August 18th, 2018

... и не собираюсь прекращать приём

Помимо Эха, Euronews, встречи с подписчиками Republic и выступлений перед школьниками в ЛЭШ 2018 (и это только последние два дня), есть ещё дела. Вместе с Остином Райтом переписали - на самом деле написали новую - статью про афганских повстанцев - "Rebel Capacity, Intelligence Gathering, and the Timing of Combat Operations".

Тем, кто хорошо разбирается в теории игр и интересуется игрой полковника Блотто (замечательная игра, про которую за сто лет написаны сотни статей) - у нас такая версия. Два игрока, правительство и повстанцы, N целей. Правительство размещает R<N защит, повстанцы - А атак. Если на цели есть защита, то атака не срабатывает. Если нет, срабатывает с вероятностью p. Тогда стандартное, десятки раз описанное, равновесие - и тем, и тем распределять защиты и атаки равномерно. А у нас повстанцы получают зашумленный условно независимый сигнал про каждую цель - защищена она или нет и только после этого определяют, куда направлять сколько атак. Понятно, что может иметь смысл направлять сколько-то атак и туда, где сигнал показывает, что защита есть.

Сравнительная статика даёт такой результат: чем точнее сигналы, тем более концентрированы атаки и эта модель её даёт. И данные показывают, что это так: когда у повстанцев больше денег от торговли героином (это хитрая вещь - построение данных об этом, и это уже "новая классика" в конфликтологии), атаки на блокпосты, взрывы придорожных бомб и т.п. становятся более концентрированными внутри каждых суток. И результат становится статистически более значимым, если учесть количество зафиксированных эпизодов вербовок/инфильтраций и т.п. Устойчивая связь между уровнем информированности и концентрацией атак. (Видна на графиках с синими фигурами в статье; там есть и ещё интересные картинки.)

Из рубрики "Остров у края света"

На ЛЭШ 2018, сразу после лекции про аукционы, Данил Фёдоровых, создатель летней школы, вместе с двумя сотнями школьников проинтервьюировал нас с Олегом Замулиным, деканом экономфака Вышки, "про всё" - про ставку процента, про отношение к либертарианству, про наши личные академические карьеры, вообще про всё.

Казалось бы, каждый из нас разговаривал с тысячами школьников - и ведя уроки, и встречаясь с участниками всероссийских олимпиад, и читая лекции на летних школах или даже просто выступая в обычных школах - и всё равно это каждый раз новый опыт. Отчасти потому, что время неумолимо движется, и те, с кем ты разговаривал пять лет назад, уже аспиранты, десять - ищут свою первую работу, пятнадцать - волнуются, что не получат теньюр. И ещё эта неумолимость в том, что примеры стремительно устаревают.

Ты не можешь сказать "Чубайс", говоря о приватизации, потому что про его реформаторскую деятельность никакие школьники не знают. Гайдар от них по времени недалеко отстоит от Косыгина. (Да это так и есть - посчитайте годы - между 1964 и 1991 прошло меньше лет, чем с 1991-го.) "Алексашенко" - это обозреватель с Эха Москвы, хотя, конечно, для людей моего поколения - это первый зампред ЦБ летом 1998-го. Олег сравнил биткойн с "МММ" так, как будто пятнадцать лет назад на лекции для преподавателей макро - как будто нынешние школьники могут про это знать. Это как если бы мне в 1985-ом кто-то сказал про газетную статью - "ну, это нечто похоже на "Сумбур вместо музыки". Чё?

А вообще, отвлекаясь от собственных проблем в разговоре со школьниками - я так завидую всем участникам ЛЭШ и всему этому поколению. Столько разных прекрасных школ - и не по советски, когда были "сборы" для "олимпиадников", а для всех кто интересуется.

Спасибо, кстати, Сбербанку и лично Герману Грефу за поддержку ЛЭШ - благодаря этому из дальних концов России приехали не только те, у кого были деньги на дорогу и проживание, а все, кто сильно интересуется экономической наукой. Большое, кстати, спасибо. Конечно, то, что профессора экономфака Вышки, МИЭФа, матфака, факультета мировой экономики, РЭШ и учителя лучших московских школ (например, 57-ой и Лицея ВШЭ) участвуют в ЛЭШ, жертвуя силы и время (не только они, но и студенты-волонтёры не получают за это денег) - это важно. Но просто деньги тоже очень важны.

Вот то, что узнать про науку сейчас могут не "самые талантливые в школе", а "те, кто больше всего интересуются" - поверьте, из них выйдет не меньше сильных учёных - это здорово. ЛЭШ - далеко не единственная летняя супершкола, так что я завидую не столько участникам, сколько всему поколению сегодняшних школьников.