October 6th, 2010

Казнить нельзя оштрафовать

Стало много интересных семинаров по экономике в Москве, только успевай поворачиваться. Впрочем, я вспоминаю жизнь в Бостоне – гарвардский народ спокойно ездит на семинары в MIT и наоборот. Чуть меньше расстояние, чем между РЭШ (рядом с м. Профсоюзная) и комплексом зданий Вышки на Покровке (15 минут от м. Чистые пруды или м. Курская). Если ещё вспомнить, что у них там, в ведущих университетах, "норма" для профессора - посещение примерно одного научного семинара в день, придётся бегать совсем быстро.

Завтра вечером, 7 октября в 18-30 на Покровке, на семинаре ИНИИ выступает Джон Най, экономический историк из Университета Джорджа Мейсона, со статьёй «Почему слабые правительства запрещают, а не штрафуют?» (Why Do Weak States Prefer Prohibition to Taxation?) Речь идёт о таких товарах-услугах как азартные игры, распространение наркотиков и т.п. Понятно, что хотелось бы, что их было поменьше, однако также очевидно, что никакому правительству не удаётся полностью их искоренить. Соответственно, a priori не ясно, почему высокие ставки налогов не будут давать того же или даже более благоприятного эффекта. И в том, и в другом случае торговцы будут платить взятки правоохранительным органам, так что полного искоренения достичь всё равно не удастся.

Най с соавтором обращают внимание на то, что в странах, в которых правительство слабо (в смысле правопринуждения – как в нашей стране, например), запреты на подобную деятельнось встречаются гораздо чаще, чем в странах с сильными правительствами.  

Джон, выпускник Северо-Западного университета легендарной эпохи, когда там создавали современную экономическую теорию Пол Милгром, Джон Ледьярд, Марк Саттеруайт, Роджер Майерсон, Нэнси Шварц, пошедший по другому пути – знание математической экономики для него – инструмент исторического анализа. Классические историки называют таких историков «клиометристами». Последняя книга Джона развенчивала миф об Англии XIX-го века – защитнице свободной торговли на примере торговли вином. Джону, как видно, не чужда "контрарианская жилка".

Най приехал в Москву на месяц, читать мини-курс по институциональной экономике – три пары в неделю – в Высшей школе экономики. Записаться на курс «извне», наверное, трудно -  Джон один из самых известных в мире лекторов по этой теме – он один из отцов основателей института Рональда Коуза – но, как правило, туда пускают, в разумных количествах, «гостей».

И ещё одно соображение про завтрашний семинар. Кажется, совершенно академический семинар, но в стране, которая только что начала, без особенных обсуждений, планов и расчётов, фронтальное наступление на вредную привычку – курение, работа имеет не только научный интерес.

Нобелевский прогноз-2010: Дабы избегнуть упрёка в излишнем минимализме, я вбил бы гвозди

В этом году российский газеты подготовились к "Нобелевской неделе": во многих сообщение о присуждении премий по физике, химии и медицине сопровождалось описанием достижений не только победителей, но и тех, кто ходил в претендентах, но премию в этом году не получил. Продолжая традицию прошлых лет (2007a и 2007b, 2008, 2009 - угаданы, в итоге, почти все лауреаты), делаю Нобелевский прогноз по экономике и заодно рекламирую турнир, который традиционно проводит в РЭШ профессор Бремзен - ставка стоит 25 рублей, можно делать несколько ставок на одного кандидата, угадавшие делят между собой всю собранную сумму пропорционально количеству ставок на победителей. Победителей объявят 11-го октября, в понедельник.

Мой Нобелевский прогноз-2010, в убывающем порядке. Не включаю две темы, которыми занимаюсь сам - политическую экономику (через некоторое время дадут премию) и экономическую теорию (давали в 2005 и 2007). В этом и ошибиться будет приятно.

1). Роберт Барро (Гарвард) и Томас Сарджент (Нью-Йорк) - за динамические модели макроэкономики. Барро - экономист такого масштаба, что может получить премию и один - не только за "эквивалентность Рикардо", но и за первую модель политической подотчётности, и за подход к эмпирическому анализу экономического роста (пусть и подвергшийся таким уточнениям, что от исходных регрессий Барро и Сала-и-Мартина ничего не осталось - Нобелевский комитет награждает не только за то, что оказалось абсолютно верным, но порой и за то, что двигало вперёд дискуссию). Да, я знаю, что экономистам из Гарварда нобелевских премий не дают, и всё же.

2). Элханан Хелпман (Гарвард), Авинаш Диксит (Принстон) и Джагдиш Бхагвати (Колумбийский университет) - за достижения в области экономики международной торговли. Это не только мой прогноз, но и мой личный выбор. Хелпман и в меньшей степени Диксит просто обязаны были получить премию 2008 года, вместе с Кругманом - они его соавторы по большинству работ, за которую выдана премия. Конечно, выдача двух премий по одной дисциплине за три года - дело необычное, но так и в 2005 году, после награждения Ауманна и Шеллинга могло показаться, что до следующей премии по экономической теории ещё долго - однако в 2007 году она снова была по чистой экономтеории. (Не перестаю гордиться тем, что мы с профессором Бремзеном точно предсказали эту премию в статье в статье "Шантаж, блеф и чумазые девушки" - про лауреатов-2005). Так что если Нобелевский комитет захочет подчеркнуть, что премия Кругмана в 2008 - не только за теоретические достижения, но и за пропаганду и популяризацию экономической науки и правильные предупреждения о (только что, в этот момент лопнувшем) пузыре на рынке недвижимости, и если Нобелевский комитет захочет подчеркнуть опасность протекционизма, и, наконец, если захочет поддержать репутацию непредсказуемости - то Хелпман и Ко имеют шанс. И я болею за них.

3). Ларс Питер Хансен (Чикаго) и Кристофер Симс (Принстон) - за ОММ и динамическую эконометрику вообще. В пользу эконометристов говорит, в частности, то, что по этой мега-дисциплине давно не присуждалось премий. Если лауреаты будут из этой компании, не обращайтесь ко мне с вопросами.

4). Роберт Шиллер (Йель) - теперь, когда выяснилось, что конец инвестбанков не был концом света, можно выдать премию по финансам. Не Юджину Фаме и Кеннету Френчу, которые числились в претендентах много лет, а тому, кто, наряду с макроэкономистом Кругманом и специалистом по корпоративному управлению Рагхурамом Раджаном, видел этот кризис издалека. И не боялся, и не стеснялся о нём трезвонить. Тридцать лет назад академические статьи Шиллера ломали победившую, казалось бы гипотезу об эффективности рынков. (Гипотеза об эффективности рынков - куда более тонкая вещь, чем может показаться читателям - и даже, порой, писателям - газет.) Созданный Шиллером индекс рынков недвижимости стал практическим инструментом - немалое достижение для чистого учёного. Однако, повторяю, Irrational Exuberance 2000-го года и предупреждения о последнем кризисе - вот что выделяет Шиллера среди современных специалистов по финансам, которые давно ждут премии.

5). Питер Даймонд (MIT) который год является претендентом - за макроэкономику с самыми изящными моделями. Если бы я оказался на необитаемом острове и мне нужно было бы выбрать кокосовый орех статью по макро для чтения, я бы смотрел на статью Даймонда про кокосовые орехи. Казалось даже, что Даймонд уже прошёл "пик претендентства на Нобеля", но выбор 2006 года (Фелпс) показал, что для комитета нет забытых людей. А достижения Даймонда - очень велики. Собственно, половина современного учебника по макро базируется на моделях Даймонда. Как минимум три нобелевских лауреата разных лет - его соавторы, а среди и прошлых, и, определенно, будущих, есть его ученики. Если комитет решит, что основное достижение Даймонда - модели поиска (возможность затратного поиска сделала макромодели гораздо более реалистичными), то "партнёром" по премии может быть, например, Дейл Мортенсен (Северо-Западный университет).



Шпаргалка для журналистов:

Если 1) или 5) - обращайтесь за комментариями к Олегу Цывинскому (Йель), Олегу Замулину (РЭШ), Константину Стырину (РЭШ) и Максиму Никитину (ВШЭ).

Если 2) - то к Олегу Ицхоки (Принстон) - это вообще лучший в мире вариант! - и Наталье Волчковой (РЭШ).

Если 3) - то к Виктору Черножукову (MIT) и Станиславу Анатольеву (РЭШ).

Если 4) - хм, есть желающие?

Я тоже могу кое-что комментировать, но нет, не 3).