March 31st, 2008

О, закрой свои бледные ноги

В апреле Высшая школа экономики проводит ежегодную всероссийскую конференцию, тасуя в названии слова "модернизация", "государство", "рост" и, конечно, "экономика". За девять лет эта конференция стала самым важным ежегодным мероприятием у российских экономистов. В первый день - в этот раз 1 апреля - будут выступать люди из правительства - Кудрин, Набиуллина и другие важные лица. А во второй и третий дни, 2-3 апреля, на Мясницкой, 20 будет гораздо интереснее.

В программе конференции - исключительное разнообразие блюд. Сам я выступаю 2 апреля в 12-00 в аудитории 101 в секции, размашисто озаглавленной "Проблемы развития переходных экономик", со статьёй "Determinants of Expropriation in the Oil Sector: A Theory and Evidence from Panel Data". Приходите послушать. Если ваш комментарий ограничат во времени, сдерживайте страсти.

Однако главная моя забота - секция О! - "Теоретическая экономика" (программа находится в этом посте под катом). Можно гордиться секцией О! - в ней 4 заседания, 16 докладов, не считая 5 постеров, 12 дискутантов, 9 городов... Два года назад было всего два заседания по экономической теории, а три года назад - секции не было вовсе. Сам я только дискутирую одну статью, но на первом заседании 3 апреля ("Теоретические вопросы экономики образования) Мария Юдкевич выступит с нашей совместной статьёй "Budget Uncertainty and Faculty Contracts: A Dynamic Framework for Comparative Analysis".

Вся программа "Теоретической экономики" Collapse )

Для знатоков творчества Брюсова: запятую поставил я. Она здесь нужна по смыслу.

Антропофобный злобный зверь


ВЕДОМОСТИ
Правила игры: Жупел инфляции

Можно долго спорить о том, является ли нынешнее политическое руководство России законным, выбранным с помощью конституционной процедуры, или незаконным, удерживающим власть с помощью недемократических методов. В некоторых отношениях это не важно: например, какими бы ни были методы удержания власти, все политические лидеры боятся инфляции. Еще Кейнс писал о том, что Ленин прав, считая инфляцию вернейшим инструментом разрушения капиталистического государства. Однако, несмотря на страхи политиков, даже 20% в год в течение нескольких лет — недостаточно веское основание для экстремальных мер, например для введения политики ограничения цен на продовольствие и потребительские товары. Далее