May 30th, 2007

Единство непохожих

Ричард Хаасс, президент американского Council for Foreign Relations, в Спасо-хаузе говорил о разных интересных вещах - что может быть интересней внешней политики для тех, кто ей профессионально не занимается? Разве что футбол. Ну или экономика.

Так вот одна мысль мне показалась стоящей специального обсуждения. Хаасс сказал, что вряд ли Америка с Россией могут развить какое-то постоянное действующее партнерство. Потому что в 21 веке не будет постоянно действующих партнерств. Америка, Европа, Россия, Китай, Индия будут динамически взаимодействовать по разным вопросам, без постоянных альянсов.

Почему здесь есть о чем думать? Мне кажется, что вся современная российская мысль - что интеллектуальная, что политическая - по этим вопросам полностью построена на предположении о существовании постоянных альянсов. Все, что происходит, осознается в терминах кто чей друг (а не в терминах чьи интересы пересеклись в этой точке). Все, о чем мечтается - мечтается именно в терминах институтов, закрепляющих альянсы, а не в терминах институтов, которые позволяют соглашаться и не соглашаться по отдельным вопросам.

Так это же не проблема нашей внешней политики - это проблема нашего интеллектульного сообщества. В любой дискуссии речь идет о занятии позиции и победе, а не о том, что развитие невозможно без бесконечной живой дискуссии по важным вопросам.

Тем хуже для данных

Антон Олейник написал интересную статью в "Ведомости" - институциональный мини-анализ взрыва на "Южкузбассугле". Для академического экономиста разговор о том, что кто-то был вынужден снизить меры безопасности после того как его заставили заплатить губернатору, выглядит невозможно: то, что уже заплачено, не должно сказываться на поведении в будущем. Тоже самое про аргумент "им приходится отбивать [что-то], потому что они много за это предприятие заплатили" - в теории такого быть не может. Много они заплатили или мало - всё равно после этого будут извлекать прибыль по максимуму. Но на практике, конечно, всё так.