January 29th, 2010

The Real Life of Simon Cameron

Многие учёные-экономисты ведут блоги совместно, по два-три, а то и больше авторов. И мне всегда хотелось бы иметь "гостевых авторов" в моём журнале. Вот сегодня у меня такой автор - Марина Додлова, выпускница ВШЭ и аспирантка Paris X Nanterr. Мы с Мариной и Егором были на семинаре Джима Снайдера из МТИ в Чикаго  - он докладывал статью "The Returns to U.S. Congressional Seats in the Mid-19th Century" и вот - "гостевой отчёт" Марины.

Гражданt любой страны наверняка задумываются о том, каковы они -  доходы наших политических лидеров от политической деятельности? Для России этот вопрос оказывается не просто любопытным, но и с перчинкой на фоне всеми обсуждаемого расцвета коррупции. И не раз на самом деле предпринимались попытки опубликовать хотя бы часть источников и величину доходов крупных политиков, а также их жен и ближайших родственников. Однако, когда  читаешь такие статьи, остается вопрос, а можно ли верить таким публикациям?

Вчера на семинаре по Политической экономии в школе Харисса Чикагского университета Джим Снайдер из Массачуссетсского технологического института, крупнейший в мире специалист по эмпирическим исследованиям роли денег в американской политике, приоткрыл завесу тайны о доходах палаты представителей США, и, обезопасив себя от остроты дебатов о коррумпированности нынешних политиков, обратился к данным середины 19 века. Впрочем, дело, возможно не в желании защититься от острого вопросов - в те годы три переписи населения включали в себя вопросы о богатстве и доходах (хотя возможно, богатство имело смысл скрывать, переписи содержат слуг, работавших в доме - а этот параметр сильно коррелирован с богатством).

Снайдер анализирует доходы членов палаты представителей в период между 1845-1875гг. и обращает внимание, что отсутствие каких-либо документов и записей в 50е-60е гг. может навести на мысль о сокрытии реальных доходов. И действительно, данный период считается одним из наиболее коррумпированных. Однако что показывают данные? Сравнивая материальное состояние юристов – конгрессменов и юристов среди элиты, можно увидеть, что доходы первых превышают доходы вторых в десять раз. Однако это может быть проблема самоотбора (self-selection), так как строить политическую карьеру идут скорее всего люди с определенным талантом и набором качеств. Значит,  обычное сравнение материального состояния политиков и неполитиков с одинаковыми характеристиками не позволит выявить причинный эффект реального увеличения доходов в виду занимаемой политической должности. Автор учитывает данную проблему, а также из-за дискретной доступности данных за десятилетия, он использует метод прерывающегося регрессионного оценивания (dicontinuity regression). Дело в том, что тогда можно предположить, что результаты выборов случайны, а значит всю разницу в доходах между «победителями» и «проигравшими» можно отнести к эффекту политического влияния на занимаемой должности.

В результате автор не обнаруживает эффекта увеличения материального положения за счет политического влияния. Однако, если проследить как менялись доходы в период между 1845-1875гг., заметный рост можно увидеть в момент Гражданской войны начала 60х гг., период, который также характеризуется значительным (почти в 25 раз!) временным увеличением федеральных расходов. По подсчетам автора конгрессмены в этот период получили примерно 36% дополнительного дохода. Именно этот период судя по данным может реально считаться периодом извлечения политической ренты. В остальные же периоды доходы политиков скорее всего не были завышены.

По сути Снайдер намекает, что во всех странах политики падки на умножение доходов для себя, друзей и семьи, но в демократических режимах такое поведение может быть мифом. Конечно в тяжелые периоды что Россия, что Америка, все могут страдать от изымания части общественных доходов в пользу ренты представителей власти. Важно разделять ,когда общественное мнение утрирует и раздувает преступления политических лидеров, а когда они действительно имеют место быть. Так что скорее всего не важно, какой режим пропагандируют наши лидеры, чистую или видимую демократию, главное, чтобы возможно было опровергнуть миф о том, что политические механизмы работают на воспроизводство ренты, а лидеры избираются не из «лучших» представителей народа.

Можешь любить других

Прочитав на сайте "Ведомостей" фразу из сообщения Рейтерс: «Нет, в Греции не будет дефолта. Прошу вас. В зоне евро дефолтов не существует, поскольку, имея единую валюту, вероятность получить финансирование в вашей собственной валюте намного больше»,  - [сказал в пятницу в Давосе комиссар ЕС по денежной политике Хоакин Альмуния.] - я подумал, что дело опять в "трудностях перевода" и смысл крайне тёмной фразы прояснится, если посмотреть на оригинал.

А окалось, что перевод точный: "No, Greece will not default. Please. In the euro area, the default does not exist because with a single currency the possibility to get funding in your own currency is much bigger," сказал Альмуния Bloomberg TV.

Мой прогноз состоит в том, что Греция не объявит дефолт по своим облигациям, но только с помощью операции спасения ЕС. А она будет проведена, возомжно, в виде полупубличных гарантий - после того, как Греция объявит о радикальном сокращении бюджетного дефицита. Пока что стороны бодаются - Греция угрожает ЕС высоким дефицитом и последующим дефолтом, а ЕС Греции - отказом от "операции спасения". Перевес, я бы сказал, на стороне Греции (с учётом исторического опыта взаимоотношений ЕС и Греции), но тот факт, что вслед за спасением Греции придётся спасать и следующую страну (если не "спасать" Грецию, то другие страны будут вести себя поумнее, сокращая бюджетные дефициты) помогает позиции ЕС. И всё же мой прогноз - без гарантий ЕС не обойтись - делает слова Альмунии осмысленными. Ключевое слово - "get funding".

Спасти нельзя бросить

Замечательная статья Джона Кохрейна из Чикагского университета про природу финансового кризиса. Несмотря на то, что академически Кохрейн работает в одной из самых технически сложных областей современной экономической науки - достаточно посмотреть на его всемирно известный учебник про ценнобразование на рынках активов (это учебник магистерско-аспирантского уровня) - статья про кризис написана не для профессиональных экономистов, а для всех, интересующихся природой нынешнего кризиса.

Статья опубликована в журнале главного оплота либертарианской мысли в Америке, института Катона. В "большом мире" представление о свободе как чём-то основополагающем вовсе не требует отказа от использования статистики и присяги на верность старинным макро-теориям. Кохрейн, наследник "чикагской школы", пишет для широкой аудитории, но один из центральных выводов, который он делает из своей модели кризиса, состоит в ограниченности (не столько даже в необходимости ограничивать, сколько в заведомой ограниченности) возможностей правительства в предотвращении подобного рода кризисов. Конечно, интересен не вывод сам по себе, а аргументы, которые к нему ведут.

Для тех, кто знает о Кохрейне лишь в контексте его прошлогодней полемики с Нобелевским лауреатом Полом Кругманом. Если внимательно вчитаться в то, что пишут Кругман и Кохрейн о кризиса - это спор двух профессиональных экономистов, которые согласны между собой и со всеми остальными профессиональными экономистами в 90% того, что они знают в экономической науке и ведут спор о конкретных проблемах, которые пока слишком сложны и слишком непонятны для экономистов. То, что они при этом иногда переходят на личности, обсуждая, например, кто из коллег занимается тем или "не тем" - не должно восприниматься как "столкновение парадигм" и т.п. Дискуссия учёных. (См. также только что вышедшую колонку Виктора Жорина на Slon.ru - там есть ещё интересные ссылки.)

Эта статья мне не представляется идеальной - например, логика Кохрейна о предотвращении проблемы TBTF с помощью принятия определённых законов мне кажется слишком оптимистичной. Не ошибочной, а лишь  чересчур оптимистичной. В реальности нельзя принять такие законы или конституционные нормы, которые нельзя было бы потом отменить или не исполнять, но в это, безусловно, лучшая популярная статья о нынешнем кризисе и об обсуждающихся сейчас мерах по реорганизации финансовых рынков  из тех, что я читал до сих пор. Рекомендуется всем, кто интересуется природой финансовых кризисов вообще и этого конкретного в частности.

UPD: Вспомнил свою лекцию про финансовый кризис в Петербурге в ноябре 2008 года: не стыдно. И Кохрейну не было бы стыдно за такую лекцию.