Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Новая колонка в "Ведомостях"

Правила игры: Горелое мясо

14.12.2004, №229 (1269)

Колонку про аукцион по “Юганскнефтегазу” с таким названием я написал еще в августе. Название отсылает к эпизоду в романе Умберто Эко “Имя розы”: главный герой, юноша 15 лет, хочет сделать что-нибудь, чтобы спасти из рук инквизиции свою возлюбленную. Она, понятно, никаким образом не причастна к делу, по которому арестована и увезена. Однако учитель юноши охлаждает его пыл словами “горелое мясо”, имея в виду, что, если кто попал в руки инквизиторов, на нем можно ставить крест. Точно так же и летнее обсуждение перспектив “Юганскнефтегаза”, лучшей в России коллекции нефтяных активов, аналитиками и журналистами казалось мне странным занятием. Ясные у него были перспективы — что тут обсуждать?

Однако время лечит, и теперь мне кажется, что надо писать про “Юганскнефтегаз” почаще. Потому что декабрьский аукцион — это не ужасный конец, а начало большого пути. Лет через 20 выйдет Ходорковский из тюрьмы — когда-то же он из нее выйдет — и потребует вернуть активы обратно. Казалось бы, кто прислушается к этому требованию? А вот многие прислушаются — и не из-за абстрактного чувства справедливости, а потому, что и тогда, через 20 лет, будут обиженные и обделенные. Найдутся судьи, депутаты, журналисты, заместители главы администрации, которые с сочувствием отнесутся к требованиям бывшего владельца. И если пени за владение незаконной (а законы можно будет так же легко менять в будущем, как их меняют сейчас) собственностью будут рассчитываться с той же креативностью, с какой рассчитывались пени для “ЮКОСа”, весь “Газпром” станет предметом спора. А к такому спору грех будет не подключиться всем, кто до этого времени дотянет. В общем, если арест руководителей “ЮКОСа” в прошлом году разрушил хрупкое равновесие в обществе, то грядущий аукцион по “Юганскнефтегазу” станет прочным фундаментом бесконечного передела.

Надо сказать, что рынок прекрасно понимает, что “Газпром” не только единственный реальный покупатель, но и, собственно, единственно возможный. Уж если лидеры мирового рынка нефти, имеющие многолетний опыт общения с самыми отмороженными режимами — от Багдада до Триполи, — не претендуют на лучшие российские активы, значит, видят, что активы эти чумные. Другое дело “Газпром”. Что других серьезных претендентов нет, так даже лучше — цена будет ниже. Если потом придется возвращать активы, пострадают же не нынешние руководители. А если кто будет оспаривать покупку в зарубежных судах, так ответим, что раз уж мы (президент — Россия — “Газпром”) согласились на Ющенко, то в этом году новые претензии не предъявлять.

В отношении бесконечного передела можно было бы обсудить и другие эпизоды последней недели — например, налоговый счет одной компании мобильной связи. (Трудно пока понять, как “Газпром” управится с мобильной связью, но время лечит — как-нибудь притрутся.) Однако надо уважать право владельцев на частную жизнь — если кто-то хочет, чтобы о том, как у него отберут компанию, а его самого посадят в тюрьму, никто не узнал — а точнее, не прочитал в газетах — пожалуйста. Всегда можно написать о чем-нибудь другом. Вот о будущем “Юганскенефтегаза”, например.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments