February 1st, 2021

КОММЕНТАРИЙ

Меня тут просят прокомментировать одну частную ситуацию - или даже ряд частных ситуаций - и вот, комментирую. Не надо угадывать про что я пишу - это нельзя угадать. Это потому и метафора - вместо моей обычной прямой и простой речи, что это не про конкретную ситуацию или про ряд конкретных ситуаций.

Вот представьте, осень 1941 года, последние числа сентября. Фашисты взяли Киев, командующий Юго-Западного фронта и его штаб погибли в бою, а сотни тысяч советских солдат попали в плен. Наступление немцев не задерживается. Впереди Брянск, Орел, Малоярославец, Калуга.

И вот сидит человек в Лондоне - Англия воюет уже два года и бомбёжками разрушены здания в центре - сидит и рассуждает. Что эти русские, вообще ничего не понимают? Надо же защищать Москву-то! Надо сражаться как следует. Как отдали Боровск и Малоярославец (нашёл на карте)? Ну, если теперь и Можайск сдадут, то всё... Куда вообще эти русские смотрят? Сталин с Молотовым не справляются, ну пусть военные выступят, других назначат.

Но дело не в Лондоне. Сидит, допустим, человек в Перми или даже в Иркутске, слушает сводки Советского информбюро. И там говорят 14 октября, что наши войска оставили Брянск. Как так оставили? Да что они, с ума сошли? На карту смотрели вообще? Может, предательство? Шпионы? Как же можно оставлять Брянск! Это же чёрте к чему может привести. Надо же воевать по настоящему, по серьёзному! Это ж не с финнами перестреливаться, это же настоящая война!

Ну и теперь я, в этой метафоре сижу где-то далеко-далеко от военных действий, в, не знаю, Буэнос-Айресе или - где было дальше всего от войны в 1941-ом? - в Чикаго каком-нибудь. И меня - мир становится полностью воображемым, с интернетом и социальными сетями и т.п. - спрашивают - "Как вы, профессор, относитесь к словам Ричарда из Лондона, который считает, что оставленные Брянск и Можайск - это открытая дорога на Москву? И вот Маша из Перми думает то же самое..."

Я, как и все нормальные люди, молюсь о том, чтобы Брянск и Можайск взяли обратно, а фашистскую нечисть гнали до самого Берлина.