November 9th, 2016

Первые итоги избирательной кампании 2016 [вариант 8 ноября в 17 часов]

Эта запись была написана 8 ноября в 17-18 часов по чикагскому времени, когда до начала подведения итогов оставалось два часа. Я решил её выложить, чтобы читатели моего блога в будущем в ситуации, когда они чувствуют, что я что-то хорошо и убедительно пишу и сомневаться больше не в чем, могли проверить, всё ли так.

Несколько соображений по результатам выборов президента США-2016:

(1) Дональд Трамп проиграл в первый час первого дня своей избирательной кампании. Назвав мексиканцев «расистами» в первом же публичном выступлении, он начал строить коалицию с внутренним ядром, состоящим из белых пожилых малообразованных мужчин и внешним ядром из всех тех, кто проиграл или выиграл меньше, чем надеялся от глобализации. Этой коалиции хватило для того, чтобы с разгромным счётом победить всех конкурентов внутри Республиканской партии и не хватило для того, чтобы навязать серьёзную борьбу осенью. После поражения Ромни в 2012 году, аналитики партии подготовили подробный отчёт, который говорил о том, что партия не может выигрывать президентские выборы, если ей не удастся увеличить привлекательность для меньшинств – прежде всего испаноязычного населения США. Это объясняет победу Трампа на Бушем-Рубио-Касиком и Ко (они боялись занять позиции, которые оказались бы проигрышными в споре с демократами) и поражение в ноябре.

(2) Хиллари Клинтон, не самый харизматичный кандидат, провела очень компетентную избирательную кампанию. На первичных выборах ей удалось добиться того, чтобы никто из «молодого поколения» не вступил в борьбу; с Берни Сандерсом она разобрался в своём типичном силе – с одной стороны, без оглушительного преимущества, с другой – не дав ему толком приблизиться на опасное расстояние. Точно так же в столкновении с Трампом – ему пару раз за пять месяцев удавалось приблизиться в средних показателях опросах, но в целом такого доминирования одного кандидата над другим не было с 1996 года. Из пятисот дней Трамп лидировал два или три (то же самое видно на уровне важных штатов). Мне так и не пришлось менять свой июльский прогноз - избирательная машина, построенная и управляемая Хиллари - не дала Трампу вздохнуть, отбила атаки и в дни выборов привела на участки миллионы "своих" избирателей.

(3) Несмотря на кажущуюся необычность кандидатов – последний раз бизнесмен без опыта госуправления был кандидатом от одной из двух ведущих партий в 1940-м году, а женщина никогда не была таким кандидатом, в целом компания сошлась к стандартному «обычный республиканец» против «обычного демократа». Результаты выборов выглядят близко к 2004-му году (плюс огромное преимущество Клинтон среди испаноязычных избирателей) и к 2012 году. В последние недели избирательная кампания Трампа стала просто-таки, не считая, может, вульгарности, стандартной, а у Клинтон и с начала была. Практически по всем вопросам (налоги, здравоохранение, социальная политика) Трамп в конце пришёл к стандартному республиканскому «правому центризму», а Клинтон, опять-таки, и есть стандартный «левый центрист». Что будет с партиями дальше - непонятно: наличие "ядра Трампа" в партии снижения налогов - такая же аномалия, как огромное финансовое преимущество партии, выступающей за повышение налогов. ("Раздел", прошедший между образованными и малообразованными белыми избирателями на этих выборах, мне кажется специфической для Трампа ситуацией. В 2020-м этого не будет.)

(4) По одному вопросу – отношение к международной торговли – Трамп порвал с республиканской ортодоксией. Впервые минимум за пятьдесят лет демократы оказались более правой, прорыночной партией по этому вопросу. Уходящий президент Обама так и вовсе выглядит прорыночным либералом, выступающим за открытые рынки и иммиграцию. Клинтон «подвинула» позицию влево (против торговли) из-за конкуренции со стороны Сандерса на первичных выбора, но не уступила ни дюйма в части иммиграции. Что, конечно, неудивительно – её предвыборная коалиция включает целую палитру меньшинств. Как минимум для испаноязычных избирателей проблемы 11 миллионов нелегальных иммигрантов - проблемы их собственных семей или друзей. Серьёзно ли эта кампания скажется на торговых отношениях США - вопрос, что в худшую сторону - само собой.

(5) И, под конец, несколько технических мелочей. Трамп провёл бездарную, некомпетентную осеннюю кампанию. Он не смог найти общий язык с большей частью республиканской элиты, без смысла обидев многолетних лидеров и целые группы населения. Допустим, мачизм, отнимая голоса женщин, добавил сколько-то мужских. Но в чём смысл обижать ветеранов войны? Вместо того, что провести осень, ежедневно агитируя за него на встречах с избирателями там, где они популярны, Буши, Ромни, Маккейн, Касик, Круз, Райан, Макконел старательно укрывались от прессы. Трамп не смог наладить отношения с крупными донорами и нанять качественных специалистов для организации на уровне штатов.

Впервые за тридцать лет действующий президент играл важную роль в избирательной кампании – потому что впервые после Клинтона президент покидает пост очень популярным. (Гор не особенно использовал Клинтона в кампании 2000 года.) Обама сейчас популярнее, чем Рейган в 1988 году и взялся за дело активнее, наверное, чем любой президент в истории – во всяком случае, с кампании 1908 года.

Наконец, много лет казалось, что важнейшим активом Хиллари в избирательной кампании будет Билл Клинтон, который был президентом в 1993-2001 годах. В 2008-ом (и даже 2012!) он играл очень важную роль, но в 2016-м ушёл в тень, утратив и энергию, и связь с простыми людьми, и привлекательность в глазах избирателей. Не только Хиллари стала президентом без, по большому счёту, помощи Билла, но и про самого Билла теперь возникает вопрос – в какой степени ему помогало то, что он был супругом выдающегося политического бойца. Вопрос о значимости Хиллари Клинтон как политика будет решаться по итогам её президентства, но пройденная ею дорога до сих пор уже делает её исторической, в масштабах Америки, фигурой.

Первые итоги избирательной кампании 2016

Несколько соображений по поводу итогов вчерашних выборов.

1) Победа Трампа беспрецедентна - в части его собственного опыта и методов ведения кампании, но не беспрецедентна в остальных отношениях. Именно так центристский республиканец может победить центристского демократа. Его собственные политические позиции - в той степени, в какой они понятны - не просто центристкие, а, скорее, левые. Протекционизм, сохранение социальных программ и даже толерантное отношение, например, к гомосексуалам и трансгендерам - это из центристско-левого арсенала.

2) Что необычно - это в какой степени Трамп победил "элиту" обеих основных партий. Но это как раз редкая вещь, но не невозможная. В 1976 году победил демократ Джимми Картер, весь опыт государственного управления на каком-то серьёзном уровне которого состоял в том, что он два года был губернатором Джорджии. За год до выборов его имя знали шесть, что ли, процентов избирателей. То, что народ отверг республиканскую элиту после Уотергейтского скандала, было понятно, но неожиданно оказалось, что и демократический истеблишмент, и герои Уотергейта, и те, кто наблюдал со стороны, оказались так же неприятны. Картер оказался слабым президентом и с треском проиграл перевыборы.

3) Победа Трампа - это не такое большое унижение прогнозистам, как можно подумать. Основные параметры его возможной победы обсуждались весь год, а Нейт Сильвер последние два месяца в каждой записи говорил о том, что 2-3% отрыв Клинтон - ничто, если есть систематическая ошибка в результатах опросов и что у Клинтон "проблема в электоральном колледже". Была ли эта ошибка на федеральном уровне - пока непонятно (обратите внимание, что по данным на утро 9 ноября Клинтон получила большинство голосов, просто президент в Америке определяется не большинством), но на уровне штатов "белого пояса" - видимо, была. Но, если и была, то небольшая! Как и в случае с Brexit, данные показывали куда более острую конкуренцию, чем groupthink комментаторов. Мои собственные прогнозы - на основе того, что я видел в опросах и анализе, оказались плохими. Или не такими уж плохими - я говорил раз за разом в последние недели, что вероятность победы Трампа - примерно вероятность победы "Томи" над "Зенитом". Ну так и есть: "Томь" время от времени побеждает "Зенит". И всё же я собираюсь сделать нечто, чтобы подчеркнуть собственное аналитическое раскаяние - раскрою запись, написанную вчера около 17-18 вечера - про то, как и почему Трамп проиграл, а Клинтон победила. Чтобы у читателей, когда у них создаётся ощущение, что я прав и убедителен, была возможность сходить по ссылки, почитать про историческую победу Клинтон и бездарную кампанию Трампа.

4) Трамп-кандидат сделал несколько конкретных обещаний. Что будет выполнено? Я думаю, что стена на границей с Мексикой не будет построена, а депортации более мощной, чем при Обаме, не будет. (В частности, потому что и при Обаме она была мощной.) С другой стороны, Трамп наверняка отменит множество указов Обамы, относящимся к чисто президентским прерогативам, не требующим одобрения парламента - в частности, в части иммиграции. Основным риском из обещаний Трампа мне кажется его план устроить торговую войну с Китаем. (План расплывчат - он собирался бороться с китайской политикой занижения курса юаня, но Китай уже много лет не занижает курс юаня.) Однако это риск, скорее, для Китая и остального мира, чем, собственно, для Америки - Америка - чуть ли не единственная страна в мире, в которой курс на автаркию приведёт, возможно, совсем к небольшим потерям в производстве и уровне жизни.

5) Внешняя политика Трампа, как я уже писал, будет, на мой взгляд, продолжением политики Обамы в том, что внешняя политика не будет приоритетом - даже таким (относительным) каким он был во времена Клинтона и Бушей. Внимание будет уделяться по "остаточному принципу". Президент Трамп будет проявлять интерес к происходящему в Словогории и Казантустане только тогда, когда там будут массовые казни или голод - то есть когда американский телезритель начнёт переживать по поводу гуманитарной катастрофы. Отношения с Россией (можно подставить любую страну) будет в этом же русле - небольшой "медовый месяц" (как у того же Буша), потом полное отсутствие интереса, потом вдруг резкая реакция, когда что-то, чем Россия давно занимается, всплывёт на поверхность. Навальный правильно про это пишет.

6) Интересно, что будет происходить в партиях. В Республиканской партии есть целая плеяда ярких молодых лидеров (Райан, Рубио, Сассе, Хели), лидерство которых теперь не нужно, как минимум четыре года. А в Демократической партии нового поколения лидеров как раз нет - что, в 2020 конкурировать будут Байден, Сандерс и Уоррен? Перед братьями Кастро стоит серьёзная задача - сначала победить "старшее поколение" в своей партии, а потом уже соперничать с Трампом. Всё же проблемы республиканцев как партии выглядят более сложными. Хотя, в каком-то смысле и более приятными. Поскольку у Трампа нет собственной программы по множеству вопросов, можно ожидать, что она будет просто "республиканской" - то есть роль Райана, спикера Палаты представителей, может сильно вырасти.

7) Составляет ли Трамп угрозу для американской демократии, которая за 240 лет уже сталкивалась с такими угрозами? С одной стороны - нет. Хотя риторика Трампа часто вполне гитлеровская или муссолиниевская, все остальные составляющие фашизма - в частности, массовые боевые отряды как в Германии или Италии - не наблюдаются. Более того, нельзя сказать, что Трамп привел в конгресс "свою партию" - хотя Трамп, конечно, помог (партия потеряла места в обеих палатах, но меньше, чем ожидалось). По многим вопросам позиции Трампа далеки от позиций, с которыми избраны республиканские сенаторы и члены палаты представителей. Интересно, что произойдет с реформой здравоохранения (Оbamacare) - c одной стороны, Трамп обещал её отменить, а республиканское большинство это поддерживает. С другой стороны - не всё так просто, потому что противники Obamacare - с двух сторон ("за отмену" и "за усиление") и можно ли выстроить коалицию за отмену - пока непонятно. Но, конечно, основным ограничением для авторитаризма в Америке является децентрализация политической системы. Множество вопросов решается на уровне штатов и даже сильному президенту трудно что-то навязать. В Америке нет федеральных внутренних войск и есть десятки миллионов граждан с оружием, которое они имеют ровно для того, чтобы защищаться от возможного вмешательства правительства в их жизнь.

8) Второй, неинституциональной составляющей "стены от авторитаризма" мне кажется раскол в американском обществе. "Ядро" избирателей Трампа - белое малообразованное большинство - убывает по численности по сравнению с "коалицией Обамы". Раскол по линиям "образованные - малообразованные" и "женщины - мужчины" в голосах 2016 года совершенно рекордный. Но женщины получают всё больше и больше - вплоть до полного равенства - прав не потому, что это какое-то политическое решение, а потому что массовая контрацепция устранила основной изьян как работников, а технологический прогресс привел к тому, что физическая сила практически не имеет значения в подавляющем большинстве профессий. (Именно поэтому мне кажется, что вовсе не так важно, кого номинирует Трамп в Верховный суд.) Поскольку раскол 50 на 50 (ещё раз - похоже, что Клинтон поддержало большинство американцев!), то чтобы эффективно управлять, нужно находить с ними общий язык, а не подавлять. Так что то, что Трамп - президент меньшинства мне кажется определенной защитой от рисков авторитаризма.

Экономическая программа Трампа

Вот что выглядит довольно определённым в экономической программе Трампа - это то, что планируется существенное увеличение бюджетного дефицита. Сразу две обещанных им политики на это работают. Во-первых, он обещал снизить налоги и, не снижая социальных расходов, увеличить военные (все остальные расходы американского бюджета являются мелочью по сравнению с этими двумя). То есть, увеличить дефицит, финансируя его новым долгом. Непонятно, что ему может помешать - снижение налогов является одним из основных приоритетов республиканцев, контролирующих Конгресс. А расходы, напоминаю, даже Рейгану, избранному с куда большим мандатом, снизить не удалось. (Справедливости ради, палата представителей была прочно демократической.) Во-вторых, он обещал профинансировать масштабные вложения в инфраструктуру, сразу финансируя их с помощью нового долга. Кто-то мечтал о кейнсианской политике? Вот она, наконец.

Конечно, это сейчас вовсю обсуждается - из всех планов Трампа эти - чуть ли не самые определённые. Но вот рынок, похоже, пока особенно не верит - ставки по 10-летним облигациям выросли, но совсем ненамного. А они не могут не вырасти, если рынок верит в увеличение дефицита и долга! Нейл Ирвайн пишет, что заметно повысились, но его график, похоже, нарисован посреди ночи, а потом рынок успокоился. Иными словами, пока не верит в то, что эта часть экономической программы будет осуществлена.