September 4th, 2009

Когда я пришёл на эту землю, никто меня не ожидал

Ваня Лазарев, выпускник экономфака МГУ и РЭШ (и там и там он был одним из лучших студентов в истории), PhD-кандидат из Stanford GSB пародирует интервью Рубена Варданяна New Times (здесь текст самого интервью). Действительно смешно и многое справедливо. У меня смешанные чувства - с одной стороны, критика правильная - все эти разговоры про "российскую специфику", которой надо специально учить, а никто нигде не учит - ерунда, мне кажется. "Специфику" они как раз все знают - точно так же как американские бизнесмены знают свою американскую, а в бизнес-школе учатся не столько специфике, сколько структурному и широкому взгляду на свою специфику, умению точно определять контекст для свой специфики и использовать чужой опыт вместо того, чтобы всему учится на своих ошибках. А с другой - у меня нет сомнений, что Рубен Варданян пытается построить в России бизнес-школу мирового уровня, и такие усилия невозможно не поддерживать. Я лично поддерживаю.

Интервью у Варданяна брала Евгения Альбац. Интересно, что у нас с ней не давно разошлись мнения в точности по тому же вопросу, что и у меня с Варданяном. Единственная разница состояла в том, что с Женей мы разговаривали в прямом эфире (при этом она была ведущей передачи), а с Рубеном - по телефону. Женя сказала: "Я знаю, Костя, что вы знаете обычно все, и во всем уверены со стопроцентной уверенностью, но иногда вы не все знаете. Костя. Иногда вы не знаете жизни отдельных журналистских коллективов, которые имеют несчастье жить без вас."

Это - вовсе не личный вывод. Концептуальный спор у нас такой: и Женя, и Рубен - высочайшие профессионалы в своей области, считают, что профессионалов могут понимать (и, соответственно, обучать), только успешные профессионалы. А я говорю нет: в поведении медведей лучше разбираются биологи, чем медведи. Литературоведы лучше знают, как писать, чем писатели. Палеонтологам не нужно консультироваться с динозаврами, чтобы рассказывать о них другим людям. В поведении политиков лучше разбираются политологи, чем сами политики. Специалистам по медийной экономике лучше понятно, почему, что и как говорят журналисты, чем самим журналистов. Поведение бизнесменов лучше понимают предсказывают профессора экономики и управления, а не сами бизнесмены. Именно поэтому в бизнес-школах преподают, в основном, не бизнесмены, а профессиональные преподаватели или исследователи экономической деятельности. На биологическом факультете преподают же не медведи. Даже если курс называется "Как выжить в сибирской тайге"...

Однако вне зависимости от того, кто прав в концептуальном споре. То, что делает Варданян, лучше, чем если бы ничего бы в области бизнес-образования в России не было бы. А так - сделан первый шаг по пути создания современной бизнес-школы - интеллектуального центра ХХI века . Поздравляю "Сколково" с первым первым сентября!

Красота спасает мир

Любителям экономической теории. В продолжение вчерашней бурной дискуссии о том, чем хороша и чем плоха экономическая наука - очень интересный обзор, без всяких сложностей, современной науки о принятии решений (или, как высокомерно шутят современные специалисты по экономической теории - "теории игр с одним игроком"). У Барта Липмана из Бостонского университета и Эдди Деккеля из Северо-Западного университета интересный разговор  о том, что даже фальсифицированная теория может быть вполне содержательной. И хороший пример - модель Спенса 1973 года. Разве мы ценим её за то, что она позволяет сформулировать фальсифицируемое предсказание - "более высокий уровень образования позволяет получить более высокую зарплату"? Нет, мы (и Нобелевский комитет) её ценим за то, что сама идея о том, что какие-то действия могут быть сигналом и, для того, чтобы сигналы были различимыми, они должны быть затратными - как только идея эта стала нам понятна, на мир стало можно смотреть по-новому. Сколько происходящего вокруг становится осмысленным, если мы начинаем думать про действия как затратные сигналы!