September 16th, 2013

Первокурсники-политологи

На прошлой неделе было интересное дело, среди множества интересных дел – нужно было выступить с приветствием на факультете Прикладной политологии перед первокурсниками. Факультет располагается на Кочновском проезде, десять минут от метро Аэропорт, а это место связано для меня с приятными воспоминаниями. Здесь пятнадцать (что, пятнадцать?!) лет назад я впервые читал курс в Вышке – «Теория денег и финансовых рынков», всему экономическому потоку. Револьд Михайлович Энтов рискнул, позвав меня, второкурсника РЭШ, читать лекции, и, кажется, не сильно промахнулся. (Только что в Стокгольме, на EEA/ESEM видел Михаила Другова из Carlos III – он студент из того самого третьего курса. А теперь - серьёзный человек, хорошие публикации...)

Факультет политологии для меня немного родной и по другим причинам – я здесь участвовал в преподавании в последние годы и помогал менять программы курсов, связанных с математикой и математическими методами. Однако первокурсники – а на встречу пришли и второкурсники, и третьекурсники, и четверокурсники – меня удивили. Они хотели знать не только про Вышку и про меня (был такой вопрос из зала про события прошлого лета, что я на секунду подумал, что попал на факультет журналистики), но и – гораздо сильнее, чем я думал – про самые современные исследования в академической политологии. Не только про «поп» типа Хантингтона и Фукуямы, но и про Асемоглу и Робинсона, лабораторные эксперименты (я перевёл стрелки на Джоша Такера, который периодически выступает в Вышке) и другие самые современные подходы и идеи. В этом году мне ничего, кроме гостевых лекций, там прочитать не удастся, но в следующем – нужно будет. Такой интерес и таких интересных студентов нельзя упускать…

Впрочем, в чём-то я постараюсь помочь и в этом году. Факультет прикладной политологии Вышки укомплектован во многих отношениях очень хорошо – там преподают лучшие специалисты Москвы. Однако формальные методы (грубо говоря, математические модели) и работа с данными, очевидно, проседают. Очевидно, потому что они проседают в Москве в политологии везде. (Во ВШЭ есть несколько специалистов по формальным методам в политологии с хорошими международными публикациями, но они как-то разбросаны по факультету экономики.) А эти методы не могут читать люди, сами активно не работающие в этой области - они слишком новые, свежие, требуют постоянного внимания к "фронту науки." Впрочем, с учётом того, как активно работают в лабораториях Вышки Скотт Гельбах, Тим Фрай, Оре Ройтер и как охотно приезжают с краткосрочными визитами и семинарами другие политологи, я надеюсь, что удастся нанять на мировом рынке несколько молодых выпускников аспирантур ведущих университетов, которые будут преподавать те курсы, которых так не хватает и которые так интересны студентам.

Легко на сердце от песни весёлой...

ВЕДОМОСТИ

Выиграл Навальный, выиграл Собянин, выиграли москвичи и вся Россия

Московские выборы 8 сентября завершились более чем одной победой. Такое бывает не часто: как правило, на выборах бывают победившие и проигравшие. Тем не менее выиграл Алексей Навальный, выиграл Сергей Собянин, выиграли москвичи и вся Россия.

Алексей Навальный выиграл потому, что за него проголосовало 27% москвичей — огромная цифра. Тем более огромная, что эти голоса были отданы совершенно сознательно — представители же тех партий, которые всегда специализировались на получении голосов «протестного голосования» (когда за «Единую Россию» голосовать не хочется, а больше никто не нравится), ЛДПР и «Справедливой России», получили в четыре раза меньше голосов. Тем более огромная, что голоса набраны в очень тяжелых условиях — и сам кандидат, и его сторонники и доноры подвергались преследованиям со стороны силовых органов, а конкурент вовсю пользовался преимуществами своего положения и активной поддержкой государственного телевидения. (Впрочем, эти выборы, возможно, маркируют «конец телевизора» как ресурса управления электоратом: больше и лучше показывать кандидата по федеральным каналам невозможно, а результат — победа на волоске.) С учетом того, как именно строилась избирательная кампания — так, что каждый участник является, по существу, стейкхолдером, — у Алексея есть, по итогам выборов, опыт, навыки и сторонники, которых нет ни у кого в России.

Сергей Собянин выиграл потому, что, хотя оппозиция и сомневается в том, что он набрал 52%, признанные избиркомом, никто не сомневается, что он набрал 48%. Это означает, что ему удалось провести выборы без масштабных фальсификаций на избирательных участках (уже успех с учетом недавней истории) и набрать на них очень много голосов. Собянин ранее побеждал на выборах совсем в других, далеких от Москвы регионах. У нас, заметим, нет других политиков, не считая президента Владимира Путина, про которых имелись бы доказательства их «приемлемости» и в Москве, и в «остальной России». Восьмое сентября сделало Собянина вторым по значению политиком в стране и первым, с запасом, претендентом на президентство, если что-то случится с президентом нынешним.

Москвичи выиграли потому, что впервые за много лет можно с уверенностью сказать: результаты выборов определялись голосами граждан. То, что две трети избирателей не пришли на избирательные участки, было их осознанным выбором. Уже нельзя сказать: я не хожу на выборы, потому что, как бы я ни проголосовал, посчитают все равно в пользу власти. Тысячи активных москвичей не просто наблюдали за происходящим на избирательных участках — они, по существу, сделали эти выборы настоящими выборами. Пример другим регионам и призыв к тем, кто не пришел 8 сентября: приходите — ваш голос будет учтен.

Страна выиграла потому, что любое участие оппозиции в выборах и тем более ее победы — как победа Евгения Ройзмана в Екатеринбурге — снижают вероятность потрясений. А это уже повод для оптимизма.
Читать этот же текст на сайте "Ведомостей".