправдание. Пять лет – достаточный срок для серьезных реформ.

Смена руководителя государства на выборах – важнейший признак демократии. Всерьез защищать преимущества авторитарной власти перед демократическим устройством в современном мире смешно. Демократии показывают более быстрое экономическое развитие и куда более устойчивое, лучше избегают кризисов, войн и гуманитарных катастроф и в целом обеспечивают более высокий уровень жизни, чем авторитарные режимы. Тем не менее универсального закона – «если в стране регулярно происходят демократические выборы, то она устойчиво, быстро, мирно развивается» – не существует. Как, собственно, и показывает пример Украины. Единственная крупная страна среди бывших республик СССР, устойчиво проводящая конкурентные президентские и парламентские выборы, оказывается одновременно провальным примером экономического развития.

В этой ситуации голосование за оппозицию, Тимошенко или других кандидатов – депутатов парламента и бывших министров – полумера. Неудивительно, что избиратели хотят поменять что-то более фундаментально. При всей важности роли Порошенко и Тимошенко в свержении президента Януковича и тот и другая – плоть от плоти политического истеблишмента, проведшего последние 20 лет на верхних этажах власти. В Зеленском граждане видят возможность сказать «чума на все ваши дома» политикам, которые не справились. Как всегда в таких случаях, желание наивное, но очень понятное.

Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"
30 мнений // Ваше мнение?
По поводу "отчёта Мюллера", спецпрокурора, расследовавшего возможные сговор и сотрудничество избирательной кампании Трампа с кем-то из России. Он мало что поменял и не будет иметь существенного влияния на исход президентских выборов 2020 года.

Демократы ошибались, думая, что, если бы отчёт Мюллера содержал бы вывод о том, что штаб Трампа сотрудничал с российскими агентами, то это бы что-то радикально поменяло. Республиканцы сейчас ошибаются, считая, что отчёт Мюллера, снявший обвинения в сговоре, что-то радикально меняет.

Главное, что нужно понимать про политическую борьбу в Америке в 21-ом веке - это то, что она происходит в условиях исключительной, по историческим меркам, поляризации. 40% американцев поддерживает республиканских кандидатов, кто бы они ни были и какие бы позиции не занимали. 40% поддерживает демократов, какие бы они ни были и что бы ни говорили. Эти 40% были всегда, но сейчас они необыкновенно устойчивы.

Республиканские 40% поддерживали бы Трампа независимо от того, что было бы написано в докладе Мюллера. Демократические 40% против Трампа независимо от того, что там реально написано. Что влияет на оставшиеся 20%, чьи голоса решают выборы, понять трудно. Но, определенно, это не вопрос "доверяют ли они Трампу", считают ли его достойным лидером и т.п. И так известно, что не считают. И в 2016 году не считали. Что не помешало им проголосовать за него.

Шансы Трампа в 2020 году - не меньше 50%, потому что 2+ года его президентства - это 2+ года устойчивого роста экономики, занятости, зарплат, доходов и т.п. Ни у одного, кажется, президента за последние 100-150 лет такого не было в первый срок - чтобы унаследовать устойчивый рост и пройти весь первый срок без спада.

Шансы Трампа в 2020 году - не больше 50%, на сегодняшний момент, потому что он и был рекордно непопулярным президентом, и остаётся. Неизвестно, как велик был негативный эффект "лично Клинтон", но трудно представить, что следующий кандидат от демократов будет настолько лично непопулярен. Демократы с запасом выиграли выборы в Висконсине, Пенсильвании и Мичигане осенью 2018, а этих трёх штатов, если всё остальное остаётся как было, хватает для победы в 2020-м.

Так что безотносительно объёма хайпа по поводу доклада Мюллера, неоправданных ожиданий до и неоправданного выдоха после, он ничего кардинально не поменял.
22 мнений // Ваше мнение?
Для завтрашней колонки в "Ведомостях" (про украинские президентские выборы) разглядывал график ВВП на душу населения Украины за последние четверть века, со времён получения независимости. Украина - редкий, если не редчайший, пример, сочетающий устойчивую, конкурентную демократию (регулярная смена власти на выборах) и "провал роста".

И этот провал не в 2014 году начался, хотя, конечно, война экономике редко помогает. Скорее, даже наоборот - война 2014 года - отчасти результат этого провала. (Разрыв в уровне жизни между Крымом и соседними российскими территориями, сформировавшийся за двадцать лет - одна из "невидимых", но основных пружин.)

111 мнений // Ваше мнение?
Глеб Морев поделился ссылкой на хороший текст про доминирование конспирологии в псевдоинтеллектуальной среде - там конкретно среда "русской патриотической мысли". Хороший текст, но, мне кажется, настоящее объяснение конспирологии проще и малоприятнее.

Конспирология - это отсталость. Объяснение какого-то явления чьим-то умыслом и вписывание наблюдаемых фактов в последствия этого умысла - это самый примитивный механизм анализа, самая грубая модель. Она практически никогда толком не работает, но для любителей рассуждать про что-то, не стараясь понять, идеальный инструмент.

Известный социолог, комментируя эту мысль, дала ссылку на глубокую теорию конспирологии. А по-моему, конспирология - это просто невежество и отсталость, а здесь явно (серьёзная) попытка её "рационализировать". Дай талантливому человеку волю, он бы рационализировал нашу национальную традицию использовать газету в туалете (первая фабрика туалетной бумаги появилась у нас на тридцать лет позже, чем в передовых странах).
49 мнений // Ваше мнение?
Семь с половиной лет назад я написал, как тяжело было смотреть на Назарбаева на Питерском форуме — пожилой человек со сбивчивой речью напоминал Брежнева, престарелого советского лидера времена моего детства. Особенно неприятно это выглядело для тех, кто, как я, помнил Назарбаева как одного из юных руководителей СССР перед самым распадом. Тогда он казался самым вменяемым и надёжным.

Впрочем, так и оказалось. Сегодняшняя добровольная отставка в большей степени оправдывает ожидания тридцатилетней давности, чем экономические успехи за эти тридцать. Они тоже впечатляющие. Конечно, "история успеха" Казахстана - это история страны с маленьким населением и большими запасами нефти. Но ВВП Казахстана на душу населения показывает куда меньшую зависимость от мировых цен, чем у более, казалось бы, диверсифицированной российской экономики. Значит, решения принимались более качественно.



Независимо от экономических успехов, авторитарные лидеры - а Назарбаев был типичным авторитарным лидером - практически никогда не уходят с поста добровольно. Они морят население голодом, лишь бы удержаться у власти (как Чаушеску или Мадуро), они устраивают гражданские войны (как Пол Пот или Милошевич) или, как минимум, ждут пока толпа не подойдёт к дворцу и у них в кабинете не отключат свет. В лучшем случае умирают на посту после нескольких лет стагнации.  Назарбаев, удивительно, ушёл победителем. Как раз потому что ушёл сам.

Метки:

1 мнение // Ваше мнение?
Одна из вещей, которая меня завораживает в американской политике - и исторически, и сейчас - это как широк круг реальных претендентов на высшую должность. Как когда-то на съездах партии мог победить кандидат, в начале раундов голосований даже не входивший в топ-10, так и сегодня - не меньше 20 реальных претендентов, одна из которых через два года будет, с вероятностью 50%, президентом. (Я вижу соображения и в пользу того, вероятность переизбрания Трампа выше 50%, и в пользу того, что ниже, но сейчас разговор не об этом - 50 на 50 - хорошая грубая оценка сейчас.) Вот в колонке в "Ведомостях" пишу об этом.

Logo
КТО ЗАМЕНИТ НЕЗАМЕНИМОГО

11 февраля 2019 года

Один из самых распространенных аргументов в пользу того, чтобы оставить действующего лидера у власти, звучит кратко – «некем заменить». Этот аргумент предназначен для ситуаций, когда дела идут так себе или даже совсем плохо. (Когда дела идут хорошо, то аргументы особенно не нужны.) Проблема с аргументом «некем заменить» состоит в том, что его приходится принимать на веру: никакая позиция не сравнима с президентством и невозможно знать заранее, насколько успешен будет тот или иной человек на этом посту. Однако кое-что можно узнать из опыта других стран, особенно тех, где президенты меняются часто и, значит, можно наблюдать какие-то закономерности.

Взять пост президента США. Этот человек обладает огромной властью – отвечает за самую крупную экономику, исполняет самый большой госбюджет, регулирует самые передовые технологии, командует самой дорогостоящей армией в мире и т. д. Избирается напрямую самым большим количеством избирателей. (Формально – не напрямую, но реально именно президентские выборы в США – самое масштабное прямое голосование за лидера страны; остальные крупные демократии – парламентские республики.) За каждым его словом следит весь мир, именно о нем по сравнению с другими политиками пишется больше всего книг и научных статей. Важнейший, как ни смотри, пост. И тем не менее устойчивая закономерность: круг реальных претендентов на пост президента США очень широк. Каждый избирательный цикл десятки людей вполне серьезно рассматриваются гражданами в качестве кандидатов и имеют реальные шансы стать президентом. Аргумент «некем заменить» звучал бы абсурдно – никто не сомневается, что, как бы ни был хорош действующий президент, есть выбор из десятков новых имен.

До очередных выборов президента США 2020 г. почти два года, но желающих бросить вызов действующему президенту на сегодня немало – и это люди, уже собравшие команды и начавшие активные избирательные кампании. Через полтора года один из них станет кандидатом от демократической партии, а по итогам соперничества с президентом Дональдом Трампом, возможно, и следующим президентом. Адекватный прогноз на нынешнем этапе выглядит так: шансы Трампа и его пока неизвестного оппонента примерно равны.

То есть с огромной (50%) вероятностью следующим американским президентом станет кто-то, кто сейчас не особенно выделяется в толпе претендентов. То ли бывший прокурор с опытом работы в сенате длиной в целый год, то ли бывший профессор права, пробывшая в сенате шесть лет, то ли кто-то, побывавший мэром и министром, не самым важным... Если бы в России те, кто побыл мэром или губернатором, рассматривались как реальные претенденты на пост президента, откуда бы взялся аргумент «некем заменить»?

На этот эксперимент важно взглянуть именно сейчас. Через два года будет казаться, что это было предопределено, что новый президент или хотя бы кандидат от демократов (даже в худшем случае это будет кто-то, за кого проголосует 50–60 млн человек) – это какой-то уникальный, незаменимый исторический персонаж. Но сейчас-то видно, что круг тех, кого рассматривают в качестве реального кандидата, очень широк.

Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"
87 мнений // Ваше мнение?

 "Анализ Венесуэлы и чавизма по-простому"  Глеба Кузнецова очень хорош - возможно, коротко лучше и не напишешь. Я неоднократно скептически смотрел на его политический анализ, но тут всё очень чётко изложено. 

Если что - Венесуэла была мотивирующим примером и для наших "современных" теорий популизма и для "исторических". Посмотрите график №1 - иллюстрацию к политической истории Венесуэлы за 80 лет, 1830-1910.

Для колонок, конечно, вдохновение уже много лет, что Чавес («Учитель Чавес», 2007, - полная оптимизма колонка, что Путин будет учиться на ошибках Чавеса), что Мадуро («Учитель Мадуро», 2017 - ну, тут оптимиза меньше). И, конечно, моя первая настоящая публицистика — «теория бесконечного передела собственности» ...

Но ещё раз - если нужно коротко и быстро понять, что там в Венесуэле происходит и куда движется - читайте запись Глеба Кузнецова. Особенно правильно, что победа ни одной из сторон - ни парламента, ни Мадуро - не решит глубинных проблемах. Победившему Гуайдо достанется обнищавщая, раздираемая социальными конфликтами страна с "военными", не умеющими жить кроме как торгуя наркотиками; победившему Мадуро - та же самая.

88 мнений // Ваше мнение?

 Сходили на замечательный спектакль "Фотография 51" в местном театре (https://www.courttheatre.org/season-tickets/2018-2019-season/photograph-51/) - про Розалинд Франклин и cобытия, предшествовавшие открытию структуры ДНК.

Работа Франклин внесла важнейший вклад в тот прорыв, который был сделан в двух лондонских лабораториях в 1953 году. Её статья была опубликована в том же номере Nature, что и знаменитая статья Уотсона и Крика, но Франклин умерла от рака через пять лет - ей было всего 37, за четыре года до присуждения Нобелевской премии остальным героям этой истории. Трём генетикам - Уотсону, Крику и Уилкинсу, руководителю лаборатории Франклин. Который так и не смог наладить с ней полноценное сотрудничество, ни в жизни, ни в пьесе. Нобелевская премия не присуждается посмертно и никогда не присуждалась четырём людям...

В 1968-ом Уотсон написал "Двойную спираль", книгу о своём открытии. Эта книга - история необыкновенно драйва и азарта - сделала генетиков героями своего времени и привела в генетику тысячи людей. Она по-своему, по тогдашнем, справедлива к вкладу Франклин, но, конечно, патерналистко-насмешливое отношение автора к женщинам в науке и тогда было глупым, а теперь стало и малоприличным. Уотсон, что герой пьесы, что реальный персонаж, мало заботится о приличии. Может, поэтому так привлекает внимание даже тогда, когда пишет ерунду. 

Пьеса - отчасти ответ, далеко не первый, на искажённую перспективу "Двойной спирали", но в ней нет никакого навязчивого морализаторства. Там в самом начале есть прекрасный момент - когда пятеро учёных, трое будущих нобелиатов и тогдашние аспиранты Гослинг и Каспер спорят - из будущего - о событиях полувековой давности. То есть с самого начала прекрасно видно, что событиях тех боевых месяцев протагонисты помнят и интерпретируют совершенно по-разному.

А я, отвлекаясь уже от сюжета - пьесы и реальной истории - думал после спектакля вот о чём. Мне довелось работать или общаться с несколькими выдающимися учёными. И с невыдающимися. Среди них были (а) выдающиеся учёные, нисколько не заботящиеся о том, как и в каких журналах будут опубликованы их результаты, (б) невыдающиеся учёных, которых тоже не волновало ничего, кроме научной истины, (в) выдающиеся учёные, обсессивно высчитывающие свой приоритет, цитируемость и престижность журналов и, наконец, (г) невыдающиеся учёные, неспособные думать ни о чём, кроме разнообразных престижах и иерархиях. То есть, учитывая все соображения о нерепрезентативности и ограниченности моей выборки, грубый вывод состоит в том, что связи никакой нет. Бывают самые разные комбинации.

90 мнений // Ваше мнение?
Logo

ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ

14 января 2019 года

Пятнадцать лет назад, в январе 2004 г., мне написал Максим Трудолюбов, редактор отдела мнений и комментариев «Ведомостей», и предложил писать постоянную колонку. И хотя моя научная карьера в этот момент только началась, я без раздумий согласился – и это были прекрасные 15 лет.

Было много хороших колонок. В марте 2004 г. написал об опасности третьего срока – тогда, когда все-все-все были уверены, что ничего подобного не будет, а в 2005–2006 гг. уже писал об этой перспективе с уверенностью. В 2005 г. написал, что определился курс на масштабную национализацию, в 2006 г. – о том, как остро встанет вопрос об «оптимальном размере России». В том же 2006-м – как опасно будет втянуться в гонку вооружений. (Лучшим последствием этой колонки стали первый перевод и издание великой книги Томаса Шеллинга «Стратегия конфликта», написанной в 1960 г.) В декабре 2008 г. мы с Олегом Замулиным внятно написали, почему ЦБ должен отказаться от фиксированного курса рубля, – это было правильно, нас поддержали все вменяемые экономисты, и уже с января 2009 г. ЦБ прекратил политику, приведшую предыдущей осенью к резкому росту безработицы и спаду производства. В 2012 г., единственный, кажется, из российских защитников капитализма, я написал о том, что национализация «Роснефти» – это неправильно. В 2017 г. – вопреки единодушному мнению интеллектуальной элиты – о том, каким чудесным праздником будет чемпионат мира по футболу.

Были позорные провалы. В сентябре 2008 г. я не только сделал неправильный прогноз по поводу перспектив рубля, но и обосновал его совершенно неверной логикой. В октябре 2016 г. колонка называлась «Почему проиграл Трамп». Однажды «Ведомости» опубликовали чужую колонку под моим именем, один раз – колонку, которая была уже опубликована за несколько месяцев до этого. Но это же за 15 лет, более чем за 400 колонок.

Зато никогда ничего не было отцензурировано. Ни разу за 15 лет редакторы не говорили мне, что что-то нужно убрать или даже перефразировать. Ни когда я писал о том, что закон о запрете «пропаганды гомосексуализма» неправильный, гомофобский, отбрасывающий нашу страну назад и замедляющий развитие. Ни когда юристы РАН требовали убрать мою колонку, в которой упоминались «академики», у которых плагиат – норма научной жизни. Ни когда в марте 2014 г. цитировал Талейрана про Крым – «хуже, чем преступление». Про критику президентов, премьеров и министров я не говорю – это же в каждой второй колонке... Зачем вообще нужна колонка, если не критиковать? (Есть, для полноты картины, несколько колонок, в которых деятельность президентов, премьеров и проч. оценивается вполне положительно.) Один раз матерное слово было заменено – когда я написал, что российские школьники не развратятся от того, что прочтут в газете матерное слово. (Вот еще раз заменили 😄.)

Конечно, писать регулярную колонку в ведущей газете страны – это удовольствие. «Я бы тоже писал колонку! – сказал мне один миллиардер, обладающий, к слову, изрядным литературным даром. – Если бы...» Он замялся, а я продолжил про себя: «...если бы не хотел быть миллиардером». Однако и результаты большие. Пусть не всегда удавалось переубедить тех, кто принимает решения, по конкретным вопросам экономической политики – обменному курсу, аукционам, регулированию – и никогда, кажется, по глобальным – национализации, милитаризации, протекционизму, – что-то менялось. Была реакция, и были изменения – на что еще может рассчитывать экономический публицист? Зато скольких российских экономистов – серьезных ученых, публикующихся в международных журналах, удалось убедить в том, что публицистика – это важно и нужно. Скольких журналистов и редакторов – в том, что научные статьи могут быть основой для интересных материалов. Скольких читателей – в том, что стоит читать грамотных экономистов и не стоит – неграмотных. Прекрасные 15 лет, говорю же.

Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"

Метки:

7 мнений // Ваше мнение?

Так, у меня намечается юбилей — ровно пятнадцать лет назад меня позвали писать регулярную колонку в «Ведомости». Пятнадцать лет — это примерно четыреста колонок, правильно? Раз в две недели — это около 20 в год, три месяца я однажды пропустил, но четыре года, кажется, писал каждую неделю — то есть эти потери скомпенсированы с избытком. Конечно, их можно просто посчитать на сайте, но там нужно будет убрать случаи, когда «Ведомости» меня просто цитировали — тоже раз сто, наверное.

В завтрашней колонке я немного пишу про то, что было написано правильно и что неправильно — и тогда поставлю ссылки. А сейчас, в честь юбилей — просто пятнадцать колонок, по одной на каждый год. Это не то, что самые лучшие — просто некоторые я хорошо помню и особенно люблю.

2004: «На голой вершине» — по поводу победы президента Путина на выборах. Альтернативными названиями для этой колонки были «Стоит одиноко» и «На Севере диком»...

2005: «Настоящая политика» — колумнист открыл для себя нового политика. Для себя? У многих ли есть колонка тринадцатилетней давности про Навального?

2006: «Газовое оружие» — не надо втягиваться в новую гонку вооружений, а то опять получится то же самое. Самое лучшее последствие этой колонки — её прочёл Юрий Кузнецов, узнал что «Стратегия конфликта» не переведена на русский язык, перевёл, издал, привёз Шеллинга в Москву... 

2007: «Фирменный аукцион» — моя первая научная тематика в экономике была — аукционы, мои любимые популярные лекции — про аукционы, и колонки про них я тоже писал каждый год. А тут интересно пересеклись и теория аукционов, и политическая экономика.

2008: «Свободу обменному курсу» — в этой колонке мы с Олегом Замулиным первыми, кажется, точно сформулировали — что нужно немедленно поменять. ЦБ последовал нашему — к нему присоединились все вменяемые экономисты — через месяц.

2009: «В защиту глобализации» — год публициста прошёл под знаком борьбы с протекционизмом.

2010: «В защиту науки» — Господи, сколько среди этих четырёхсот колонок написано в защиту науки — не экономики, а всей — от проходимцев, плагиаторов, жуликов, бытовых идиотов...

2011: «Год эффективного хомячка» — в 2010-11 трудно было писать« колонки, потому что все как-то разинтересовались, выдыхая после кризиса. Но важные события были.

2012: «Важные полшага» — Еврозона спасена.

2013: «Гирьки на ногах страны» — десять лет поиску хорошей метафоры, чтобы объяснить, насколько всякая ерунда мешает движению вперёд.

2014: «Экономический смысл свободы прессы» — на эту тему за пятнадцать лет написано много колонок, по паре в год, я думаю. С цифрами, именами и без цифр и имен, обращаясь к царю, обществу и самому себе. Это бесконечно важная тема и на этом фронте не бывает, слава Богу, окончательных побед.

2015: «Силовые решения» — наша страна тратит слишком много на оборону и безопасность. Это такая же постоянная тема моих колонок как защита науки, курс рубля и свобода прессы. Но вот ощущения, что мне удаётся многих убедить, в том что это важно, у меня нет.

2016: «За что ругают либералов» — обращаю внимание думающей публики, что «охранители» и «государственники» хорошо устроились. Уже пятнадцать лет как продолжается их непрерывный пир в области государственной политики, а они всё винят в сегодняшних бедах сегодняшних (давно несуществующих) либералов во власти.

2017: «Футбол и море позитива» — сейчас трудно поверить как мне досталось за колонку, в которой всего лишь написано, что приближающийся чемпионат мира будет огромным праздником. Как он и стал!

2018: «Навстречу юбилею дефолта 1998 года» — это было большое дело.

1 мнение // Ваше мнение?