?

Log in

No account? Create an account
Записи Френдолента Календарь Инфо Назад Назад Вперёд Вперёд
Август, 24, 2019 - ДНЕВНИК ЭКОНОМИСТА — ЖЖ
В новой книге Виктора Пелевина, "История лёгких касаний", три части. Часть первая – это не Пелевин. Не суворовцы, а переодетые нахимовцы. Сборная России по футболу, снимайте коньки – мы вас узнали! Это не Пелевин, это Сорокин! В начале 1993 года подруга принесла мне чуть ли не ротапринтный сборник рассказов Сорокина – и вот он, «Иакинф», прямиком оттуда. Разве что секретаря парткома заменил новый бек. Пелевин тогда над этим смеялся в своих рассказах, но обида, видно не заросла.

Вторая часть открывается мощным пинком Акунину. Великий Набоков когда-то взял в руки и выбил в поле любимца читающей публики Чернышевского – мощно, с размахом, как выбивал он, поймав, футбольный мяч в те дни, когда редкая удача сопровождало его голкиперство. Легким, но плотным касанием. Десять лет назад Пелевин попытался вот также вынести Толстого, но мяч, вместо привычной параболы, глыбой рухнул в мерзлую землю недалеко от ворот. Хотя было смешно, пока летел.

Я, к слову, всю вторую часть пытался понять, чем технарю Пелевину не угодил формалист-эстет Жолковский. Понятно, что у Пелевина и Лобановский со своей геометрией, и Нобиле, открывший динамизм. А у соперника то полудевочка, то полувидение. Синий крокодил, белая лягушка и золотая черепаха. Как-то я эти кривые, глухие окольные дорожки до конца не прошел. Попал, можно сказать, в бесконечный тупик.

Более внимательный наблюдатель скажет точно, воткнул Пелевин заколдованную булавку в тревожную куколку Саши Соколова или это меня на мгновение что-то другое коснулось. Сейчас это касание давно растаяло в мире, в этом облачном небе, в этом холодном весеннем ветре... Сгорело, другими словами, на работе.

Не, там в итоге есть смысл. Если аккуратно разгрести бесконечные заросли маркеров-актуализаторов – все эти Tommy Hilfiger на толстовке Навального, башмак Бориса на антикварном столике Макрона, твит Трампа про врагов народа из госбанка - картина мира проступает. Принц Персии для тех кто вырос на World of Tanks. Как писал классик русской поэзии Некрасов, - «Нет, ты не Гойя, ты свое, родное».

Зато фабула третьей, короткой части «Столыпин» предельно проста. Четыре бывших танкиста, банкир, маркетолог, философ и телепублицист, выбирают, перед выездом на дачу, водку в «Азбуке вкуса». Путин, Столыпин, или нейтральный Смирнов? Изысканная, до пародийности, речь персонажей не меняется даже когда они разыгрывают сценку из «Тупой и ещё тупее», ну, там их полицейский останавливает на шоссе, с бутылками в руках. Впрочем, сразу после этого автор довольно толково, хотя и монотонно, пересказал словами формулу Ньютона-Лейбница и я с ужасом понял, что «Смирнов» – это, возможно, Смирнов В.И. Из курса высшей математики в пяти томах.

Метки:

6 мнений // Ваше мнение?