Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Гордящийся присутствием на карте

Когда я был маленьким, меня завораживала сцена в самом начале повести Сэлинджера. Холден решает покинуть свой очередной колледж посреди ночи и, уже собрав вещи и подходя к дверям, кричит во всю глотку «Спокойной ночи!»

Взрослым так поступать нельзя, во всяком случае, ночью, но даже бледная имитация может иногда принести определенное удовлетворение. Разложив вещи в гостиничном номере и включив лэптоп, я вышел на балкон и закричал: «Привет, Рочестер!»

Через несколько секунд тихо, но отчётливо, донеслось: «Привет, Костя!»

Сердце пропустило один удар, как у Ивана Денисовича, когда ему показалось, что бригадир отдаёт ему две пайки, а не одну. Вот она, слава? 

Это была никакая не слава, это был мой соавтор Егор, тоже только что заселившийся. С Егором мы приехали из Олбани – он вёл машину туда из Бостона, а я ехал на поезде из Нью-Йорка. Вечер в Рочестере – возможность отдохнуть от налёта на Нью-Йорк. Там, когда на заседании студенческого клуба интересующихся тем, что происходит за границей в бизнес-школе Колумбийского университета, я рассказывал о России, темпы роста, инфляция, свобода прессы – всё было тихо. А на семинаре по политической экономике факультета политологии всё начиналось довольно бурно.

Как только я показал первый пример из теоретической статьи про формирование коалиций, Дэвид Эпстейн, декан факультета, рассмеялся и сказал: «Конечно, это было у Мартина Гарднера?» У Мартина Гарднера? Это вот тут сердце по-настоящему пропустило удар… Я сказал: “I knew Martin Gardner” (оставалось, к слову, добавить – “I served with Martin Gardner. Martin Gardner was a friend of mine. You are no Martin Gardner, professor” – но тут я сдержался. Не все пубертатные мечты в одну поездку…)  Я пояснил, что читал несколько книжек Гарднера в детстве, и там этого не было. Остаток семинара прошёл спокойно. Как потом выяснилось, Эпстейн перепутал. Очень похожую, но не такую, как у нас, задачу он видел в заметке Дэвида Шаши 2003 года.

Теперь та же статья в Рочестере, но здесь мы защищаем наши предположения и выводы с Егором вдвоём, и поэтому проблем нет. Факультет политологии в Рочестере – главный мировой центр, наряду с NYU и Принстоном, формальной политологии. Тридцать лет назад ректор университета Уоллис начал собирать деньги на создание первоклассного юридического факультета, но не смог. На собранные деньги создали Институт Уоллиса – исследовательский центр, в котором работают учёные с факультетов экономики и политологии.

Следующая остановка нашего экспресса в Принстоне – ехать по ночной Пенсильвании одного удовольствие, а вдвоём не нужно отдыхать. В Принстоне конференция по политэкономии диктатур – иллюстрация к тому, что люди, занимающиеся одним и тем же в разных науках ничего друг о друге не знают. Те же модели, те же регрессии, похожие вопросы – почему диктаторы создают партии? как влияют экономические санкции на вероятность падения режима? каким образом диктаторы обходят проблему неисполнимых обещаний, не прибегая к помощи институтов? – а имена и ссылки совершенно другие. То есть это они для нас с Егором другие, а все остальные – из одной науки, политологии.

Ладно, всё нормально. Семинары и конференции, да и любая форма общения, интересная часть научной жизни. Часть жизни вообще. Часть жизни.

Tags: Мой маршрут
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments