April 2nd, 2013

Кто о чём

ВЕДОМОСТИ

Ставка на пропаганду — это ловушка

В начале марта депутаты российского парламента из «Единой России» обиделись на публикацию в газете «Московский комсомолец», в которой часть из них была названа «политическими проститутками». По-хорошему, политики не должны обижаться на прессу ни в каких случаях, но депутаты Госдумы попробовали объявить войну газете и ее главному редактору Павлу Гусеву. И совершенно зря, потому что отношение газеты к политикам определяется не вкусами журналистов и хозяев газеты, а прежде всего политическими взглядами читателей.

Любая газета, доход которой связан с тем, как она читается в Москве, обречена быть в большой степени антипутинской и антиедросской. Это не экономика и не политология, это арифметика. За Путина проголосовало, по официальным данным, 46% москвичей. За «Единую Россию», судя по данным, более достоверным, чем официальные, значительно меньше — 25-35%. Газета, чтобы зарабатывать, должна нравиться читателям. Без этого не будет денег от подписки и продажи в розницу, без этого не будет рекламных доходов. Кто же станет размещать рекламу в газете, которую не читают? Без этого не будет и политического влияния. Какой смысл размещать пропаганду в газете, которую никто не читает? «Московский комсомолец» пользуется огромной популярностью в Москве из-за того, среди прочего, что политические взгляды его ключевых обозревателей точно отвечают тем чувствам, которые испытывают москвичи.

По большому счету нынешний конфликт «Московского комсомольца» с Думой — это прямое следствие масштабных фальсификаций результатов выборов в декабре 2011 г. Депутаты — члены «Единой России» — не представляют город; многие из них занимают чужие места. «МК», наоборот, представляет Москву, потому что его популярность опирается на рынок — механизм, который, как оказалось, гораздо труднее фальсифицировать.

С точки зрения тех, кто хотел бы использовать прессу для пропаганды, это настоящая ловушка. Ограничивая свободу журналистов и обозревателей, автоматически снижаешь число читателей и, значит, воздействие собственной пропаганды. Целиком подконтрольное властям телевидение, например, перестало быть источником новостей и тем более тем для обсуждения для думающей части населения. То же самое происходит и с газетами — те издания, которые в последний год сменили редакторов, уже вызывают подозрения.

Казалось бы, при тех ресурсах, которыми располагают те, кто сейчас находится у власти, можно было бы поставить под контроль всю прессу, включая интернет-издания. Но и в этой ситуации, как показывает опыт позднего СССР, желаемый результат не будет достигнут. В первой половине 1980-х, несмотря на тотальный контроль над прессой, власти не имели особой возможности повлиять через нее на то, о чем думали граждане. Так что депутатам Госдумы лучше прекратить войну против «МК» — это не улучшит мнение москвичей о Госдуме.

Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"


Дополнительный материал:

Если кому-то мысль в колонке кажется недостаточно прозрачной, её же можно прочитать в статье с громоздкими формулами.

Другая жизнь

На первом заседании Совета по науке при Минообрнауки после краткого вступительного слова министра все получили возможность высказаться. Как минимум, уже польза - узнали что волнует друг друга. У биохимиков, например, множество конкретных проблем - не только ФЗ-94, но и, например, бесконечные проблемы с тем, что какие-то ферменты нужно везти из Европы (их производить имеет смысл только в больших масштабах, а нужна одна пробирка за раз), а перевозка их в России через границу - это месяц, не меньше. Интересно, что, судя по первому заседанию, удалось собрать удивительное разнообразие общих взглядов и темпераментов. К РАН (раз уж всех это так волнует) отношение выступающих, большинство которых там так или иначе работает, положительное - собственно, и председателем совета без споров и нареканий избрали члена президиума.

Поскольку сразу несколько выступавших до меня (я был, по часовой стрелке, 19-м из 22-х) коснулись темы фальшивых диссертаций, я коротко сказал о том, что не надо думать, что тот факт, что большая часть их - тех, которые уже расследованы, и те, до которых не дошли руки, но суть очевидна - приходится на экономику, историю (причём почти исключительно на "суперновейшую", последних 20 лет), политологию вовсе не означает, что этими науками занимаются какие-то морально-этические ущербные люди. Судя по всему, индустрия расцвела как раз в тех разделах науки, в которых  был самый большой провал.  История российской экономической науки в ХХ веке - просто трагическая. Семьдесят лет назад учёные-экономисты разделились, считай, на три категории - были убиты (например, Кондратьев или Литошенко, вариант - затравлены, как Кулишер), эмигрировали (Леонтьев), стали заниматься математикой (Слуцкий) или покинули науку (Фельдман)... Наступило настоящее средневековье - "корифеи" середины века, типа Островитянова или Цаголова, работы 30-40 летней давности просто не могли читать по неграмотности. Долгая история, в общем.

Трудно что-то строить в отрасли науки, в которой нет и намёка на критическую массу (в масштабе страны). Как "повысить качество докторских советов", если в стране есть один (1) доктор экономических наук, опубликовавший в последние 10 лет статью в ведущем международном журнале? (Я могу что-то упустить, но даже если я упустил 1-2 публикации - вряд ли это меняет дело.) Это я не жалуюсь - просто пытался объяснить коллегам-естественникам (18 из 22), что у нас всё по-другому.

Матфак, Гарвард, далее везде

Сижу на пленарной части конференции Вышки – в десятый, кажется, уже раз. Есть время написать о Вышке, но о вещи максимально далёкой от пленарной части ежегодной конференции. Но, я уверен, не менее важной.

Аспирантуры в Гарварде, МТИ, Йеле, Коламбии, Торонто, Мэриленде (мега-место по прикладной математике)… - выглядит как перечень мест, куда поступили выпусники магистратуры РЭШ. А вот и нет – это те места, куда поедут выпускники бакалавриата матфака ВШЭ. (UPD: сначала у меня тут был перечислен и Принстон, но туда взяли того же, кого и в Гарвард, а ещё приняли в Чикаго и Беркли - всегда жалко, когда "приёмов" больше, чем ребят.)

Шесть лет назад мы говорили о том, какой задуман проект – создание математического факультета, который станет конкурентом лучшим научным центрам страны. Четыре года назад – как удивительно развиваются события. Только что созданный, пусть на основе НМУ, факультет математики стал первым – если судить по исследованиям и публикациям – факультетом в стране, опередив мехмат МГУ, легенду ХХ века. И вот теперь по числу поступивших в лучшие аспирантуры мира матфак вышел на уровень лучших бакалавриатов мира.

Причём всё сделано было очень правильно – сначала был налажен поток «возвращения мозгов». На матфак были наняты, наряду с ведущими математиками Москвы – выпускники аспирантур Гарварда и других центров математической мысли. Я уверен, что из тех прекрасных выпускников вернутся работать в Москве если не все, то многие. Отчасти благодаря тому, что нынешние отъезды в аспирантуру вовсе не похожи на героические переезды 1990-х. Это – просто часть стандартной научной учебно-научной карьеры.

Я знаю большинство из этой группы будущих, потому что они работали учебными ассистентами и преподавателями математики в Совместном бакалавриате ВШЭ-РЭШ (и во многом благодаря их усилиям нашей математической программе все завидуют) и в других проектах (например, по экспериментальному преподаванию математики у журналистов). Их будет, конечно, не хватать, но, надо надеяться, следующие курсы будут ничуть не хуже.

Надо ещё заметить, что большинство ребят, про которых я сегодня пишу – выпускники математического класса 57-ой школы. Тем, кто сейчас думает – в какую школу идти в маткласс, на заметку. (С одной стороны, учтите – я выпускник 57-ой, человек пристрастный; с другой – Гарвард-Принстон-Йель-Коламбия – чего ж объективнее.)

Хвалить факультет, которому от роду шесть лет – только портить. И всё же, очень круто, матфак. Даже если в эту минуту прогремит взрыв и факультет испарится, как не было - это всё уже было не зря.