June 19th, 2012

За белым металлом, за синим углём

Всё чаще бывает, что знаменитый футболист, который вполне мог бы ещё играть на высоком уровне, выбирает большую зарплату в слабой лиге (см., напр., Анелька, Н.; Бэкхем, Д.) А вот оказывается, что и у знаменитых учёных-экономистов есть цена.

Томас Сарджент, Нобелевский лауреат 2011, отправляется на два года в Сеульский национальный университет. 1,3 млн. долларов в год (включая “research fund”) зарплаты – рекорд для профессора на экономическом факультете (в бизнес-школах, конечно, бывает и больше). Тайлер Коэн как раз и спрашивает - кто следующий и кто больше?

Надо, кстати, похвалить и Сеульский университет. Они выбрали не «поп-звезду» типа Рубини или Кругмана. Конечно, академически Кругман – огромная величина, но все его фундаментальные экономические результаты получены двадцать лет назад. А Сарджент, которому 69, во-первых, по-прежнему активен (хотя, конечно, активность учёного в «высокотехнических» областях в таком возрасте – редкое ислючение) и очень далёк от «публичной сферы».

Очень важно, что он едет туда "на полный рабочий день". Наши российские "мегагранты", с 4-месячным требованием, были правильным делом, но с постоянным присутствием ничто не сравнится. За два года, конечно, Сарджент не сможет ничего особенно поменять. Однако это (дополнительно) сделает Сеульский университет центром притяжения хороших студентов в Азии. А конкуренция там, похоже, разгорается фантастическая.

Врачи человеческих кошельков

Семинар Шлейфера в РЭШ собрал больше шестидесяти человек, что возвращает мне веру в московское экономическое сообщество. А то вчера на Кэмпбелле в Политехе зал был не заполнен. Олег Замулин, декан факультета экономики Вышки, не зря оглядывал зал - далеко не все преподаватели макро и финансов были в зале. Я и сам не знаю, по какой причине профессор финансов мог пропустить лекцию одного из мировых лидеров профессии. Конечно, в Политехе было больше народу - это, все-таки, была лекция, рассчитанная на широкую аудиторию.

У Шлейфера стартовый вопрос - классика классики в финансах уже лет пятьдесят. Почему инвесторы, даже относительно "продвинутые", вкладывают и вкладывают деньги в фонды, которые последовательно и устойчиво показывают результаты ниже средних по рынку и ниже, чем "индексные фонды" (портфель, механически составленный из всех бумаг на рынке)? Этот эмпирический феномен документирован, в разных формах (например, с разным учетом вознаграждения менеджеров), в сотнях статей и имеет немало объяснений, неудовлетворительных по тем или иным причинам.

В статье Вишны, Джианноли, Шлейфера основной приводной механизм - "доверие". Иными словами, с самого начала постулируется отклонение от рациональности. Понятно, что в таких моделях основная сложность - как сконструировать "минимально необходимое" отклонение от рациональности. (Само собой, если определять целевые функции субъектов произвольно, то можно получить что угодно, но объясняющей и предсказательной силы у такой модели не будет.) Здесь у инвесторов есть априорное распределение уровней доверия к доверия к конкурирующим (без свободного входа - рыночная власть фондов - существенное предположение) фондам. В равновесии получается то, что нужно - фонды берут такую плату за управление (процент прибыли + процент средств под управлением), что доходность отрицательная. При этом инвесторам лучше, если фонды есть - без них ивесторы не смогли бы брать (оптимально) высокие риски.

Следующий шаг - и аналогия с врачебной практикой - обладание доверием клиента дает фонду (врачу) постоянную и большую ренту. Это создает стимулы для фонда (и для врача) подстраиваться под мнение клиента (даже если это противоречит собственному, более компетентному мнению о прибыльности вложения) просто для того, чтобы поддерживать уровень доверия.