April 21st, 2019

Теория пропаганды в сетях

Во вторник 23 апреля буду выступать в UCL на семинаре по экономической теории.

Наша статья "Persuasion on Networks" совсем новая - про "Байесовское убеждение" в ситуации, когда получатели информации связаны сетью. Каждый субъект может купить подписку ("потратить время на включение телевизора", издержки могут быть минимальными), а может получить ту же самую информацию от соседей по сети. Получается, что наличие соседей по сети для реципиентов снижает возможности пропагандиста - если сделать сигнал (газету или передачу) слишком пропагандистской (то есть малоинформативной), то потенциальный подписчик не станет подписываться (не включит телевизор) и не подвергнется влиянию. Получается, что пропагандист может быть не заинтересован в том, чтобы подписчик был кто-то, у кого мого связей - ему лучше, чтобы подписчиками, прямыми получателями, были периферийные участники сети.

Конечно, эта модель является дополнительной к множеству работ, в которых участники сети получают разные сигналы и информация агрегируется, распространяясь по сети. (См. краткий обзор литературы в статье, а также "кирпич" Джексона про сети десятилетней давности.) Мы говорим про дополнительные к описанным там эффектам. И тем не менее это интересно - не слишком ли много внимания в популярном дискурсе уделяется тем, кто является "центральными" узлами в сети? У нас, в отличие от работ, в которых информация распространяется как жидкость по трубам, соблюдаются ограничения, связанные с экономическими стимулами. Во-первых, информация потребляется только тогда, когда её выгодно потреблять. Во-вторых, одна и та же информация, полученная разными путями, не меняет информированности получателя. (Модель с "жидкостью по трубам" нарушает оба эти ограничения.)

Жернова истории мелют медленно

Logo
ГРАБЛИ "ЯНУКОВИЧ"

22 апреля 2019 года

Когда эта колонка выйдет в газете, результаты украинских президентских выборов будут уже известны. Когда я пишу – еще нет, хотя победа действующего президента Петра Порошенко, судя по результатам первого тура и опросам общественного мнения, станет неслыханным чудом. Иными словами, я пишу, предполагая, что следующим президентом Украины станет Владимир Зеленский. И мне очень хотелось бы, чтобы те, кто определяет российскую внешнюю политику, понимали: не важно, кем был Зеленский до выборов, не важно, кто его поддерживал, и даже не важно, какие у него собственные взгляды на пути развития Украины. Важно, что его поддержало большинство украинцев, и важно, что он пообещал, чтобы получить эту поддержку.

Казалось бы, чего тут сложного, но это тот урок, который выучивается с огромным трудом. Раз за разом большие страны наступают на грабли, думая, что бывают «их» кандидаты в борьбе за власть и «чужие», и потом видят, как свойство быть своим исчезает, когда власть получена. (Фидель Кастро провел не одну встречу в Вашингтоне, прежде чем решил, что лучше «поставить на СССР». И в другую сторону проследовало немало новых лидеров.) В странах постсоветского пространства раз за разом свой оказывался чужим – и не потому, что она или он стали предателями, а потому, что для человека во главе государства важно не прошлое, а настоящее.

Ничто не иллюстрирует порочность деления лидеров стран на своих и чужих на основе их прошлого лучше, чем, собственно, украинский опыт. Виктор Янукович выиграл в 2010 г. президентские выборы. Чтобы победить во втором туре, ему пришлось занять проевропейскую позицию. Не настолько проевропейскую, как его оппонент, но достаточную, чтобы его поддержало большинство избирателей. Потому что большинство украинцев устойчиво поддерживало и поддерживает курс на интеграцию с ЕС. Можно сколько угодно говорить о циничности профессиональных политиков, но это основной механизм демократических выборов: чтобы выигрывать, недостаточно отстаивать свои собственные взгляды. Чтобы получить большинство, приходится занимать позицию, отличную от собственной, и, заняв, ее впоследствии придерживаться. Янукович под давлением российских партнеров попытался в 2013 г. отказаться от своих обещаний, пойти наперекор желанию большинства украинцев и в итоге потерял власть и расколол собственную страну.

У меня нет сожалений по поводу Януковича – человек, приказавший использовать оружие против мирных граждан, не заслуживает быть у власти, какое бы большинство он ни представлял. Не надо баллотироваться в президенты, если не умеешь справляться с давлением (с одной ли, с другой ли стороны на каждого политика давят – все, кто только может). Но российской дипломатией, судя по всему, в 2013 г. была допущена серьезная ошибка. С Януковичем обращались как со своим, а не как с человеком, ставшим президентом на демократических выборах. Человеком, власть которого основана на позициях, которые он занял во время выборов, и на обещаниях, которые он в это время дал. Не нужно повторять эту ошибку с Зеленским.

Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"