February 10th, 2010

Голодал он в этом детстве, не дерзал, успевал переодеться - и в спортзал

Для тех, кто интересуется внутриамериканскими дискуссиями - интересная статья в Forbes (большом). Это правда, что разговоры публичных интеллектуалов сейчас в большинстве своём ведутся не о том - действительно ли Китай станет ведущей экономической силой, а "когда" - к 2040. И большинство скептически смотрит на шансы Америки сохранить лидерство. В этой колонке справедливо напоминается о предыдущих таких дискуссиях. В середине 1980-х также большинство мнений клонилось к неминуемому выходу вперёд Японии ещё до конца ХХ века, но, как известно, этого не произошло.

Конечно, в потере мирового экономического лидерства нет ничего страшного. Англия была таким лидером многие десятилетия, но, несмотрая на победу во Второй мировой войне, потеряла большую часть империи - и ничего. Культурное, научное и политическое лидерство у англичан осталось. Мне это интересно как часть дискуссии о будущем Китая - и мой прогноз пока: турбонаддув перестанет действовать, законы "экономической гравитации" в долгосрочной перспективе скажут своё слово  и обогнать Америку в этом мире (то есть без войн и катаклизмов) в первой половине этого века не получится.

Проклятый... расхититель государственной собственности

Очень интересное интервью с Дэном Трейсманом из UCLA на Slon.ru. Дэн представляет свою свежую эмпирическую статью, основной вывод которой состоит в том, что рост доходов от нефти не объясняет развал российской демократии в последнее десятилетие. Его выводы, насколько я понял, быстро просмотрев саму работу, не противоречат нашему выводу о том, что в странах с несовершенной демократией рост нефтяных доходов ведёт к снижению свободы прессы - хотя, конечно, ставят под сомнение часть "общих" выводов.

Вообще, тема "ресурсного проклятия" перешла в интересную фазу. Похоже, что общего закона "нефть ведёт к диктатуре" нет (см. также статью об этом Ромейна Васциарга из Школы бизнес UCLA). Нет точно так же, как нет общего закона "ресурсы замедляют развитие". Однако ясно, что есть много интересных "тонких" частных эффектов (как наш, в котором результаты - при данном уровне демократии; с учётом потенциальной эндогенности) и есть много интересных частных случаев (та же Нигерия), в которых заметны последствия именно тех механизмов "ресурсного проклятия", про которое говорят адепты концепции.

Я сам считал, что Россия - ХХI век - это хороший пример механизма разрушения политических институтов из-за больших ресурсных доходов. Статья Трейсмана - очень хороший повод, чтобы в этом усомниться или, разобравшись, утвердиться.

Дополнительные материалы:

Ссылки на эту и предыдущие статьи Трейсмана приведены в статье-интервью на Slon.ru.

Колонка Игоря Федюкина о работах Трейсмана и Хабера во "Власти".

Популярный мини-обзор по экономике "ресурсного проклятия" "Неуловимое проклятие" в Smart-Money.

Обзор экономической литературы (стремительно устаревающий, как все обзоры по теме, в которой ведутся активные исследования) в "Вопросах экономики": "Экономика «ресурсного проклятия".

Цена длинной веревочки

Center for Economic and Policy Research (не путать с СEPR без "and"!) выпустил мини-исследование про Латвию (краткая аннотация - вот здесь), в которой экономическая ситуация развивается совершенно катастрофическим образом. Спад ВВП за два года с начала рецессии уже больше 25% (уже, можно считать, уровень Великой депрессии; данные по безработицы тоже похожие) и никаких надежд на улучшение. Казалось бы, Латвия - не член еврозоны и могла бы девальвировать свою валюту, отказавшись от фиксированного обменного курса.

На Рисунке 5 в отчёте хорошо видна и жёсткость зарплат, и резкий рост безработицы: если бы лат не был переоценён, безработица росла бы не так быстро - рост цен (отпустив курс, можно было бы увеличить денежную базу) позволил бы фирмам сохранять рабочие места, не поднимая зарплату. Покупательная способность зарплат бы падала, конечно, но лучше сохранить работу, даже ценой некоторого снижения реальных доходов.

Про "конец веревочки" для Латвии я писал ещё в августе, критикуя Ослунда. Но латвийское правительство как начало осенью 2008-го с ареста экономиста, публично обратившего внимание властей на завышенный обменный курс, так (через выборы и спад) от своей линии не отказывается. Хорошие новости состоят в том, что после того, как они откажутся от фиксированного курса, восстановление пойдёт хорошими темпами. Если, как указано в отчёте (ещё раз - это не европейский CEPR), опыт Аргентины нас чему-нибудь учит.