Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Categories:

Ура, мы ломим! (Репортаж из Швеции)

В РЭШ есть исследовательский центр, ЦЭФИР, а у этого центра есть несколько центров-побратимов: SITE в Стокгольмской школе экономики, BICEPS в Риге, KEI в Киеве и BEROC в Белоруссии. Каждый год мы проводим общую встречу (retreat) в одной из стран, в которых расположены центры. В этом году в Вакхольме, в крепости на берегу Балтийского моря под Стокгольмом.

Девять лет назад, на первой такой встрече в Риге, были в основном мечты. Мы, ЦЭФИР мечтали, что (а) наши статьи будут печатать в ведущих научных журналах в мире – тогда в активе всего ЦЭФИРа было три статьи Кати Журавской в серьёзных, но не ведущих журналах и (б) к нашим рекомендациям – созданным на основе прикладных исследований, а также полученных из опыта, связанного с написанием научных статей – будут прислушиваться журналисты, министры и президенты (тогда в активе ЦЭФИРа был уже доклад про ВТО). О том же, наверное, мечтали ребята из BICEPS (KEI и BEROC тогда ещё в помине не было).

За девять лет многое переменилось. В РЭШ-ЦЭФИРе участие в международной научной жизни стало нормой и, хотя публикация в топ-5 журнале по-прежнему почти гарантирует пожизненную позицию, они уже не выглядят экзотикой. Журналисты, министры и президенты прислушиваются во всю. KEI (также как и Киевской школе экономики) ещё предстоит пройти путь к серьёзным, по-настоящему влиятельным публикациям, но уже проделана огромная работа, к ним прислушиваются. В оглушительной тишине латвийской полемики о макроэкономической политике голос исследователей BICEPS слышен вполне отчетливо: пока политики и банкиры несут чепуху о необходимости не поступаться фиксированным курсом (интересно, если безработица будет не 20%, а 25%, латыши будут по-прежнему слушать? А 30%?), только экономисты из независимого центра могут твёрдо назвать вещи своими именами.

SITE, институт переходных экономик в Стокгольмской школе экономики, вполне оправился от упадка, вызванного исчезновением, как научной дисциплины, «экономики переходного периода». В 1990-е годы «переходная экономика» была областью активных исследований – даже специалисты по чистейшей экономической теории – Эрик Маскин, Маттиас Деватрюпон, … - занимались этой тематикой. Теперь всё ушло, растворившись в экономике развития, переживающей в последние пятнадцать лет очередное рождение, и политической экономике, только формирующейся (конечно, не впервые, а в очередной инкарнации) дисциплине. Точно так же как многие учёные, работавшие в «переходной экономике», перешли в экономику развития или политическую экономику, SITE успешно перестроился.

Экономика развития –- куда более широкая область, чем экономика переходного периода и конкуренция гораздо выше. В политической экономике свои проблемы: поскольку «отраслевых журналов» у неё пока нет, публиковаться очень трудно. Однако на рынке труда конкуренция пока слабая – с одной стороны, диссертаций по политической экономике очень много, когда ведущие вузы пытаются нанять политэкономиста (сейчас этим занимаются в основном исследовательские факультеты в ведущих бизнес-школах – GSB Stanford, GSB Columbia, Kellogg, LBS, etc), они сталкиваются с большими трудностями. В прошлом году – когда международный рынок экономистов был «рынком покупателя» - Келлогг, например, не смог заполнить все «открытые» позиции. Но у SITE прекрасный состав молодых профессоров – вовсе не все мировые центры, которые 15 лет назад специализировались на бывших социалистических странах, сумели перестроиться в ХХI веке.

Хотя эта встреча независимых исследовательских центров – не конференция в обычном смысле слова (наши академические исследования ни объединены никакой общей темой), есть день, отведённые на представление научных работ – хочется же знать, кто чем занимается! «Академический день» начался работой Стефано Делла Виньи (в своих статьях в SmartMoney – и в популярной книге, которая, я надеюсь, выйдет осенью я много цитировал его статьи – помните, калибровка рациональности индивидуальных предпочтений с помощью данных об использовании абонементов в фитнес-клубах), в соавторстве с тремя цэфировцами и Верой Мироновой из Университета Мэриленда. Выступал со статьёй Рубен Ениколопов, на которого в год, который Катя Журавская проводит, профессорствуя в Парижской школе экономике, лежит ответственность за лидерство в эмпирической политической экономике…

Это стало стандартом в эмпирических работах – должен быть естественный эксперимент (да, читайте Angrist-Pischke, Mostly Harmless Econometrics). В разгар гражданской войны в Югославии, в некоторых хорватских городках можно было принимать сербские радиостанции. Доступность приёма, географическая характеристика, не связана с другими характеристиками мест и людей, и это позволяет использовать вариацию этой характеристики для оценки влияния пропаганды, возможно, действующей в обратном направлении. Это же пропаганда, рассчитанная на «своих», но попадающая на «чужих»! Собственно, так и происходит: хорватские националисты получали больше голосов там, где, при прочих равных, у сербского радио был хороший приём...
Tags: ЦЭФИР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments