September 20th, 2018

Всё-таки "прочие". Всё-таки "от счастья".

Закономерный, как написали бы в советском фельетоне, финал. Максим Соколов жалуется, что его погнали из "Известий" за недостаточную лояльность.

Для меня Максим Соколов - один из главных публицистических авторов девяностых, и я до сих пор летом, бывает, перечитываю его огненные проклятия Березовскому (шумный олигарх из 90-х) и всем, кто был против интересов Потанина (тихий олигарх из 90-х). Его "удовольствие быть сиротой" вошло в мой собственный арсенал и буквально, и концептуально. Я, помнится, даже ему самому это "возвращал" по поводу экономической науки.

И в 2000-е годы, когда многим казалась продажной его готовность воспевать языком Цицерона и Аквината очередную жестокость властей по отношению к меньшинствам - женщинам, детям, геям, арабам, эмигрантам - кому угодно, лишь бы похвалить силу, умопромысляющую кого-то слабого, мне виделась в этом хотя бы некоторая привязка к консерватизму, пусть и фундаменталистского толка.

Это же и правда традиционно - женщина и оппозиция должны быть на кухне, дети - молчать за столом, геи - быть благодарны за то, что за "это" теперь не сажают, а человек, переехав границу, воспринимается как кадровый сотрудник вражеской разведки. Мыть руки перед едой, платить зарплату за работу, а не за пол сотрудника, знать, что гомосексуальность - такой же вариант нормы, как и гетеросексуальность, или что русский, живущий во Франции или Чехии имеет ничуть не меньше прав думать и писать о России - это новации, модернизм, разрыв с традицией.

Конечно, к 2013 году я уже давно перечитал читать Соколова. Нет ничего омерзительнее, чем мужчины непризывного возраста, призывающие всех на бой и смерть. Это было омерзительно в 1810 - читали Толстого? было омерзительно в 1910 - и эти крикуны тогда внесли неменьший вклад в крах страны, чем дегенераты у власти, и в 2010. Тем более, когда крик "За Родину!!!" доносится от тех, кто за Родину радеет по службе.

Обида на кого-то, отнявшего кормушечку - окучивать сегмент интеллектуальной ксенофобии, добавлять Пушкина в псевдопатриотический угар - была бы непонятна, если бы дело бы только в кормушке. Чистый приспособленец бы приспособился. То есть всё-таки, судя по обиде, Максим Соколов встаёт, "когда он входит", не только по службе, а, вместе с прочими, от счастья.