April 24th, 2010

В поисках роста, с лупой в руках

Ещё год назад эта премия вручалась раз в два года и в экономической науке считалась чуть ли не более престижной, чем Нобелевская. С 2009 года она вручается каждый год [экономисту, работающему в Америке, не старше 40 лет]. В этом году премию получила Эстер Дуфло из МТИ и это одна из самых "ожидаемых" премий последних лет. (В моей сборной "восходящих звёзд мировой экономической науки", составленной для SmartMoney четыре года назад, Эстер занимала почётное место.)

Работы Дуфло - а также Абиджита Банерджи и Роберта Таунсенда, если ограничиваться "титанами" -  по экономике развития перевернули целый раздел экономической науки. До Дуфло казалось, что вопросы развития - это обязательно "большие" вопросы и теории в духе Альберта Хиршмана, Джагдиша Бхагвати, Эрнандо де Сото,  или, в их современной инкарнации, Мёрфи-Шлейфера-Вишны. Все попытки посмотреть на экономику развивающихся стран через более сильную лупу сводились к историям отдельных программ по вытаскиванию этих стран из многочисленных "ловушек развития". И это можно было делать блестяще - книга Билла Истерли "В поисках роста" - пример коллекции анекдотов, из которых, как в хорошем витраже, складывается единая картинка.

И всё же до работ "поколения Дуфло" экономика развития не было современной экономической наукой. Дуфло научила всех пользоваться техникой "рандомизированных экспериментов" - и это позволяет видеть в данных последствия микроскопических событий.  А раз последствия небольших воздействий - например, избрания женщины на роль деревенского старосты в Индии (это совсем непросто - добиться того, чтобы эффект был статистически изолирован от множества побочных эффектов) и построенной невдалеке от селения дамбы - можно измерить, то, значит, можно делать реформы одновременно и небольшими, и осмысленными.

В каком-то смысле премия дана авансом - за разработку инструментария, который, если будет взят на вооружение экономистами-прикладниками (теми, кто работает не для науки, а для правительства, например), принесёт огромную пользу развивающимся странам. С другой стороны - это не "аванс" - уже сейчас во многих странах правительственные программы сопровождаются рандомизированными экспериментами - техникой, которой Эстер Дуфло научила широкие массы академических экономистов.

О знаке корреляции функций синуса и косинуса


Газета публикует слайд из презентации правительства для инвесторов перед размещением еврооблигаций, на котором хорошо виден "прогноз инфляции" на ближайший год. В легенде - не по вине газеты - неправильно подписана красная линия. Это не М2, а темпы прироста М2 (оттого и в процентах), но сам график правильный. На протяжении многих лет Россия - пример того, что инфляция является "чисто денежным феноменом" (это слова Милтона Фридмана). Причинно-следственную связь в этом увидеть невозможно (то ли цены растут, потому что денежная масса растёт, то ли деньги печатают, потому что ожидают роста цен), но связь совершенна однозначная.

Мне это напомнило о дискуссии, которую вёл пару лет назад главный специалист по прикладной макроэкономике в РЭШ Олег Замулин с "экспертами", углядевшими в графиках отрицательную корреляцию и заключившими, что инфляция у нас снижается вслед за ростом денежной массы (см. средний график). Это они забыли про "лаг", запаздывание в несколько кварталов. Олег сделал правильный график (самый правый) для выступления в АНЦЭА и этот график, по счастью, с тех пор "прижился" в экспертном сообществе (конечно, все грамотные "макристы" никогда в нём не сомневались).

А по существу - что видно на графике (самом левом)? Резкий провал красной линии в правом углу - это плавная девальвация осени-зимы 2008 года. Граждане бежали со своими рублями покупать доллары, уменьшая денежную базу. Да, инфляция в следующем году будет расти (не только цены, но и темпы роста цен).