Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Categories:

Безответственные ассоциации: папесса Иоанна

В посещении конференций в «смежных» дисциплинах есть некоторая специальная прелесть. Ухо послушно регистрирует знакомые слова – "экономический рост", "трудовые ресурсы", "информационная эра", а фантазия чувствует себя гораздо более раскрепощённой, чем на семинаре по своей узкой специализации. В той области, в которой хорошо разбираешься, воображение не работает – здесь на каждую мысль, промелькнувшую в голове в ответ на реплику докладчика, тут же возникает возражение. Это уже давно проверено – на межстрановых данных и в десяти «кейсах», эта модель уже построена и даже запись в ЖЖ уже два года как сделана. А если знаешь в какой-то области мало – сидишь, выдумываешь теории, которые те, кто в этом разбираются, уже сорок лет как обсуждают – я то об этом не знаю. Сижу, выдумываю.

Сегодня, на симпозиуме памяти Хантингтона в Вышке. Лоуренс Харрисон привёз в гости к Евгению Ясину целое созвездие специалистов по культуре, говорить о культуре, институтах и экономике, продолжать разговор, начатый на знаменитой гарвардском симпозиуме 1999 года. А Ясин, в свою очередь, пригласил специалистов по социологии и экономике культуры со всей Москвы. Ну и несколько "просто слушателей" вроде меня. Половина разговоров не очень понятна – я не специалист по культуре, а это осевая тема конференции. Но ключевые слова выскакивают. Вчера спорили об ограничении на срок пребывания у власти; бывший президент Коста-Рики, Нобелевский лауреат, получивший премию мира за долго до того как был избран президента и ушедший от власти после двух сроков две недели, кажется, назад, принял участие.

А сегодня я услышал, в прекрасном докладе Ирины Карацубы о Русской православной церкви (на сайте есть краткие аннотации всех докладов), в словах о непринятых решениях Поместного собора 1917-1918 годов, упоминание о "диакониссах" и вот какая ассоциация у меня возникла. Не связанная с церковью. Зато связанная с историей феминистического движения в мире.

В Америке важнейшим толчком к реальному выравниванию прав женщин и мужчин было появление и распространение доступных оральных контрацептивов в 1950-е. Это привело к резкому росту свободы в принятии решений относительно времени рождении детей и, значит, в выборе профессиональной специализации и карьеры. Отсюда пошло политическое давление, выравнивание в большинстве профессий и, в последние двадцать лет, значительное увеличение присутствия женщин в руководстве крупным бизнесом и в политическом руководстве ( спикер нижней палаты - фактически второе лицо в руководстве страны, много сенаторов, губернаторов, два последних госсекретаря -третьих по значимости чиновников президентской администрации). Нечто похожее и в правительствах других стран.

Что у нас? Феминизация на рабочем месте (в плане занятости, но не в плане заработной платы и т.п.) произошла полвека назад. В последние двадцать лет - резкое увеличение разрыва (из-за того, что огромный процент женщин перестал работать по сравнению с советскими годами). В крупном бизнесе и в политике - представительство чисто номинальное. (Да, самая богатая женщина Европы мне представляется всего лишь женой своего мужа.) Контрацептивы, слава Богу, доступны. Что это значит? В ближайшие пару десятков лет нас ждёт феминистическая революция? Или мы Аргентина и она (революция) нас ждёт через пятьдесят-сто лет?

Вот как интересно думать на тему, в которой не знаешь фактуру и не разбираешься в существующих научных работах... Но интересно же!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments