Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Categories:

Привлечь к себе любовь пространства, услышать будущего зов

Три из четырёх моих бабушек и дедушек когда-то работали в Госплане СССР. Со дня рождения одного из них, Михаила Яковлевича Сонина, исполнилось в воскресенье 100 лет.

Он был очень известным экономистом в своё время. Во-первых, потому что был первым советским «трудовиком» (лучшее, что было в экономике труда в советское время, делалось в разделе «демография») и, соответственно, был автором многочисленных глав «Экономика труда» в учебниках и справочниках, членом советов и оппонентом на защитах (среди прочих, он был оппонентом, по кандидатской диссертации, у Абеля Аганбегяна, последнего, наряду с Александром Гранбергом, выдающегося «прикладника» в советской экономической науке, и Анатолия Вишневского, одного из ведущих демографов страны последних десятилетий). Во-вторых, дедушка был активным и популярным публицистом – его статьи и колонки выходили в «Правде», «Известиях» и других газетах.

Не исключено, что его публицистический вклад был, по гамбургскому счёту, выше научного. Первый межотраслевой баланс рынка труда, составленный сначала в военные годы для управления мобилизованными «трудовыми потоками», сыграл важную роль на практике, но, с точки зрения мировой науки, не был, ни в каком смысле, прорывом. А вот две публицистические кампании, которые вёл дедушка требовали и мужества, и ума. Первая – в защиту «садовых участков» , того, что позднейшие поколения называли «дачами» и считали не привилегией, а неотъемлемой частью жизнь. А когда-то садовые участки были предметом ожесточенной полемики. Помимо всего прочего, их наличие вступало в противоречие с двумя характеристиками советской жизни – марксистской экономической мыслью (которая в советском исполнении осторовитяновых и цаголовых и их учеников была просто возвращением в среднековье – у учёных в обычном смысле слова половина рабочего времени уходила на борьбу с тёмным невежеством, опиравшимся, как это всегда бывает, на политическую поддержку) и установкой сталинской эпохи на деление общества на узкую элиту, ведшую крайне роскошную, по меркам даже латиноамериканских и африканских стран, жизнь и массу, которой предлагалось разного рода уравнивание. Садовые участки (как, например, и «хрущобы») были уступкой рождающемуся среднему советскому классу. Интересно, что дедушка совершенно не был фанатом собственного садового участка (фанатом была бабушка, специалист из нефтегазового отдела Госплана).

Второй темой публицистических выступлений была проблема алкоголизма. Как это всегда бывает, к теме трудно привлечь внимание – основным достижением является постановка вопроса. Неудивительно, что проблему первыми заметили демографы; до первого осознания важности этого вопроса политическим руководством страны было ещё десять лет, а до первых попыток что-то сделать – и того больше. Дедушка основал первый в стране Клуб любителей бега в Доме Учёных на Кропоткинской и вскоре для заседаний этого Клуба пришлось выделять главный зал, рассчитанный на сотни человек.

Самым интересным эпизодом из той книги, которую, надеюсь, я напишу о дедушке-экономисте, будет случай в конце 1970-х, когда бабушка, специалист по нефтяной промышленности, уже вышедшая на пенсию, написал в «Советскую Россию», политически важную газету, большое письмо. Ей хотелось обратить внимание на сложности, возникающие в СССР у пенсионеров в связи с тем, что практически невозможно было одновременно получать пенсию и работать – и существенными потерями на рынке труда из-за этого. Газета попросила ответить на это большое, на полстраницы письмо, крупнейшего демографа-экономиста в стране, то есть дедушку. (У них с бабушкой были разные фамилии.) В статье крупного учёного содержалось гораздо больше умных и серьёзных слов, чем в письме экономиста-пенсионерки, но анализ писем в газету показал, что в поддержку письма было сказано – и сказано по существу – куда больше…

К юбилею дедушки коллеги и ученики подготовили материалы об М.Я.Сонине в новом номере "Демоскопа". Прежде всего мне хочется поблагодарить Анатолия Григорьевича Вишневского и Жанну Антоновну Зайончковскую, которые, будучи занятыми и востребованными специалистами, ведущими демографами страны, проделали огромную работу.Там есть короткая биография, обложки книг, написанных дедушкой, его собственные воспоминания, продиктованные незадолго до смерти в 1984 году, и воспоминания моего папы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments