May 16th, 2017

Нынче пулей меж тузов

Ровно пять лет назад Дима Дагаев написал в блоге о том, что в чемпионате России сложилась ситуация, когда команде, чтобы выйти в еврокубки, может понадобиться проиграть, а не выиграть конкретный матч. (В итоге так не произошло, но было близко.) Такие ситуации возникают в мире довольно часто - чуть ли не каждый год и регулярно описываются в газетах и блогах. Однако было интересно - нельзя ли получить общий результат? Если выход в еврокубки (или какой-то успехи) может быть получен в нескольких одновременных турнирах, всегда ли будет возможна ситуация, в которой чтобы преуспеть, нужно проиграть? Начиная с "теоремы Эрроу" и работ Гиббарда и Сатеруайта, то есть уже полвека, это самая естественная постановка вопроса для экономиста. Один из самых важных подходов в основах экономики общественного сектора и политической экономике.

Мы начали с простых примеров, получили простые общие результаты (да, практически невозможно избавиться от этой проблемы - почти всегда будут возможны "матчи на проигрыш") и, оказывается, я сразу сказал Диме: "эту статью будет интересно писать, но мы промучаемся пять лет с публикацией и нигде её не опубликуем". Во-первых, вообще сложно публиковаться в той области, в которой не работаешь профессионально - трудно понять аудиторию, интересы, важность темы и т.п. Во-вторых, экономика спорта - хотя и большая тема, но теории в ней мало, и она слабая. То есть я так думал: в сильных журналах это будет неинтересно, потому что тема маргинальная, а результаты, с точки зрения экономической теории, элементарные. А в спортивных журналах не возьмут, потому что теория игр будет слишком тяжёлой для них. Отчасти прогноз оправдался - было весело обсуждать и писать и мы замучились её публиковать. (Не только по тем причинам, которых я ожидал, но и по собственной неспособности/лени - например, у нас был revise & resubmit в топ-журнале, с маленькими шансами, но мы их толком и не использовали.) Отчасти нет - только что, ровно через пять лет, статья "Winning by Losing: Incentives Incompatibility in Multiple Qualifiers" вышла в ведущем журнале по спортивной экономике - Journal of Sports Economics.

Почитайте (если нет доступа к журнальной версии, на SSRN выложена аналогичная) - там интересно. Там и пример из чемпионата России (не наш собственный) описан и простые теоретические примеры. Ещё интересно, как трудно дать общее определение "любого возможного исхода турнира", необходимое для нашей постановки вопроса, так, чтобы под него и круговые турниры, и турниры на вылет попадали. А в некооперативном игровом контексте так и вообще практически невозможно...

Однако самые успешные результаты проекта - это "прикладные", два результата разного рода:

Во-первых, УЕФА поменяло рекомендации по тому, каким образом отбирать команды в еврокубки по результатам чемпионата и кубка страны. Не знаю - из-за ли того, что мы с Димой написали, но факт, что после того, как неформальное изложение наших результатов месяца три было одним из самых популярных текстов на VoxEu.org.

Во-вторых, в Вышке теперь есть целая группа людей, занимающихся этой тематикой и, я надеюсь, станет ещё больше. У ребят уже есть и статьиещё статьи), и скоро будут публикации, у нас будет - благодаря РЭШ и КФУ - первая в нашей стране международная конференция по экономике футбола. В ещё одной конкретной области экономической науки - экономике спорта - Москва станет "точкой на научной карте мира".

Кругом туман, впереди туман, позади туман, в голове туман...

Так запросто это не проанализируешь. NYT написала, что существуют записки бывшего директора ФБР Коми о разговоре с президентом Трампом, в котором он попросил Коми прекратить расследование дела генерала Флинна, бывшего советника по национальной безопасности (координатора всех органов безопасности в США). Записки были сделаны сразу после разговора с Трампом, разосланы заместителям директора ФБР - существенно, что такие записки - записки сотрудников ФБР, сделанные по следам какого-то разговора, регулярно принимаются американскими судами в качестве полноценных свидетельств.

Такого рода действие - президент попросил подчинённого прекратить расследование - называется "препятствием к осуществлению правосудия" и является уголовным преступлением. В США за уголовные преступления президентов на посту не преследуют - расследование таких дел считается прерогативой Конгресса, а наказанием, соответсвенно, импичмент. При этом Конгресс, в отличие от судов, не связан уложениями и прецедентами - грубо говоря, основанием для отстранения президента от власти является то, что считают основанием большинство в палате представителей и две трети сенаторов.

Насколько это серьёзно? Единственный случай за 220 лет, когда американскому президенту пришлось покинуть свой пост - под угрозой неминуемого импичмента - был связан в точности с этим же. Стартовая точка Уотергейта - когда Никсон, через несколько дней после взлома, попросил своего помощника попросить директора ЦРУ попросить директора ФБР передать им (ЦРУ) расследование инцидента. Неизвестно, впрочем, чем бы это кончилось, если бы это стало известно сразу, а не после двух лет мучительного и медленного раскрытия подробностей, по ходу которого Никсона и его помощники всё больше запутывались и совершали новые преступления, в основном те же самые - лжесвидетельства и препятствие расследованию. В итоге помощники получили небольшие тюремные сроки, а Никсон ушёл в отставку.

Но! Все три предыдущих реальных импичмента (президенты Джонсон и Клинтон получили его, но были оправданы Сенатом, Никсон подал в отставку до первого голосованияе) были в ситуации, когда оппозиционная партия контролировала палату представителей и, значит, обладала возможностью проводить уголовные расследования. Сейчас этого нет - у республиканцев значительный перевес в палате представителей. Так что пока можно ожидать, что критерий "препятствия к правосудию" размоется, а не импичмент начнётся. А если в 2018 республиканцы сохранят перевес, что вполне вероятно, то всё так и сведётся к решению избирателей в 2020.