Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Categories:

После того как дракон будет убит

С одной стороны, Пол Кругман правильно пишет (колонка, последние записи в блоге), что разговор о том, что “bond vigilantes” – те, кто спешит продавать гособлигации (в том числе американские), предвидя бюджетные проблемы, являются реальной проблемой для Америки или Японии – пустой трёп. Если кто-то и считает, что у Америки и Японии могут возникнуть проблемы с обслуживанием госдолга, то это кто-то никак не доминирует на рынке облигаций. Судя по процентным ставкам, рынки считают, что (а) вероятность  дефолта этих страх крайне мала и (б) эта вероятность в последнее время снижается. Рынок считает, что даже небольшая инфляция (5-10%) в этих странах, не говоря уж о большой (10-20%), маловероятна.

С другой, кое-что в этой аргументации мне не нравится. Особенно применительно к Японии, в которой госдолг превышает 200% ВВП. Даже с учётом того, что большая часть этого долга находится в руках японских резидентов, перспективы представляются довольно бледными; где долгосрочный выход из нынешней, уже двадцатилетней стагнации – непонятно. Почему рынки считают, что вероятность дефолта или инфляции (являющейся, по существу, разновидностью дефолта по долгу в собственной валюте) так мала? Ответ, от которого Кругман с лёгкостью отмахивается – «пузырь» на рынке облигаций ведущих экономик в мире.

Правильно отмахивается. Конечно, возможно, что крупные игроки покупают облигации в расчете на временное подорожание – это происходит на рынках, когда ожидается приток всё большего числа спекулянтов. Но как это могло бы повлиять на цены, если речь идёт о продолжительном периоде и достаточно вероятном (если вероятность дефолта действительно высока) резком падении цены? Для этого нужны были бы игроки, которые вкладывали много и постоянно. Если такие игроки существуют и серьёзно недооценивают риск дефолта, то их наличие может объяснить высокие цены при большой вероятности дефолта.

И такой игрок, возможно, есть – китайское правительство. В последние годы оно купило огромное количество (на сотни миллиардов долларов) американских и японских гособлигаций. Даже при том, что в последние полгода оно снизило свои вложения в американские гособлигации за счёт японских (мелочь, десятки миллиардов), Китай является крупнейшим держателем этих бумаг. Никакой другой макростратегии, кроме как накопление валютных резервов с тем, что сделать юань подешевле и, значит, собственную продукцию конкурентоспособнее, у правительства нет.  Вместо того, чтобы пытаться что-то делать, китайское руководство клеймит остальные страны за их указания, что эта стратегия нежизнеспособна. Если бы оно знало о том, что у американцев и японцев могут возникнуть проблемы с обслуживанием долга, стратегию нужно было бы менять.

Кругман, убеждённый критик китайской политики в части занижения обменного курса, не замечает, что, возможно, именно эта самая политика позволяет поддерживать пузырь на рынке американских и японских гособлигаций, существование которого он отрицает. В любом случае - высказывания китайских лидеров (что объяснимо) и китайских экономистов (что менее понятно) показывают, похоже, что всерьёз обсуждать то, что большая часть того, что делает сейчас китайское правительство в сфере макро (не только курс, но и массированные госинвестиции), уже делалось другими развивающимися странами и кончалось плохо, никто не собирается. Что ж, так же было и в других развивающихся странах – кто обращает внимание на учебник экономики, пока гром не грянет?

Tags: @Эхо, Китай
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments