Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Category:

Накопились вопросы

Об этой, уже позавчерашней, новости всё никак не удаётся не думать. Владимир Путин заявил, пишут "Ведомости", что "любой банк или компания смогут обратиться во Внешэкономбанк (ВЭБ) за кредитом для расчетов с иностранными кредиторами по займам, привлеченным до 25 сентября." Якобы для того, что заложенные акции не попали в руки иностранцев.

Тут много вопросов, про два из которых я уже писал:

(1) Такие действия задают огромный риск снижения ответственности (moral hazard) - фирмы, ожидающие возможности перекредитоваться у правительства, получают стимулы брать кредиты за рубежом. Данные об активном заимствовании российских фирм в последние три месяца - когда кредит было взять всё труднее и дороже - показывают, что, не исключено, существенное снижение ответственности имело место.

(2) Как вообще правительство забирается отличать то, что может попасть в руки иностранцам, а что - нет? А если это иностранная фирма, принадлежащая российским гражданам.

Но у меня есть и другие вопросы. Например, пусть, действительно, мы (условные "мы") не хотим, чтобы акции попали к иностранцам в результате дефолта какой-то фирмы по какому-то долгу. Если не задаваться вопросом, почему мы не хотим, чтобы они попали к иностранцам, что делать?

Одалживать деньги фирмам, которые не могут расплатиться по кредиту, тем более, как обещало правительство, без залога - неправильно. А что, если дело не в ликвидности, а в несостоятельности - то есть если активы фирмы, даже в случае продажи не по кризисным ценам, а по ожидаемым в случае нормального развития события стоят меньше, чему у этой фирмы долгов? (В случае, например, российских инвестбанков или девелоперских компаний я бы этого не исключал.) Помощь правительства окажется просто помощью кредиторам за счет граждан.

Лучше было бы сделать так. Пусть есть долг у российской фирмы А фирме Б, по которому в залоге находятся акции фирмы С (возможно, что А и С - одна фирма), и фирма А не может выплатить долг. Правительству нужно не одалживать деньги фирме А, чтобы та расплатилась с Б, а расплачиваться с фирмой Б, получая акций фирмы А на сумму долга. Поскольку А стоит очень дешево, или вообще нечего - она же не может расплатиться по займу, это - фактическая национализация.

Если в залоге находятся акции ''стратегических предприятий'' - то есть таких, которые в случае банкротства регулируются особым образом, то правительство может вести переговоры с кредиторами о частичном (и значительном)списании долга. Если речь идет о случае, когда А и С - одна и та же компания, это особенно действенно.

Не надо мне говорить, что (а) этот вариант не снижает риска снижения ответственности в будущем и (б) этот вариант снижает стимулы будущих инвесторов вкладывать в наши предприятия. И (а), и (б) верно. Но он, как мне кажется, лучше предложенного правительством.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments