June 11th, 2012

Много шума из ничего

Пол Кругман озаботился Латвией, и не только он. Саймон Рен-Льюис из Оксфорда подробно объясняет, что не так с «внутренней девальвацией», которую так мечтают увидеть хоть где-то те, кто хочет, чтобы все издержки кризиса легли на страны-должники (страны, у которых был большой дефицит счёта текущих операций до кризиса). Способ, которым оказалась достигнута (хоть какая-то, см. таблицу у Кругмана) «внутренняя девальвация», примерно соответствует лечению головной боли если не гильотиной, то ударами молотка по голове. Марк Вейсброт правильно указывает в колонке, что нет причин говорить об успехе экономической политики в Латвии.

Чтобы не сказать слишком плохого про латвийское правительство. Я не говорю, что после 2008 года были допущены серьёзные ошибки – ошибки были допущены в 2006-07, когда были проигнорированы явные признаки перегрева, но смешно винить правительство маленькой страны, когда ту же ошибку совершили куда более крупные страны (с куда более известными и компетентными советниками). В 2008 был сделан очень тяжёлый выбор – можно было «девальвировать лат», фактически объявив дефолт по долгам (девальвация без конвертации долгов в латы сделала бы долги слишком большими, девальвация с конвертацией – экспроприация кредиторов со всеми вытекающими последствиями). Альтернативный, Аргентина-2002, вариант тоже имел бы массу неприятных экономических последствий.

На выбранном курсе потери - в терминах безработицы, снижения уровня жизни и массовой миграции из Латвии - оказались очень тяжёлыми. Вейсброт пишет про 10% эмигрировавших трудовых ресурсов – огромную цифру.  Не случайно, правительство почти на год задержало результаты переписи населения 2011 года и его оценки кажутся экспертам слишком, мягко говоря, оптимистичными – см. слайд 9.  Тем, кто любит порассуждать об успехе «затягивания поясов» в Латвии, заглянуть бы, например, в Вентспилс – в мае 2011 он на меня произвёл впечатление, натурально, город из романа Стругацких – в нём заметно не хватает жителей. (Я не поклонник выводов из собственных наблюдений, но это в точности то, что говорят цифры статистики.)

Впрочем, и правительство, проделавшее большую работу по снижению зарплат в госсекторе, и граждане, поддержавшие правительство на выборах проявили много мужества и показывают, действительно, пример Греции. (С другой стороны, греческие правительства добились от кредиторов куда большего, чем латвийское правительство от шведских банков.) Но говорить о латвийской истории 2008-2012 как о примере какого-то успеха – насилие над реальностью и неуважение к вполне реальным страданиям людей. Пока, во всяком случае.

Придётся идти

Приходят разные приглашения на завтрашний митинг. Среди них – «за Россию без Путина!». Я этот лозунг не совсем понимаю. «За честные выборы» кажется мне куда более конструктивным.  Тем более, что, по опыту многих стран, как раз честные выборы можно провести относительно легко и быстро. В наших условиях это было бы особенно легко, потому что если их провести сейчас они дадут что-то типа «ельцинских парламентов», когда у президента нет в Думе большинства, но у большинства нет возможности что-то катастрофически менять – это было бы как раз «мягким» выходом из сегодняшнего тупика. Честные выборы, включая губернаторские, чем скорее, тем лучше – хорошее требование.

Более того. Я не считаю, что нужно требовать немедленной отставки президента Путина. Но я считаю – и очень сильно в этом убеждён, что те, кто хотят немедленной отставки президента или кого-то ещё имеют полное право проводить митинги об этом, хоть ежедневно, хоть ежечасно, писать об этом плакаты и лозунги, выступать по радио, писать в блогах и колонках и т.п. Право на политические митинги и распространение информации о них – это куда более фундаментальная вещь, чем то, кто конкретно сейчас занимает пост президента или мэра. Это право, как и многое другое, неотъемлемое – не в том  смысле, что его нельзя отнять (мало ли что можно у меня отнять – несложно отнять и имущество, и свободу, и жизнь), а в том, что любые действия по его ограничению – это плохое дело, против которого стоит протестовать.

Так что идти придётся. В очередной раз – для того, чтобы в стране появился хоть какой-то нормальный порядок, при котором не нужно каждый месяц ходить на митинги, требуя совершенно элементарных вещей. В Египте, о Боже, прошли президентские выборы с нормальными дебатами. Почти вся Латинская Америка давно избирает президентов, губернаторов, депутатов на конкурентных выборах. А у нас тут наступил не 1937-й год, конечно, но какое-то странное безвременье наподобие 1990-91-го, когда истерическая жёсткость властей в один день чередовалась с каким-то полным параличом назавтра. Разве не стыдно иметь более архаичную систему госуправления, чем латиноамериканцы имели двадцать лет назад?