Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Category:

Вопрос о банкротстве

Вчерашние "Ведомости" пишут о предложениях Олега Дерипаски по экстренному изменению закона о банкротстве, позволяющего, по его мнению, кредиторам слишком легко получать деньги у предприятий, которые не могут вернуть долги. Надо сказать, что ситуация на рынке кредита в стране - об этом написано ещё примерно в четырёх заметках в том же номере газеты - говорит как раз об обратном. Никто не хочет никому давать в долг (или, другими словами, хочет по слишком высокой ставке процента) - это означает, что никто не верит, что закон о банкротстве и другие процедуры, позволяющие кредиторам получать обратно свои деньги в случае, если бизнес оказался убыточным, работают эффективно. Если бы закон о банкротстве защищал кредиторов хорошо, все бы рвались выдавать кредиты - это было бы выгодно.

Дерипаска предлагает изменить закон так, чтобы он походил на "Главу 11" - схему банкротства, предоставляющую большие возможности руководству предприятия, которое не может расплатиться с долгами, по реструктуризации компании (пока она защищена от кредиторов). Даже если оставить в стороне вопрос о политической независимости судей и некоррумпированности правоохранительных органов, требующихся для эффективной работы "Главы 11", есть вопросы. Изменение процедуры банкротства, усложняющее возврат денег кредиторам, в период кредитного сжатия - опасная вещь; откуда взяться тогда новым кредитам? Второй вопрос выглядит так: одно из свойств банкротства по "Главе 11" состоит в том, что собственник фирмы теряет всё до того, как всё теряет кредитор (сохраняется фирма, но не владельцы). Как собирается Дерипаска обеспечивать эффективное лишение собственника контроля над предприятием в ситуации, когда в большинстве крупных фирм топ-менеджеры неразличимы с крупными акционерами?

С другой стороны, невозможно ничего не делать. Предоставлять государственную поддержку предприятию (напрямую или через поддержку кредитующих предприятий банков) бессмысленно, если у фирмы есть большие долги. Тем более бессмысленно, если у неё есть долги, превышающее стоимость её активов. В этой ситуации любая помощь получается субсидированием выплаты долгов. Даже если не обращать внимание на то, какие возможности предоставляет такая ситуация для хищений, помощь - в этой ситуации никак не помогает восстановить работу предприятия. Если бы оно было быстро обанкрочено - то есть собственник лишился бы собственности, а кредитор бы быстро получил право владения, то работа фирмы могла бы не останавливаться. В любом случае, очищение от долгов должно быть первым предварительным условием для получения любой государственной помощи; в крайнем случае, можно помогать тем, кто может предъявить план реструктуризации долга, по которому возвращение госпомощи предшествовало бы любой расплате с кредиторами.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments