December 30th, 2017

Тот самый график "упадка стран, особенно восточных"

Экономист Андрей Илларионов выложил в блог интересный график - производство зерновых в России за последние полвека. Такой график нарисовать может любой - он по официальным данным, но интересно, что я впервые про стагнацию в российском сельском хозяйстве в 1970-е прочитал как раз у Илларионова лет двадцать назад (и тогда, будучи студентом, узнал про такого экономиста).

Илларионов приводит график по случаю критики слов президента Путина о "небывалом урожае", но я на этом графике никакого отрицательного "эффекта Путина" как раз не вижу. Средний показатель за его два десятилетия растёт. (Это неудивительно - было бы странно, если бы по сравнению с концом 1990-х он бы падал.) График, конечно, показывает, что "Путин ни при чём" - какие бы ни были проблемы у сельского хозяйства проблемы сейчас, они начались задолго до Путина.

Сразу хочу сказать, что я этот график не могу толком проанализировать и не уверен, что хоть где-то видел внятное объяснение почему есть такое расхождение в темпах роста в мире и у нас. Понятно, что дело в коллективизации (до революции темпы роста так не расходились), но полноценного анализа я никогда не видел. Это непросто - конечно, погибли миллионы людей в ходе, фактически, второй гражданской войны и голода и была уничтожена значительная доля поголовья скота,  Однако все эти потери не могут сами по себе объяснять устойчивую стагнацию на протяжении полувека... Это хорошо объясняет низкий уровень, но почему от этого могли быть низкие темпы роста? Возможно, ключевую роль сыграла утрата технологий (понятно, что уничтожение "кулаков" - это уничтожение человеческого и организационного капитала и это, видимо, самое сильное экономическое последствие): в отличие от машин и станков человеческий капитал очень трудно нарастить относительно быстро.

И ещё раз. К Путину этот график не имеет отношения, но вот тем, кому интересен ответ экономиста на вопрос "почему развалился СССР?" и кто хочет иметь ответ в один слайд - вот этот вот график, наверное, самый подходящий.

PS. Читатель с экономическим образованием может подумать над таким вопросом: цены всех товаров в экономике не могут подняться все разом - это же относительные величины. Какие товары подорожали и какие подешевели в момент, когда освободили цены? Правильный ответ: подорожала еда, подешевело всё остальное.  (Этот эффект, конечно, наблюдался и до освобождения цен - просто в другой внешней форме.) Вот он и механизм развала, а график объясняет, почему еда дорожала.

Две причины путинской стабильности

Под Новый год есть время написать про то, про что не было конкретного повода написать в течение года. Про российскую политику и её перспективы в новом, 2018 году. У меня перспектива какая-то мутная: я одновременно вижу, почему власть президента Путина стабильна в обозримой перспективе и, вместе с тем, «движение Навального» мне представляется очень серьёзным, в историческом плане. Так что я решил разбить запись на две. Первая – про структурные причины путинской стабильности. Вторая – про перспективы Навального.

Причины путинской стабильности – две и они «структурные». То есть это не то, что меняется по решению, прямо или косвенно, «первого лица». Среди тех вещей, которые можно поменять есть тоже факторы стабильности. И «макроэкономическая стабильность» (низкий долг, низкая инфляция, контролируемая бюджетная политика) – фактор политической стабильность. И «потенциал краткосрочных реформ» (отмена контрсанкций, смена премьер-министра и т.п.) – фактор стабильности. Но это факторы обманчивые - кажется, многое можно сделать, но в конце оказывается, что то, что можно было сделать, сделано не было. Скажем, и Горбачев в 1990-м году мог что-то поменять в макроэкономической политике (например, «отпустить цены» или снять часть внешнеторговых ограничений) или сменить премьер-министра, но он этого так и не сделал. Но Путина защищают структурные вещи, которые не защищали Горбачева.

(1) Рыночная экономика. Про этот фактор стабильности говорится и пишется часто, но это не отменяет его важности. То, что всё, в конечном счёте, управляется ценами и, значит, экономическая информация как-то передаётся между субъектами – важнейший фактор стабильности. Дефицит чего-то транслируется в высокие цены, изменяя стимулы и в итоге дефицит как-то компенсируется. Реально чтобы довести до краха, подобного российскому краху 1980-90-х или, скажем, нынешнему венесуэльскому (где уже дети умирают от недоедания – и это при относительно высоких ценах на нефть в стране с одними из крупнейших запасов в мире), нужно сделать что-то венсуэльского типа – ввести регулирование цен на базовые продукты и т.п. До этого далеко.

(2) Высокая, по своему, социальная мобильность. Принципиальным отличием нынешней ситуации от позднесоветской является то, что тогда, в 1980-е, была масса, целые слои и группы людей, полностью устраненных от государственной власти (люди из интеллигентных семей, москвичи, нацмены, если они не являлись представителями нацреспублик и т.п.). Это в дополнение к тому, что никто не мог легально заниматься бизнесом. В дополнение к огромным (пусть и не 100% как в бизнесе) ограничениям в искусстве и науке. То есть были десятки тысяч (сотни тысяч? миллионы?) людей, которые не могли заниматься тем, чем хотели. Сейчас, очень упрощая, каждый занимается – успешно или неуспешно – тем, чем хочет. Если кто-то хочет делать политическую карьеру или карьеру на госслужбе – пути реально открыты. Это вовсе не значит, что каждый добьётся успеха – нет системы, которая гарантировала бы успех в любимом деле каждому (коротко говоря, потому что по каждому виду спорта один чемпион), но запретов на участие сейчас реально бесконечно меньше, чем было в позднем СССР. Люди с минимальными способностями прекрасно делают среднеуспешные карьеры и я не знаю ни одного человека, который был бы в 2000-е ограничен не собственными способностями и удачей, а «сложившейся системой». Этот является, на мой взгляд, важным системным фактором стабильности.