March 18th, 2013

Пятая стихия, с которой человеку чаще всего приходится считаться

ВЕДОМОСТИ

Чем заняться Центробанку

Обсуждение кандидатуры на пост нового председателя Центрального банка вызвало дискуссию о том, чем, собственно, должен заниматься ЦБ в области денежной политики. Кому-то задача, которая сейчас официально стоит перед ЦБ, — поддержание стабильности национальной валюты — представляется слишком ограничительной. Почему не добавить в качестве задачи поддержание безработицы на низком уровне и обеспечение высоких темпов экономического роста? Тем более что прецеденты есть: основной целью Федеральной резервной системы, американского центробанка, являются одновременно и низкая инфляция, и низкая безработица.

И все же главный приоритет для российского ЦБ, низкая инфляция, определен правильно. В нашем конкретном случае — в стране с довольно высокой по мировым меркам инфляцией и растущим производством — вторая задача, обеспечение занятости и поддержание роста, выглядит второстепенной. Дело не в том, что эти параметры не важны, — конечно, нет ничего важнее в экономическом смысле, чем рост производства-потребления и высокая занятость, — дело в том, что ЦБ практически ничего не может сделать, чтобы на эти параметры повлиять.

Активная денежная политика, включая низкую ставку по кредитам для коммерческих банков, могла бы помочь, если бы в экономике был циклический спад. Однако сейчас у нас нет циклического спада. Соответственно, возможности денежной политики ограничены — любая активность приведет к увеличению инфляции (что само по себе не страшно), но заметного влияния на производство и занятость оказать не может. А не страшная сама по себе инфляция — это и прямой налог на граждан, и дополнительная сложность для фирм, планирующих свои решения.

Откуда берется вера в то, что ЦБ, проводя активную денежную политику, может что-то серьезно изменить? 20 лет назад у этой точки зрения были, если так можно выразиться, «прямые лоббисты» — предприятия, получавшие деньги фактически напрямую от ЦБ, и банки, которые зарабатывали на самом процессе передачи денег. Они давно потеряли свое былое влияние, так что «вера во всесилие ЦБ» поддерживается чем-то другим.

Может быть, так? ЦБ легко может нанести вред производству — представьте, что он резко сократит количество денег в экономике. Например, подняв требования по резервированию для коммерческих банков или продав часть имеющихся активов. Нет сомнений, что результатом будет спад производства и резкий рост безработицы (будет похоже на осень-2008). К этой очевидной закономерности — «действия ЦБ могут привести к спаду производства и росту безработицы» — добавляется, без всяких на то оснований, соображение о симметрии. Что-то типа «раз какое-то действие может нанести вред, обратное действие принесет пользу в таком же объеме». В случае денежной политики это правило не действует: недаром Кейнс сравнил ее с собачьим поводком, за который можно «потянуть» (затормозив экономику), но нельзя «подтолкнуть» (ускорив).

Эту мысль приходится повторять снова и снова.
Читать эту же статью на сайте "Ведомостей"

Страх революции

Российский Esquire попросил 10 учёных написать мини-колонку, полторы странички, про то, чего они, как учёные, боятся. Константин Северинов боится, что бактерии станут устойчивыми к лекарствам, кто-то - инопланетян, а кто-то - того, что мы разучимся разботать руками. Ну, а я революции боюсь - об этом и написал. (Остальные статьи можно посмотреть, переходя по стрелочкам внизу колонки.)

Премия для молодых российских экономистов

Во многих странах есть награды "молодым экономистам" - учёным моложе 40 лет, уже достигшим серьёзных научных успехов. Идея не совсем такая как у Нобелевской премии - премия "молодым" даёт возможность наградить не за совокупный вклад, который уже давно очевиден, а  обозначить то, что представляется самым интересным из происходящего в отрасли науки "прямо сейчас". В большинстве "технически-интенсивных" наук 40 лет - пик научной производительности, а в самых сложных - математике, физике и т.п., судя по примерам, пик бывает и раньше.

Самая известная из таких премий - John Bates Clark Award в Америке (уровень соответствует Нобелевской по экономике). В Европе есть Yrjö Jahnsson Award (того же уровня, но гораздо "моложе"; кроме того - ограничение 45, а не 40) и German Bernacer Award (менее престижная). В Италии - Carlo Alberto Medal. Только что о новой премии "до 40" объявил EIB.

Теперь и в России есть такая премия. Фонд Гайдара учредил "Гайдаровскую премию для молодых экономистов" - денежный приз (и почёт) для учёных-экономистов не старше 40 лет.

Первый выбор, который будет объявлен 3 апреля на конференции ВШЭ, очень важен, но престижность премии складывается годами. Я надеюсь, что за десять лет такую традицию можно будет создать.

Мне кажется очень важным - и противоречащим нашей традиции - принцип сменяемости жюри, который поддерживается подавляющим большинством серьёзных премий. Условием, на котором я согласился быть председателем жюри в 2013 и 2014 году, состоит в том, что после этого я жюри премии покину. (Предположительно, предложив кандидатуру того, кто меня заменит.) Двоё других членов жюри на 2013-14 - Максим Никитин из ВШЭ и Виктор Черножуков из MIT.

Ещё один принципиальный момент - жюри будет полагаться на собственную работу по поиску кандидатов, а не на номинации.

Конечно, хотелось бы - в идеальном мире - чтобы Гайдаровская премия для молодых экономистов присуждалась "по совокупности" вклада к 40 года. К сожалению, очевидно, что в ближайшие годы такое требование слишком сильно бы ограничивало число потенциальных кандидатов. Поэтому пока в условиях есть жёсткие требования: премия присуждается за работу, опубликованную в журнале с импакт-фактором не меньше 0,5 в предшествующий год. Поскольку публикация такой статьи - это всегда 2-3, а скорее - 4-5 лет работы, то элемент "по совокупности" будет присутствовать. (Можно посмотреть все публикации российских экономистов в журналах с ИФ в 2012 году - это, фактически, очерчивает круг претендентов.)

Из премий, про которые я говорил выше, итальянская премия для молодых экономистов считает учёных "по месту рождения", а американская - "по месту работы". Мы тоже будем придерживаться этого же принципа: "русский экономист" - это учёный, основным местом работы которого является российский институт или вуз.

В 2013 году размер премии составит 300,000 рублей (надо сказать, что множество престижных премий вообще не подразумевает денежного вознаграждения) и жюри может присудить от одной до трёх премий.