Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Category:

Конец Славной революции

Из Лондона доносится, через друзей и знакомых, трагические стоны – 50% налог на бонусы банковских сотрудников затронул больший круг людей, чем сначала показалось. Англия не ограничилась грозными заявлениями – как в сегодняшнем совместном Op-Ed премьера Брауна и президента Саркози – а прямо-таки ввела налог на бонусы, не являющиеся частью зарплаты. (Франция собирается последовать за северным соседом.)

У нас с Егором вышел небольшой спор по этому поводу. По ходу выяснилось, что под «бонусами» можно понимать, условно, два основных типа.

(а) Дополнительные выплаты, привязанные к цене акций или прибыли – если акции по итогам года подорожали (или прибыль оказалась высокой), платятся дополнительные деньги. Если подешевели – то вычитаются. («Вычитание» не обязательно означает прямой трансфер денег от сотрудников фирме, но предположим, что действительно, деньги вычитаются.)

(б) Бонус типа опциона – если акции подорожали, выплачивается бонус. Если нет – ничего не выплачивается.

Разница между (а) и (б) немалая. Допустим, правительство хочет снизить угрозу излишне рискованного поведения со стороны банков. Если бы банки не рассчитывали, в случае угрозы банкротства, на поддержку правительства, то и не было бы оснований ограничивать их риски – пусть делают, что хотят. В конце концов, частному сектору всегда виднее, что делать с деньгами. Но если правительство является де-факто страховщиком, то есть смысл в том, что заставить банки рисковать меньше. Например, вводя налог на выгоду от рискованного поведения. (Этот налог, конечно, является «пигувианским» - попыткой создать стимулы к определенному поведению, а не фискальным, цель которого – пополнение бюджета.)

Так о разнице между (а) и (б). Если «бонус» типа (б) – то, конечно, налог снижает стимулы рисковать (выгода от выигрыша уменьшается вдвое), но если бонус типа (а) – то вовсе, возможно, не в лучшую сторону. В случае (а) интересы менеджера в точности совпадают с интересами банка (с учётом возможного вмешательства правительства в случае банкротства). Налог на выигрыш в этом случае (никто же не собирается финансировать из бюджета компенсацию «вычитания») делает поведение менее рискованным, чем надо. А что такое «слишком осторожное» поведение банков? Это – меньшее, чем возможно, число профинансированных проектов и, соответственно, более низкий уровень благосостояния и более низкие темпы роста.

Получается, что в теории налог выглядит понятным, но вовсе неочевидно полезным делом. Тем не менее, поскольку в жизни бонусы - это бонусы типа (б), он, в принципе, ведёт к снижению риска. Точнее, вёл бы, если ... Но тут я прочитал, что, оказывается, налог прекращает действие в апреле 2010, сразу после срока подачи налоговых деклараций 2009 года. Но это не имеет вообще никакого смысла – риски 2009 года (то, за что будут выплачены подпадающие под налогообложение бонусы) давно уже «взяты». Никаких стимулов от такого закона не создаётся! Это просто одномоментное изъятие денег у небольшой группы населения. За что боролись англичане в Славную революцию, непонятно…

Впрочем, то, что выглядит плохой экономикой, является, не исключено, умной электоральной политикой. Гордон Браун имеет немного шансов выиграть выборы в следующем году, но он, кажется, не собирается уступать без боя ни капли этих небольших шансов. Прошлой весной он сверстал бюджет, который невозможно назвать ответственным, переложив все проблемы на будущее. Сейчас он, ради поддержки своих левых избирателей, вводит совершенно неправильный налог.

Tags: @Ведомости, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments