ВОСЕМЬ ДНЕЙ И СТО ЛЕТ

За последние сто лет три действующих президента США проиграли выборы - Герберт Гувер в 1932 году, Джимми Картер в 1980 и Джордж Буш-старший в 1992-ом. В этот список можно было бы включить ещё двух президентов, Гарри Трумэна и Линдона Джонсона, которые отказались от участия в очередных выборах, опасаясь поражения, но у них не было этих "последних дней" проигранной кампании - они отказались от участия за много месяцев до дня выборов.

Казалось бы, невозможно себе представить американского политика менее похожего на президента Трампа, чем Герберт Гувер. За двести с лишним лет Гувер был, возможно, самым компетентным администратором среди американских президентов. Он возглавлял множество масштабных проектов - и частных, и общественных, и государственных - с неизменным успехом. (У нас в России, по хорошему, должны были бы стоять памятники Гуверу во многих городах - он возглавлял проект американской помощи голодающим Поволжья; летом 1922 года кухни АРА кормили, ежедневно, 11 миллионов россиян.) Он был прекрасным министром и провёл исключительно успешно избирательную кампанию 1928 года. И тем не менее - к ноябрю 1932 года американская экономика была в самой глубокой точке Великой депрессии, четвертый год спада ВВП, 25% безработица и, главное, полная безнадежность.



Эта безнадёжность подпитывалась и удивительным упорством, с которым Гувер продолжал проводить одну и ту же бессмысленную политику - урезать госрасходы, упирая на то, что помощь нуждающимся должна быть, прежде всего, частной и местной. Сейчас экономисту это покажется очевидной глупостью, но тогда казалось, что закрывающиеся предприятия - это хорошо, "выживают сильнейшие". (На самом деле, гораздо большие последствия имеет то, что падение доходов бизнесменов и работников приводит к падению спроса на продукцию других фирм и спирали падения ВВП.) Справедливости ради, это было близко к политическому консенсусу того времени - и тем не менее, удивительно, какими простыми, в интеллектуальном плане, оказались меры, остановившие спад и позволившие перейти к росту при новой администрации. Последний год у власти Гувер провёл в одиночестве, в редких выступления повторяя, что "спад закончился" (он не заканчивалась) и "мы видим начало подъёма" (его не было).

Два других президента-односрочника, Картер и Буш, заканчивал свои перевыборные кампании активнее Гувера, но чувство безнадёжности висело над ними последние месяцы. В случае Картера прибавлялось то, что ему не везло. Допустим, экономический спад в самом конце его срока был вызван жесткой денежной политикой нового руководителя ФРС, которого выбрал сам Картер. Переговоры о заложниках с иранским правительством шли неудачно, возможно, по вине администрации. И то, откуда взялись заложники (это была неудачная операция американского спецназа) - тоже. Но вот извержение вулкана Святой Елены, в котором погибли десятки людей, посреди избирательной кампании - это точно невезение.



Президент Трамп похож на Гувера тем, что повторяет, как мантру, что коронакризис уже закончился (нет) и восстановление идёт полным ходом (отчасти да). Но всем остальным нет - он носится по штатам, в которых отставание от Байдена невелико, с удивительным энтузиазмом. Он собирает толпы - и даже людей стоящих вдоль шоссе (как в 1930! как в 1960!) - в этих штатах. Он выступает в трёх-четырех штатах за день, говоря, бывает, по часу. Он пробует всё, что только можно - сейчас он выдвигает столько и таких обвинений в адрес демократов, что даже те средства массовой информации, которые его активно поддерживают, не успевают о них сообщать. Он - при поддержке, конечно, сотен людей, работающих на него в Белом доме и штабе предвыборной кампании - бьётся фактически в одиночку, потому что остальные республиканцы больше думают о собственных перевыборах и пост-трамповских перспективах, чем о нём.



Основное отличие 2020 года от 1932, 1980 и 1992, возможно, стоит в том, что сейчас всё происходит на виду. Как бы ни были безнадёжны перспективы в 1932-м (между прочим, на четвертом году Великой депрессии, Гувер набрал 40% голосов) или 1980-м, это обсуждалось на уровне ежедневных публикаций, а не ежеминутных. Результаты опроса были новостью в течение недели - сейчас опросы крупных фирм выходят ежедневно, а разных - ежечасно. За постоянным шумом опросов, инсайдов, комментариев и не заметить, что ничего практически не меняется в этой гонке уже несколько недель и маловероятно, что что-то изменится.

ПОСЛЕДНИЕ ДЕБАТЫ

Вторые и последние дебаты на президентских выборах в США сильно отличались от первых. Президент Трамп вёл себя очень дисциплинированно, не только не перебивая Байдена и модераторку, но и постоянно возвращаясь к тем темам, которые, на его взгляд, для него выигрышны. Тематической дисциплины, правда, всё равно не хватало и он пару раз обидел жителей как раз тех штатов, в которых ему нужны голоса. Байден, как и в прошлый раз, был очень хорош готов - у опытных политиков всегда много заготовок перед дебатами, и при этом был агрессивнее Трампа. По моим подсчётам, он дважды допустил серьёзные оговорки и украдкой посмотрел на часы - в 1992-году избиратели обиделись на президента Буша за это.

Трамп очень быстро соображает и связывает разные темы друг с другом, но это не заменяет подготовки. Он относительно честно высказался по поводу ACA ("Обамакер") - что пытается его отменить и будет хорошо, если отменят, хотя это очень непопулярная среди избирателей позиция. Тема здравоохранения погубила контроль республикацев в Палате представителей в 2018, и, наряду с ответственностью за борьбу с короновирусом, губит Трампа в 2020-м. У обычного политика были бы домашние заготовки...



По смыслу одного вечера, собственно дебатов, ничья, хотя и совсем другая, а по существу победа Байдена - у него большое преимущество по опросам (см. среднеевзвешенное по всем прогнозам, график). У него также значительно больше денег. Такое преимущество за две недели до конца выборов никто никогда не отыгрывал (таблица). Это не значит, что это невозможно - сайт FiveThirtyEight даёт ему 12% шанс, но каждый день, сыгранный Байденом вничью - это победа Байдена. Так и с этими дебатами - Трампу не удалось что-то поменять.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИТОГИ ТРАМПА

Дал интервью Anastasia Stogney из The Bell про экономические итоги президентства Дональда Трампа. Первых четырёх лет, конечно. Что получилось, что нет - не считая коронакризиса.

https://thebell.io/on-obeshhal-primerno-vse-konstantin-sonin-o-tom-kak-tramp-delal-ameriku-velikoj-i-chto-u-nego-poluchilos

TE ЖЕ ГРАБЛИ, ДРУГАЯ НОГА

В колонке для VTimes пишу про антимонопольный иск администрации Трампа против Google. На этот раз войну против большого бизнеса начали республиканцы, но в принципе это те же грабли, что и Microsoft 25 лет назад. Как показала история, монополия Microsoft вовсе не помешала взрывному развитию рынков, связанных с потребительским IT в XXI веке.

VTIMES С 2004 ГОДА

VTimes запустили сайт в нормальном, не пилотном режиме, как было до этого. Ровно то, что было нужно. Что ж, будем теперь бороться за то, чтобы колонки были самыми читаемыми материалами. Нехитрый секрет: это трудно. Новостные материалы у этой команды обычно побеждали мнения - хотя в предыдущую эпоху и мне, и другим колумнистам, и авторам Op-Edов иногда удавалось побеждать.

Я для себя решил - буду считать, что пишу свою регулярную колонку для VTimes с 2004 года. Когда-то издание по-другому называлось - да мало ли какое издание меняло название, организационно-правовую форму или формат. Владельцы менялись, мало ли. Но команда та же, редакторы те же, колонка, само собой, та же самая.

50 ЛЕТ ВЕЛИКОГО ТЕЗИСА

За другими заботами 2020 года незамеченным проходит 50-летний юбилей одного из самых мощных публицистических выступлений экономиста в ХХ веке. В сентябре 1970 года Милтон Фридман, ещё не Нобелевский лауреат, но уже великий учёный, влиятельнейший учитель и выдающийся публицист написал Op-Ed "Главная социальная ответственность бизнеса - это увеличивать прибыль".

Что я буду пересказывать? Это небольшое эссе, фактически газетная колонка. Фридман пишет очень внятно и обращается к широкой публике и, тем не менее, это не элементарное и не легкое чтение. Потому что очень умное. Удивительно (для тех, кто читал публицистику Фридмана, конечно, не удивительно), что экономист, десятилетия скрупулёзно подсчитывавший денежные агрегаты, так хорошо понимает роль политики - и откуда идёт требование "социальной ответственности бизнеса".

К 50-летию Центр Стиглера в бизнес-школе Чикагского университета, где работал и который прославил Фридман, собрал эссе современных экономистов - лидеров общественного мнения. Как изменилась дискуссия? Был ли прав Фридман тогда и прав ли он сейчас? Среди этих эссе - и сдача и гибель экономического журналиста, знаменитого обозревателя FT Мартина Вульфа (эссе "Прямая дорога от Фридмана лежит к Трампу"), и очередное виртуозное выступление чикагца Луиджи Зингалес, автора "Спасение капитализма от капиталистов". Фридман, мне кажется, справился бы с критиками - даже его эссе, без автора, стоит крепко.

РЕСПУБЛИКАНСКАЯ РЕКЛАМА

Год назад я читал книгу Rick Wilson "Когда твой соперник - дьявол", про то, как демократам нужно вести избирательную кампанию против Трампа. Уилсон - республиканец и много лет был одним из ведущих республиканских политехнологов. И вот он там объяснял, почему его советы так важны - потому что республиканцы лучше умеют делать политическую рекламу, просто намного лучше, чем демократы.

И я вот думал - как так может быть, что у одной партии много лет может быть преимущество в совершенном техническом деле? Что там нужно-то. Креативный взгляд на текущую ситуацию, хорошее понимание социологии и маркетинга, умение проводить фокус-группы (посколько ролик делается в тот же день, что и событие, скорость важна) и профессиональное клипмейкерство. Чему тут демократы не могут научиться? Да ещё долгие годы.

Но вот в январе Уилсон и несколько республиканцев-политтехнологов организовали The Lincoln Project, республиканскую группу против Трампа и главное, что они делают, помимо социологии и советов - это антитрампистские ролики. И действительно - их ролики куда интереснее, красивее, мощнее и т.п., чем у кампании Байдена. Действительно, просто лучше. В этом жанре всё лучшее в 2020 году создано вот этой маленькой прослойкой "республиканцы против Трампа".

Вот последний, но у них каждый второй ролик - шедевр политической телерекламы, по-моему.

ОСТОРОЖНО - ПРОКЛЯТИЕ ПОБЕДИТЕЛЯ!

Вручение Нобелевской премии по экономике-2020 вызвало всплеск медиа-интереса к теории аукционов. Замечательно, что о премии написали все ведущие издания и то, что многие журналисты проконсультировались с ведущими учёными - и из Вышки, и из РЭШ, и из других ведущих исследовательских центров России. Но я с некоторым ужасом заметил, что желание упростить - естественное и для журналиста, и для профессора, разговаривающего с журналистом - привело к печальным результатам. Ошибки есть в комментариях даже известных российских экономистов. Даже у тех, кто правильно написал о том, как опасно экспресс-комментирование теории аукционов - и у них есть неточности на грани ошибки.

Смотрите что является самым важным в "проклятии победителя". Самое важное - это то, что то участники аукциона могут поменять свою оценку продаваемого объекта в зависимости от того, что делают другие участники. Это вовсе НЕ стандартное свойство аукционов. В большинстве ситуаций можно спокойно предполагать, что каждый участник знает свою "максимальную цену" - ту сумму, которую, если её отдать за объект, оставит человека безразличным. Конечно, любой покупатель будет только рад купить объект за меньшую цену - и чем ниже цена, тем выше радость (или, для фирмы, прибыль). На большинстве аукционов - на тысячах ежедневных продаж на eBay и всех остальных аукционах (например, ежедневно на аукционах размещаются долговые обязательства стран) - ситуация ровно такая. Каждый участник знает свою максимальную цену и торгуется себе.

В случае, если участники аукциона знают свои максимальные цены, то никакого "проклятия победителя" быть в принципе не может. Нет, обычное разочарование от покупки - заплатил много, а купил фигню - это не обязательно проклятие победителя. Нет, то что пишешь в конверт в аукционе первой цены ставку этой самой максимальной цены - НЕ имеет отношения к проклятию победителя. Во всех аукционах в нормальной ситуации победитель НЕ платит свою максимальную цену. Какой смысл вообще её платить - если её заплатить и получить объект, никакого выигрыша нет. Чтобы выиграть от покупки, нужно обязательно заплатить МЕНЬШЕ своей максимальной цены.

Подумайте, какую цену заплатит победитель открытого восходящего (английского) аукциона? Она заплатит максимальную цену ВТОРОГО участника (последнего переставшего торговаться.) Ну вот представьте, аукцион и у всех участников максимальная цена - 100 рублей, а у одной - 1 000 000 рублей. Сколько она заплатит за объект? Правильно, 100 рублей. В аукционе первой цены ставку, которую нужно писать в конверт, рассчитать трудно, но получится в итоге то же самое - надо писать ожидаемую максимальную цену самого сильного из тех, кто тебе проиграет (если ты победишь).

Но бывает так, что то, сколько участник аукциона готов максимально заплатить, зависит от того, сколько максимально готовы заплатить другие участники. Редко, но бывает. Например, фирмы торгуются за участок шельфа. Каждая взяла пробы, каждая пригласила экспертов, получила оценки и т.п. Если бы участник знал результаты проб и экспертиз других участников, то его максимальная цена была бы другой - он бы знал запасы и стоимость их разработки точнее. Или участница антикварного аукциона может поменять свою собственную оценку, увидев, что другая участница торгуется агрессивно (может быть, что-то знает). В этом случае может появиться эффект "проклятия победителя" - победа оказывается сигналом того, что ты была самой оптимистичной, а не самой реалистичной из участников.

Построить модель с "проклятием победителя" непросто. В книжке Клемперера, которую я рекомендовал, есть пример "на пальцах", но это на так себе пальцах, на третьем курсе, после теории игр и теорвера. И всё же, если берётесь комментировать. "Проклятия победителя" не бывает, если каждый участник знает ценность объекта для себя (вот эту вот "максимальную цену"). Оно может быть в принципе только тогда, когда информация о ценности объекта для каждого участника распылена, как сказал бы Фридрих Хайек, в мире, в этом облачном небе, в этом холодном весеннем ветре.

ЛЮБОВЬ К ЖИЗНИ

Хорошо наблюдать политику со стороны. Президент Трамп отстаёт от Джо Байдена совершенно безнадёжно - конечно, шанс у него есть (538 дают ему 13% - в 2016 перед выборами они давали 35%), но такое отставание ни один кандидат не отыгрывал за последние 100 лет (а до этого не было опросов и никто не знает, был ли хоть раз такой случай). За Байдена сегодня собираются голосовать, в среднем по множеству опросов, 52% избирателей - в последние 25 лет такого случая (за кандидата хочет перед выборами проголосовать больше 50% избирателей) вообще не было! Если 100% неопределившихся сегодня проголосуют за Трампа, он проиграет... Но я не об этом!

Всё-таки президент Трамп - поразительный человек. Вот это любовь к жизни, вот это способность биться до конца! Мы его увидели в пародии тридцать пять лет назад - помните, во втором "Назад в будущем"? - а он и сегодня движется как заведенный. На прошлой неделе он болел коронавирусом - серьёзно, судя по тому, что ему вливали серьёзные лекарства и по внешности было заметно, что он болен. А сегодня он мечется по штатам и городам, выступая перед избирателями, не выпускает из рук Твиттера, успевает вступить в словесные перепалки с кем угодно. Меня всегда смешили сравнения его с Черчиллем - в нём нет ничего от величия, от вечных ценностей, от самоиронии, от литературного дара - но вот это вот "никогда не сдавайся" у него реально выходит.

ЧТО ПОЧИТАТЬ-ПОСМОТРЕТЬ-ПОСЛУШАТЬ ПРО НОБЕЛЯ-2020

Что можно почитать-посмотреть-послушать про Нобелевскую премию по экономике 2020 года? От самого простого - популярных объяснений "за что дали Нобеля?" до серьёзных учебников по теории аукционов и страничек экономистов российского происхождения, работающих над этими вопросами.

Конечно, есть ресурсы на сайте Нобелевского комитета - "объяснение на пальцах" и "научное объяснение", написанное для экономистов, от студентов и выше. Формул, кажется, немного, но теоремы там непростые.

Моё популярное объяснение за что дали Нобеля-2020, написанное для VTimes. Слегка расширенный вариант, написанный для портала Вышки - там есть портреты лауреатов, а также объяснение того, что это - "проклятие победителя".

Видео-вариант "За что дали Нобеля?" - длинный, подробный разговор на ПостНауке. Надо сказать, вчера и на Эхе Москвы получился интересный разговор про аукционы. Можно также посмотреть мою давнюю лекцию "Аукционы: теория и практика" в Политехническом музее. Там я объясняю, среди прочего, почему замечательный аукцион второй цены (то, что де-факто используется на eBay) так неустойчив к сговору.

В моей научно-популярной книге "Когда кончится нефть" много рассказывается про аукционы, и про теорию, и про практику - в частности, про работы Нобелевских лауреатов-2008 Маскина и Майерсона, других отцов-основателей. Про Уилсона и Милгрома тоже, но не так много. "Нобелевский урок" про них будет разве что в следующем издании.

Более сложное, уже популярно-академическое чтение - наша статья с Сергеем Измалковым из РЭШ и Марией Юдкевич из ВШЭ "Теория экономических механизмов" про тех же Маскина и Майерсона. По существу, элементарное введение в экономическую теорию, связанную с аукционами. Как идёт мировая линия от Хайека к создателям теории аукционов.

Замечательная книга Пола Клемперера про аукционы и теорию аукционов, онлайн-вариант. Там и эссе "Почему каждый экономист должен знать теорию аукционов" - и это, действительно, то, что нужно знать каждому академическому экономисту об аукционах, и "Что реально важно при организации аукционов" - на опыте организации аукционов радиочастот в Европе. Именно лекция Пола Клемперера и статьи из этой книжки раскрыли для меня когда-то - и потом для моих студентов - мир аукционов.

По теории аукционов есть несколько учебников. У Нобелевского лауреата Пола Милгрома есть учебник "Putting Auction Theory to Work", где он пытается объяснить сложные вещи - те же одновременные и "пакетные" аукционы. Можно посмотреть рецензию Эрика Маскина (лаурета-2007) на книгу Милгрома - саму по себе мини-краткий курс.

Для тех, у кого за спиной два курса матана, линейки и теорвера и хочется сразу проникнуть в центр современной (ну, 1980-1990-х) экономической теории есть прекрасный учебник Виджая Кришны "Auction Theory".

Конечно, аукционы есть и в современных учебник по микроэкономике, но это должен быть серьёзный уровень - типа "Священной книги" современных экономтеоретиков - MsCollel-Whinston-Green.

ДОПОЛНЕНИЕ: АУКЦИОНЫ В РАБОТАХ РОССИЙСКИХ ЭКОНОМИСТОВ

Мои собственные работы по теории аукционов написаны давно:

Efficient Investment in Dynamic Auction Environment (c Михаил Шварцем и Бренданом Дэли) - про то, как предварительный аукцион может убедить часть участников отказаться от участия в основном.  Collusive Market Sharing and Corruption in Procurement (с Арианой Ламберт-Могилянской) - про то, какой практический формат устойчив к коррупции - сговору участника и организатора. Information Revelation and Efficiency in Auctions (с Анной Микушевой) - маленькая заметка про то, как публикация информации может ухудшить эффективность аукциона.

Михаил Шварц, главный экономист Майкрософт (57 школа, 1988) - автор многих важных работ по теории аукционов, часть из них в соавторстве со Стэнфордским профессором Михаилом Островским (57 школа, 1995). Cамая известная их работа - про аукционы контекстной рекламы, но у них много интересных работ про интернет-аукционы.

Cтэнфордский професссор Ilya Segal - один из основных соавторов Пола Милгрома последних десятилетий, как раз про масштабные двусторонние пакетные аукционы. Теория самой практической практики. Помимо множества замечательных - и замечательно оригинальных работ по экономической теории, у Ильи есть статьи на стыке экономики и computer science - про те же "пакетные аукционы", вместе с тем же Милгромом.

В РЭШ работает Сергей Измалков, который когда-то прославился статьей про открытые восходящие аукционы "с возвращением". Сначала участник перестал торговаться, а потом вернулся!

В Высшей школе экономики есть сразу несколько специалистов по аукционам - cпециалист по теории Павел Андреянов, у которого только что взяли статью про аукционы в один из ведущих мировых журналов (это фантастически сложно - публиковаться в крайне модной области). Но не только теория - у Елены Подколзиной и её коллег есть целый ряд работ по экономике госзакупков - фактически, по практике аукционов.