July 13th, 2015

А он порхает в вышине как бабочка

Не про экономику. Наткнулся на запись в блоге знаменитого математика Дэвида Мамфорда, в которой он приводит некролог Гротендика, одного из величайших учёных ХХ столетия, написанный для Nature и рассказывает, что для редакции Nature оказалось слишком сложным (многочлены высоких степеней) и пришлось вычеркнуть.

Хочу сказать, что мучения Мамфорда и Тейта в этом маленьком эпизоде и их рефлексия по этому поводу мне очень близки - относительно другой области науки, конечно. Когда биолог, химик или, вот, экономист что-то объясняют популярно, в это "популярно" очень многое входит - дистанция между научным результатом и тем, что понятно широкой публике, на самом деле огромна. Есть науки, в которых иллюзия понятности достигается физической ощутимостью, как в случае лекарств или новых материалов. В экономике иллюзия понятности достигается предметом изучения - кто ж не знает, что как можно помочь малоимущим детям освоить программу первого класса школы? - пусть для того, чтобы понять, в чём важность и ценность этой работы нужно минимум четыре года бакалавриата, включающего, минимум полтора года высшей математики и года теорвера-статистики-эконометрики.

Но феномен, о котором я подумал, читая Мамфорда, выглядит примерно так. Типичный читатель моего блога учил математику в школе одиннадцать лет, биологию - пять, а экономику - ноль. То, что говорит Мамфорд бесспорно уважаемо, а его наука божественна, биолог - то же Марков - уважаем, но с ним можно спорить, а с экономистом - что там спорить, читатель сразу бросается объяснять, как правильно. То, что экономику, педагогику, историю он понимает, принимается за аксиому, а то, что он её понял, не учась, объясняется свойством науки. Впрочем, человек, не встречавшийся с математикой, относится к ней точно так же - для него она также "открыта" - бери, рассказывай, как всё устроено на самом деле. 

Сезам поинтересней

Сегодня вечером собираюсь на "Эхо" к Евгении Альбац, "закрывать политический сезон" вместе с Белковским и Иноземцевым. Попросили прочесть к передаче интервью Олега Морозова (раньше был в Думе, потом в администрации) МК. Чувствуя себя биохимиком, распечатывающим новую чашку Петри, физиком, запускающим коллайдер и даже археологом, берущим в руку совочек для песка, прочёл. Всё-таки интересно, как они там, под микроскопом, рассуждают об устройстве чашки Петри, наших (палеонтологов) больших удивленных глазах на другом конце микроскопа...

Офф-топ. Кстати, раз уж я упомянул о совочке. С удивлением узнал, что мой, на протяжении многих лет, образец учёного - выпускник Чикагского университета. Вот ведь совпадение. То есть я давно это знал, но как-то не складывалось. А я даже как-то носил его фигурку на брелке для ключей.