Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Categories:

Затих шансон, певец умолк

Из «Шанхайского дневника», про конференцию, про три доклада по экономической теории, которые я слушал, пленарный, секционный и просто доклад.

1. Пленарный доклад Дрю Фуденберга, который уже десять лет в одиночку представляет чистую экономическую теорию в Гарварде, автора учебника по теории игр 1991 года, по которому выучилась половина всех современных экономтеоретиков, про “Dual Selves”. Неудовлетворённость предположением о том, что все индивиды-экономические субъекты предполагаются совершенно рациональными, привела к тому, что последние тридцать лет, начиная с конца 1970-х, учёные-экономисты активно исследуют возможности отказаться от этих предположений. Предположение о рациональности по-прежнему удобно, когда речь идёт макроэкономических явлениях, но сейчас, когда экономическая наука научилась фокусироваться на гораздо более тонких и узких вещах (например, не «безработица в среднем в десять лет в стране», а «влияние изменений в предельных налоговых ставках на индивидуальные решения относительно времени выхода на пенсию»), нужны более тонкие инструменты.

Пересказать модель “Dual Selves” – не хватит времени. Задача перед Фуденбергом и его со-автором Левином стоит очень амбициозная: идея в том, чтобы построить такую модель стратегического взаимодействия двух «Я», которая бы учла результаты моделирования последних десятилетия (а это – тысячи работ только по теории, не считая экспериментальных и эмпирических). Но вот что показалось мне интересным.

Десять лет назад, когда я был на 8-ом Конгрессе Эконометрического общества, Дэвид Лейбсон, один из пионеров эмпирических исследований «отклонений от рациональности», рассказывал, в качестве престижного секционного доклада, работу о калибровке функции полезности с «гиперболическим дисконтированием» (это не рациональный подход) с помощью данных об использовании кредитных карточек. За десять лет, судя по вводным слайдам Фуденберга, такие калибровки стали совершеннейшей нормой жизни. Приятно, когда использование реальных данных приводит примерно к тем же результатам, что и лабораторные эксперименты, которые за последние десять лет разрослись в экономической науки до невозможности. В итоге чистая, теоретическая-теоретическая работа Фуденберга и Левина опирается на огромный пласт эмпирических результатов.

2. Секционный (такой доклад, который рассчитан не на всех 1500 участников конференции, как пленарный, а примерно на 500 человек, работающих в «большой области» - в данном случае «экономическая теория» + «микроэкономика» + «отраслевые рынки» + «политическая экономика») Джоэла Собела, автора одной из самых цитируемых работ по экономической теории всех времён, написанной в соавторстве с Винсентом Кроуфордом в 1982 году. (Нобелевская премия Собелу и Кроуфорду за «экономическую теорию информации» никого не удивит, хотя и не очень вероятна – немного слишком узкая тема.) Председательствовал Илья Сегаль из Стэнфорда, а статья называлась Giving and Receiving Advice.

Основная модель (тридцатилетней давности) – игра двух лиц. Первый сообщает второму информацию, а второй действует на основе этой информации. Первому небезразлично, что сделает второй, но интересы у них не полностью совпадают. Информация – непроверяемая и бесплатная (cheap talk) – первому ничего не стоит соврать, если это приведёт к тому, что второй сделает то, что ему нужно. С другой стороны, второй знает, что первый пытается заставить его сделать то, что нужно ему, первому, и учитывает это. В итоге равновесии первый сообщает часть информации. Вариации этой модели использовались экономистами повсюду: любые контракты (начальник-подчинённый) и вообще любой вопрос, связанный с оптимальным делегированием полномочий, лоббирование – фирма представляет информацию, а регулятор действует, выборы, экономика СМИ и т.п.

3. Работа, которая понравилась мне в обычных секция, Equilibrium Refinements in Dynamic Voting Games, была, во-первых, работой по теории игр; во-вторых, с ней выступал мой соавтор Георгий Егоров. Мне понравилась не столько статья (кому же не понравится собственная статья), а выступление. Год преподавания в одной из ведущих бизнес-школ в мире сказался, и очень заметно. Чистая теория – я бы даже сказал, совсем узкий теоретический вопрос – звучал в устах Егора бодро, ясно и занимательно.

История этой статьи очень проста. Рецензентам в одном журнале, куда мы послали свою Coalition Formation in Non-Democracies, не понравилось, что голосование описывается как игра, в которой участники голосуют одновременно, а в другом журнале, в который мы послали статью после неудачи в первом, рецензентам не понравилось, что участники голосуют теперь последовательно. Пришлось доказывать теоремы о том, что, при определённых условиях, два подхода эквивалентны. Примерно так: равновесия, получающиеся в последовательных играх удалением слабо доминируемых стратегий (например, исключаем те равновесия, в которых голос тех, чей голос ничего не решает на равновесном пути, отдан не за ту альтернативу, которая им милее всего) – это те же самые равновесия, которые возникают в играх с одновременными голосованиями, удовлетворяющие условию устойчивости относительно небольших случайных отклонений. (Для тех, кто слушал курс теории игр: тут не хватает исключения равновесий, неустойчивых относительно «дрожащей руки», нужно накладывать дополнительные условия.)

Так что теперь можно выбирать более удобный способ моделирования голосования как некооперативной игры (одновременное или последовательное) и ссылать на нашу статью, что это тоже самое. Два человека из аудитории сразу сказали, что смогут использовать наш технический результат. В современном научном мире, в котором статья по экономике, опубликованная в очень хорошем журнале, цитируется в среднем 1 раз (а в медианном – 0), это приятно…
Tags: мой маршрут, экономическая теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments