Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Category:

Рейтинг Панчо Вильи растёт. Подробности

Вот это да! Специальный корреспондент нашего блога в Мексике, профессор экономики знаменитого ИТАМ, специалист по выборам и по политической борьбе в их отсутствие, рассказывает о президентских выборах в этой стране. А поскольку редакция блога, до этого из Латинской Америки занимавшаяся только Венесуэлой и Колибри, не смогла отличить Каррераса от Карденаса и Обрадора от Обрегона, сначала будет предыстория. А потом уже долгожданные подробности.

Предыстория, с самого начала.

Революция (примерно) 17-ого года, гражданская война, индустриализация и проч. - все (примерно) как и в России, за немаловажным исключением, что ни Сталина, ни Гитлера так и не было. В остальном же, все более или менее совпадает: "Партия и наш тоже рулевой", примерно в те же временные рубежи. Однако Партия здешняя была российской чуть помягче, "белых" недоисстребили, и им даже разрешалось избрать с пол дюжины депутатов в здешний "Верховный Совет" (Congreso Nacional), коллективизацию провели без голода и не до конца, священников вешали, но недовешали, в живописи соцреализм с сюрреализмом различать не научились (в последнем, как известно, участвовал тов. Троцкий лично), самый большой бизнес (горный и топливный) национализировали, но НЭП не отменили, бо и Гражданин Президент тоже хочет кушать; "антисоветчину" иногда терпели не только на кухне, а даже и публично в университете. Впрочем, мягкость режима имела пределы, и, в полном соответствии с аналогией, в 68-ом году расстреляли всяких "социаллистов с человеческим лицом" (за неимением Варшавского Договора, расстреливать их пришлось прямо у себя).

Вобщем, все очень похоже. Но было и одно отличие: вместо "Пролетарии Всех Стран...." на грамотах пионерам писали "Нет Перевыборам!". Отличие важное: если партия так 70 лет и правила, то вот "генсеку" (на местном наречии "президенту") оно не позволялось: 6 лет генсекствуй как душе угодно, а там и на покой пора, пчел разводить и детские книжки редактировать, и молчи на публике побольше, если не хочешь, чтобы избранный тобою же преемник послал тебя наслаждаться гостепреимством солнечной и так давно нами утеряной "Верхней" Калифорнии (US of A).

Мексиканский социализм жил себе таким образом вполне припеваючи, пока не достиг своей "развитой" стадии . Президент Лопес-Портильо (Lopez Portillo) был избран предшественником в 1976ом потому что они вместе ходили в детский сад. Надо полагать, в детском саду он был симпатичным мальчиком, но к зрелому возрасту уже довольно серьезно страдал манией величия. Поначалу этого не замечали, поскольку цены на нефть были заоблачными и выражать свое психическое расстройство компаньеро Лопес-Портийо мог с помощью грандиозных прожектов социалистического строительства. Но цены, как известно, упали и денег не стало, а долгов оказалось много. Проклятые янки отказывались платить за нефть "справедливую" цену, проклятые банки, по недосмотру недонационализированные предшественниками, отказались давать доллар за положеные от бога 3 песо. Президент пролаял, что будет защищать песо "как пес" и банки-таки конфисковал. Песо это не помогло, но кризис усугубило.

Перестройка, как и положено ей по аналогии, началась (где-то примерно) после 1982ого года - Брежнев помер в ноябре, Лопес-Портийо кончил гавкать и ушел на пенсию в декабре. Сменивший его де ла Мадрид (de la Madrid) начал экономические реформы ("ускорение" в перемешку почти с капитализмом) и даже (говорят, по ошибке), позволил "белой" оппозиции победить на выборах мэра целого города, в чем тут же раскаялся. Реформ, как предательства Революции, не потерпела часть Партии, а тут еще белые город Хуарес (Ciudad Juarez) на выборах захватили, что продемонстрировало недовольным, что власть разложилась и стрелять не готова, а значит пора создавать "Демократическую Платформу" (Corriente Democratico). Во главе последней, как верный хранитель идеалов, встал Куаутемок Карденас (Cuahutemoc Cardenas, в переводе на русский, Святополк Владимирович Ленин, поздний сын самого почитаемого из основателей режима).

Воспользовавшись формально многопартийным выборным ритуалом, Куаутемок попытался стать Президентом поперек "технократически-буржуазного" официального наследного принца. Власть действительно была не в себе, и даже позволила выборам 88ого года дойти стадии подсчета голосов. В последний момент, опомнившись, компьютер отключили, и провозгласили, что, как и всегда, "нерушимый блок" всех победил на зло врагам. Карденас окончательно из Партии ушел, и создал новую. Т.о., после 1988 года, все три основные игрока нынешней мексиканской политической системы сложились: партия старая-добрая (Partido Revolucionario Institucional, PRI), партия истинно-революционная (Partido de Revolucion Democratica, PRD), и партия белых недобитков (Partido de Accion Nacional, PAN).

To make the long story short, режим покачнулся, но уцелел. Но тут уже начали постреливать, в 94ом году по недосмотру убили очередного наследного принца и его пришлось заменять в последний момент, под атакой осмелевших опопозиционеров справа/слева - вобщем, во власть попал "случайный человек" (Ernesto Zedillo), решивший учередить полную демократию и независимый Центризбирком (Instituto Federal Electoral). В 97ом году он "потерял" Конгресс, а в 2000 году позволил-таки представителю белых недобитков (Vicente Fox) стать президентом.

Вобщем, такова предыстория.
<\lj-cut>
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments