Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Categories:

Вот я вновь посетил

Есть как минимум две причины, почему каждое выступление в Петербурге – настоящий праздник для меня. Во-первых, концентрация там светлых голов – не просто замечательных учёных, но и прекрасных слушателей – необычайно высока. Во-вторых, чуть ли не каждое заседание проходит в таком волшебном зале, в котором мне в Москве не то что выступать, бывать-то приходиться редко.

Лестница, которую построила в своём доме княгиня Юрьевская, моргантическая вдова Александра II, чтобы посетители музея, устроенного ею в память покойного императора, не докучали домашним, ведёт в «Золотой» зал. Золотой узор рассыпан по белому потолку и стенам, так что бело-сине-красные цвета моей презентации смотрелись совершенно в духе февральских кокард в царских покоях…

Я поменял треть слайдов в презентации в «Билингве» двухнедельной давности, хотя в экономике финансового кризиса за это время мало что изменилось. Падение индекса РТС на 100 пунктов и Доу – на 1000 – это разве изменение?

Вадим Волков, прославивший петербургскую социологию книгой «Силовое предпринимательство», спросил – не свидетельство ли это слабости современной экономической науки – тот факт, что для объяснения кризиса так часто используются слова из арсенала психологов и социологов - «доверие», «паника», и т.п. Я ответил, что про «кризис доверия» я не говорил, потому что мне это выражение кажется экономически малосодержательным, а про панику я говорил как про рациональное равновесное поведение. Кирилл Борисов с факультета экономики спросил про перегрев российской экономики, предшествовавший спаду. С одной стороны – очевидно, что на некоторых рынках – рынок труда приходит в голову – был форменный перегрев. С другой – сказать, что у нас было слишком много, по сравнению с долгосрочной траекторией, капитальных инвестиций трудно (потому что производительность труда очень низкая), а какой же без этого «перегрев»? Владимир Гельман, один из лидеров российской политической науки, задал вопрос о политических последствиях кризиса. Не углубляясь, я дал свой стандартный ответ – трудно себе представить, что нынешний режим, с Путиным в качестве единственного лидера, может пережить два года стагнации (что вероятно). Андрей Заостровцев, один из тех, кто совмещает научную деятельность с писанием регулярных экономических колонок, говорил о преимуществах «австрийской школы».

Было ещё много интересных вопросов и содержательных комментариев. Иногда мне удавалось показывать слайды, не вошедшие в презентацию, чтобы проиллюстрировать слова комментаторов. Даже на слова Андрея о неизбежном, неизбежном долговом кризиса США – это, правда, был слайд из чужой презентации, хранившейся у меня на компьютере.

P.S. Десять лет – первый раз я выступал на экономической конференции в Петербурге в 1998 году – такой большой срок, что успевают накопиться не только чудесные знакомства, но и потери. Кто-то заканчивает магистратуру и уезжает за границу, кто-то становится большим начальником. Да, Катя, Аня, Наташа, Нина и Ирина, вас не хватало. Я знаю, что кто-то должен руководить (ну, водить за руку) одну азиатскую экономику, учить американскую и анализировать российскую, а без кого-то независимый центр экономического анализа просто загнётся. Я просто говорю, что мне вас не хватало.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments