September 16th, 2010

Двадцать лет под кроватью

Мне это только кажется, или оцепенение (если не сказать - праздный разврат на фоне воспоминаний о голодном детстве), давно охватившее российскую интеллектуальную элиту и недавно – элиту обычную, победило, наконец, и журналистов. Не случайно они все в последние годы стали увереннее как-то, спокойнее. И что мы видим сейчас?

Столько лет переживали, что нет политических событий. Сокрушались, что приходится писать о каких-то общественных палатах и малочисленных митингах, анализировать смены губернаторов чёрте-где и выискивать интригу в том, кто в каком порядке вышел выступать на очередном форуме. И вот – в сентябре 2010 разворачиваются политические события (снятие Лужкова, раскол ЕР на Отечество и Единство, и т.п.) ничуть ни менее интересные, чем в 1991, 1994, 1996, 1998…

Вот она, пусть недемократическая, но живая политика. Ставки огромные, силы могучие. И что мы видим? Ладно, телеканалы показали то, что им сказали показать. А что, в 1990-м цензуры было меньше? (Её было намного больше.) Газеты лениво напечатали только то, что им сказали «источники». Где настоящий инсайд? Во времена таких передвижек у инсайдеров всегда есть мощнейшие стимулы сливать информацию. И чем сильнее запреты, тем мощнее потенциальные выгоды для «слива».

Аналитики, не напрягаясь, выдали список кандидатур на место Лужкова – Собянин, Боос, Шойгу, Иванов. Да что в 1990-м, что в 2000-м, любой журналист сам, без аналитиков, мог выкатить больше интересных гипотез. В «Русском телеграфе» более интересный политический анализ могли сделать не только спортивные обозреватели, но и уборщицы с корректорами, кажется…

Не подумайте, это у меня не профессиональные претензии, а чисто обывательские. Интересно знать, что происходит.

Сегодняшний вечер

Рекламы. Сегодня я выступаю в Европейском университете в Петербурге, в серии "Вечера в Европейском", в 18-30, Гагаринская, 3. В предыдущий раз я выступал там в разгар мирового финансового кризиса, в ноябре 2008 года и мне до сих пор нравится то, что я тогда говорил. Конечно, с тех пор многие вещи стали яснее - с теми же работами Рогоффа и Рейнхардт, например, но всё же. Единственное, о чём можно пожалеть - мой ответ на вопрос об американском долге привёл, как выяснилось через несколько месяцев, к некоторому душевному помешательству спрашивавшего и, к апологии Сталина и борьбе с Америкой у него прибавилась некоторая зацикленность лично на мне и на РЭШ. А так - Европейский университет - одно из самых чудесных мест для выступления, которые я знаю.

Тем временем в Москве в РЭШ на "Открытом семинаре" выступает Владимир Дребенцов, главный экономист ВР по России. Я прекрасно помню, с каким интересом мы студенты РЭШ слушали выступление Владимир в, Боже мой, 1995-ом году...

Наконец, на дебатах АНЦЭА, которые проходят в 2-ом гуманитарном корпусе МГУ, Алексей Горяев, один из главных специалистов РЭШ по финансам, будет спорить с Алексеем Ведевым из аналитического центра ВЕДИ по поводу превращения Москвы в мировой финансовый центр. Подробности начальных позиций есть на сайте. Лёша (профессор Горяев) - не просто один из проппонентов этой идеи; он, собственно, её "интеллектуальный отец". Надеюсь, что зрители будут активно задавать вопросы - я бы пошёл и стал бы задавать, если бы был сегодня в Москве (см. выше). Благодаря вопросам и репликам с мест дебаты АНЦЭА - очень интересное дело, даже если между оппонентами нет особых разногласий...