March 1st, 2013

Отвяжитесь от диссертации Путина

В журнале Time вышла большая, подробная статья про «диссергейт». Из часового разговора со мной корреспондент выбрал две цитаты. Цитаты нормальные (он их сверил), но все остальные 58 минут разговора я отвечал на та же самые вопросы - «Есть ли шанс на то, что в результате запущенного процесса будет отменена кандидатская степень Путина?» и «Как это повлияет на его нахождение у власти?»  - и отвечал по-другому. Понятно, именно имя Путина делает публикацию о «диссергейте» интересной для читателей в Америке и в мире. То, что я говорил, не противоречило цитатам, но по другому расставляло акценты.

Я повторял раз за разом, что после того, как человек был у власти 13 лет, никого не интересует, что у него там было в диссертации. Кроме того, добавлял я раз за разом, у него там нарушение совсем другого порядка. В диссертации Путина, если кто ещё не знает (эта история хорошо известна с апреля 2006 года), есть «теоретическая глава», которая является копией чужой книги без всякой атрибуции. Это, конечно, нарушение правил и упущение руководителя, оппонентов и совета. Но это мелочь по сравнению с тем, что было в поддельных диссертациях, которые изготавливали в даниловском совете МПГУ и других «фабриках диссертаций». Ну это как сравнивать мелкую кражу и разбой. И то и другое преступления. А соль без запаха.

Или сказать по-другому. Если бы идеальный оппонент Путина (по кандидатской, имеется в виду) заметил этот плагиат до защиты, он бы сказал диссертанту – поставь кавычки, добавь ссылку и приноси снова. Да, закавычить пришлось бы большой кусок, но там «добавленная стоимость работы» всё равно не в этом – там основная работа – описание нефтяного комплекса Северо-Запада России. (Большой ли в этом научный вклад – не уверен, но это стандартная нормальная диссертация по экономике у нас в стране. Нормальная – в смысле «не поддельная».) В диссертациях Андриянова, Бурматова и т.п. как кавычки не расставляй, ничего не выйдет. Это не «плохая диссертация» и не «диссертация, неправильно оформленная». Это текст (или даже предмет), который внешне выглядит как диссертация, но ей не является.

В статье Time минобрнауки - это какие-то спецагенты Медведева, которые разоблачают мошенников для того, чтобы добраться до Путина. А мне кажется, что среди тех, кто пытается приплести диссертацию Путина (и, кстати, Жириновского) к «диссергейту», много заинтересованных в том, чтобы расследование фальшивок прекратилось. (Я не Time имею в виду, а, например, многочисленных анонимных комментаторов со свежесозданными юзернеймами.) Такая форма «кто на нас с Васей?». В такой постановке борьба с вполне конкретным и обозримым мошенничеством превращается в «борьбу с режимом». И тогда «режим», якобы имеющий к этому отношение, можно позвать в защитники мошенников. Сейчас перед министерством стоят технологические задачи и в стране достаточно честных учёных, чтобы с технологической задачей справиться. (Обратите внимание, что для того, чтобы бороться с мошенничеством в науке, не нужно быть крупным учёным, вполне достаточно быть просто учёным и честным человеком.)

Это всё мне корреспонденту Time удалось высказать, но не удалось, как видим, передать. Ёлки-палки.

UPD: Иван Курилла, историк из Волгограда, написал об этом же в своём блоге. Второй комментарий - от корреспондента Time Саймона Шустера, автора статьи. Может получиться интересный диалог.

Вечер в Вятке

Неделя проходит и завершается сегодня вечером в ВятГУ под знаком популяризации экономической науки.

В прошлый четверг выступал на выездной сессии ЭМШ, знаменитой школы при экономфаке МГУ, про аукционы. Каждый год лучшие – может, не все лучшие, но, как минимум, призёры всероссийской олимпиады, поступают в наш бакалавриат (Совместный бакалавриат ВШЭ-РЭШ). Приятно разговаривать с умными школьниками.

В воскресенье рассказывал про нефть и свободу прессы на школе молодых гражданских лидеров. Лидеров, впрочем, больше интересовали «Бильдельбергский клуб» и другие теории заговора о том, как устроено управление всем миром. Опровергнуть трудно, конечно.

В среду читал онлайн лекцию для посетителей 16 библиотек как финалист премии «Просветитель», на этот раз про кризис еврозону.

Сегодня в пятницу, в Вятке-Кирове – в рамках проекта «Лекции в Политехническом» - будет лекция и снова про кризис еврозону. (Да, в первых анонсах было сказано, что лекция будет про рынок политических прогнозов, но тема меняется.) В 18-00 в ВятГУ.

Интересно посмотреть на город – в прошлый раз я выступал здесь на бизнес-форуме четыре года назад. Что удалось сделать Никите Белых? Факт, что за четыре года он радикально изменил отношение к Кировской области в прессе, да и вообще – собственно, именно то, что Кировская область воспринимается так позитивно, было основной причиной, почему я согласился сюда поехать. Ну и, конечно, то, что Киров знаменит своими математическими школьниками, которые выигрывают все возможные олимпиады и – у нас в бакалавриате в этом году 7 первокурсников из 58 отсюда. А с умными школьниками и студентами говорить приятно. Я это, кажется, уже говорил.

Колыбель слонов

Прочитал пост Бориса Акунина о том, что Россия – периферия или, точнее, что он расстроился, узнав, что Россия – не центр мира и не колыбель науки и культуры, и расстроился. (Это уже я расстроился.) А подумав, решил, что вопрос о том, периферия Россия или центр – просто ложный.

Без Колмогорова, Понтрягина, Арнольда нет мировой математики ХХ века. Уж не знаю, есть ли она без алгебр Каца-Муди, диаграмм Дынкина и P=NP Левина. Нет теоретической физики без Ландау и Тамма, нет прикладной – без Сахарова и Курчатова. Лингвистики – без Романа Якобсона.

Смешно говорить, но посмотрите в Google Scholar цитируемость Выготского и цитируемость Бахтина – да, да, посмотрите те, кто говорит, что наших учёных не знают, потому что они не пишут по-английски, не ездят на престижные конференции и т.п. … (Цифры цитируемости там удивят даже тех, кто знает кто такой Выготский и Бахтин).

Экономист Канторович заслуженно получил Нобелевскую премию, «уравнение Слуцкого» есть в любом учебнике микроэкономики, да и работы полузабытых сотрудников Конъюнктурного института живы – именно на этом построены нобелевские работы Леонтьева и полвека «прикладной макроэкономики».

Кандинский, Шагал, Гончарова, Малевич, Родченко – важнейшая часть мировой живописи ХХ века, да и всей культуры. Для Квентина Тарантино тонкая, растущая полоска под огромным небом над Чудским озером – «как первая ночь с женщиной»; разве Эйзенштейн – не классик мирового кино? Плисецкая, Барышников, Нуриев – мирового танца? А композиторов и музыкантов я не знаю, но знаю, что они есть.

Великих российских спортсменов и тренеров невозможно перечислить – их просто слишком много. Канадских и американских мальчишек не так вдохновляли ли бы Хоу и Гретцки, если бы им не противостояли Харламов и Мальцев. То, что Лев Яшин перевернул представление о вратарском искусстве – вовсе не советская пропаганда. А Латынина? А Саленко, в конце концов?!

Я и про писателей, про которых с горечью пишет Акунин, не уверен. Осенью видел – Гроссман лежит в международных аэропортах (это признак значительной популярности). Акунин сам нормально продаётся, Радзинский. Довлатов в New Yorker публиковался регулярно. Набоков, Пастернак и Солженицын отлично продавались. Бродский лежит в Barnes & Nobles – или как-то это тривиально упоминать? Пятнадцать лет назад я видел в библиотеке небольшого датского города переводы Аксёнова, Соколова и Пелевина – какая ещё мировая слава нужна?

Постсоветская наука ничего не дала? Тяжёлые годы были. Германская наука при Гитлере и во время войны ещё сильнее пострадала. Да и если приглядеться, то нет, дала – Перельман вон дал. Другой филдсовский лауреат Смирнов вроде уехал, но приезжает так часто, что его можно считать за «резидента». А эмигранты последнего двадцатилетия и Нобелевские премии получают, и Филдсовские, и Абелевские, и какие угодно. Московские и питерские математики «среднего поколения» вполне себе публикуются. Мы с Егором (экономисты), конечно, ерунда на этом фоне, но вон – чуть ли не в 40 университетах наши статьи проходят. Про спортсменов я опять-таки не говорю – их много. Мария Шарапова – не чудо? А Ирина Слуцкая? А Ольга Куриленко - чем не культурное достижение?

Значит ли это, что Россия – центр мира? Нет. Что периферия? Ну, что считать периферией – если такая же периферия как Франция, Испания, Италия – подходящие по этим параметрам сравнения. Ну ладно, на такую периферийность я лично согласен. А дилемма всё равно ложная. «Россия – такая же периферийная страна как Франция» звучит для меня так же как «Россия – такая же великая страна как Франция». Так же истинно, так же ложно.