Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Categories:

Хазин, профессионализм, экономическая наука

Боюсь, что после этого поста меня больше не пригласят на «Эхо Москвы». Боюсь, потому что мне нравится «Эхо» - слушать полезно, выступать интересно. И всё же – нельзя делать толерантность единственным мерилом успеха. Журналисты могут быть профессиональными – они должны готовиться к интервью, знать, о чём идёт речь и, если гость начинает выдумывать, врать или бредить, быть готовыми к тому, чтобы это остановить. Сверив с тем, что было на самом деле. Задав уточняющий вопрос. Заставив придать каждому расплывчатому высказыванию смысл, а каждому обвинительному выпаду – такую форму, что можно будет потом проверить обвинение. Не верите, что бывает такие журналисты – посмотрите какую-нибудь запись покойного Тима Рассерта.

Я бы не стал об этом писать, потому, что, повторяю – вдруг больше не пригласят, но всё-таки есть какие-то пределы непрофессионализму. В этом интервью с Михаилом Хазиным ведущий что, просто чай разливал? Можно обвинять человека (Сергея Гуриева, ректора РЭШ) во вранье и ведущий не попытается уточнить и проверить? Можно придумать параллельный мир и ведущий не напомнит радиослушателям, что мы-то с ним находимся всё в том же настоящем?

Профессионализм журналиста

Говорить об экономической содержательности интервью невозможно: Хазин просто придумывает параллельную реальность – даже такие земные, в сущности, существа как премьер Путин, министр Кудрин и председатель ЦБ Игнатьев предстают в каком-то фантастическом свете. «Минфин хочет девальвировать рубль». Речь не только об экономике – собственно, Хазин максимально избегает экономических вопросов. Геополитика – это да. Но здесь то же самое – полёт фантазии и завороженный ведущий, наблюдающий за этим полётом. Вот Хазин называет Обаму «Бараком Хусейновичем». В принципе, отца Обамы звали Барак, так что нынешний президент, если звать его по имени-отчеству, «Барак Баракович». Но ведущий спокойно идёт дальше. И даёт гостю говорить про другого человека «врёт, врёт, врёт», даже не пытаясь уточнить, в чём врёт, и – когда гость ответит, проверить – врёт или не врёт. Проверка показала бы, что, конечно, Сергей Гуриев не врал в той передаче.

Прогнозы Гуриева и Хазина

Читайте. Вот запись октября 2008 года,дискуссия, прогнозы. Прогноз Сергея оказался слишком оптимистичным, но это был единственный прогноз, который был высказан в этой передаче. Хазин произнёс много фраз, но всё, что он говорит – и здесь, и на протяжении многих лет так противоречиво (да, доллар будет стоить 80 рублей, хотя сейчас он как раз всем нужен, но потом будет гиперинфляция доллара) и туманно, что, конечно, потом найдутся кусочки текста, который можно выдать за сбывшийся прогноз.

Да, там был момент когда Сергей растерялся. Ага, конечно, что должен говорить не то, что экономист, а нормальный человек, когда ему говорят, что инфляция в Америке не 4% процента, как считают уважаемые экономисты и независимые институты, а 11-12%? Скрывают, гады, правду от народа. Любой человек растеряется. Но журналист-то должен был быть готов: что, Алексей Воробьев взялся вести этот эфир, не зная какие организации как меряют инфляцию? Что, узнал после эфира и в следующем интервью с Хазиным уточнил цифры?

Хазин - экономист

Я не знаю, какой Хазин экономист. Научных работ у него нет, а в прикладных вопросах всё, в конце концов, меряется успехом. Зовут на радио, платят за выступления – значит, успешный экономист.

Гуриев – экономист

Научная репутация Сергея не зависит от того, что он говорит на «Эхе Москвы». Если у человека, составившего себе имя как автора учебника по биохимии, на операции умер больной, мы узнаем, что он не самый выдающийся хирург, но это никак не дисквалифицирует его как учёного. Читайте статьи Сергея, смотрите на его цитируемость, и всё станет ясно.

Хазин и РЭШ

Хазин говорит, что РЭШ – «монетаристское гнездо». «Корпоративная этика монетаристов». Не знаю, что это значит. Просто бредит? Вообще, у нас тут обскурантизм возведён в абсолют – кое-то так просто гордится своим невежеством. У них там Мизес всё сказал. А у других – Маркс. А у Хазина – всё сказал сам Хазин, в основном. У него своя терминология – что, интересно, он называет «монетаризмом»? Похоже, экономическую науку.

Правда и Хазин

Но ещё до экономической науки. Вот что у Миши Хазина точно есть – я знаком с ним чуть больше 15 лет – так что это не фамильярность – есть проблемы с различением правды и неправды. Один пример: в последнее время он неоднократно утверждал, что учил меня в школе и водил в походы. Это недалеко от правды: он учил чему-то, кажется, ребят из параллельного класса и водил в поход одну девочку, которая мне нравилась (UPD: Тут нет ничего личного. С этой девочкой я познакомился примерно через два года после описываемых событий - просто от неё я знаю о том, что Хазин кого-то куда-то водил). Но меня не учил и не водил. Немножко путает правду с неправдой.

Экономическая наука и кризис

Вот, скажите, если, например, упадёт мост через реку, вы о чём подумаете? Что построили плохо, что погоду не учли, что деньги украли, что стройматериалы не те использовали. Но вы не будете думать, что закон всемирного тяготения не сработал или Вафа, Некрасов и Мальдацена что-то не так в своих статьях написали? Экономическая наука от кризиса не пострадала. Ага, прикладники и те, кто занимается собственно экономической деятельностью, что-то не так сделали – не так регулировали, не так инвестировали, не так хеджировали. Как те инженеры, что мост построили и те бюрократы, что смету на строительство моста утвердили. То, что инженеры плохо учились, а у бюрократов были неправильные стимулы – не вина профессоров. Точно также и в экономике – не вина профессоров, что регуляторы плохо учились (а инвестирующая общественность не училась вовсе), а у менеджеров были неправильные стимулы. Надо было учиться лучше.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 566 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →