Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Categories:

Дорога в тысячу ли

Вчера прочитал «гостевую» лекцию в курсе математики, который читает мой коллега на факультете политологии в Вышке. Не совсем гостевую в полном смысле этого слова, потому что я принимал активное участие в составлении программы курса и вчерашняя лекция была «встроена».

Я говорил о рынке политических прогнозов – я об этом писал в SmartMoney. Кроме того, им будет посвящена первая глава популярной книжки, которую вот сейчас, осенью, выпустит Альпина. В книге (пока, условно, называется «Уроки экономики») изложено подробнее и яснее, чем было в журнале. Это очень хороший материал для популярной лекции, потому что рынок прогнозов (на нём торгуется бумага-обязательство выплатить, например, 1 рубль в случае конкретного исхода выборов) – это самый простой рынок, обладающий всеми главными экономическими свойствами плюс этот простой механизм предсказывает результаты выборов лучше, чем социологические опросы.

Простые математические формулы, которые я использовал матожидание (собственно, слово «матожидание» даже не нужно, можно говорить «ожидаемый выигрыш» - по моему опыту, даже старшеклассники отлично это понимают) случайной величины, которая принимает два значения. (Рынок прогнозов на конкретные выборы – это реальный рынок, где результат – два возможных значения, а цена – в точности вероятности, с которой продающий и покупающий оценивают возможность победы одного из двух кандидатов.) После этого мы поговорили о том, что значит «рынок выявляет информацию» - кто-то торгует, использую инсайд или эксклюзивное знание, и, через цену, все об этом узнают – и на примере рынка прогнозов, и на простом примере с двумя урнами. (Если «получить инсайд» - вытянуть шар, то цена, которую ты готов заплатить за урну меняется. Наблюдая только за ценой, можно узнать, каков был инсайд – какого цвета был вытянутый тайком шар.)

Первокурсники факультета политологии мне понравились – правильно выкрикивали ответы, активно отвечали на вопросы, смело выходили к доске, приводили разнообразные примеры – чего ещё может ожидать лектор. Из этого яркого впечатления у меня родилась вот какая мысль.

В следующее десятилетие мы увидим в российской политологии, в академической части, сцену столкновения «старшего поколения политологов», только-только, в последние десять лет, захватившее какие-никакие «командные высоты» в российском академическом устройстве и нового поколения, которое будет знать Юма, Гоббса,Вебера, Скочпол, Мура, Хантингтона и Райкера не хуже старшего поколения, но будет гораздо сильнее технически. Перед этим поколением, собственно, стоит задача создания «окна в Европу» - в нашей стране пока нет ни одного учёного-политолога, который имел бы хоть сколько-нибудь заметный научный авторитет в мире в областях, не связанных с изучением непосредственно российской политики.

Это не невозможно. Выготский, Лотман, Бахтин не воспринимаются же в мире как специалисты по русской литературе. У нескольких профессоров РЭШ – речь идёт не о сравнении масштабов – большая часть работ или все работы – никак не связаны с российской тематикой. (У меня, например, меньше половины работ – и даже наша «политологическая» статья, опубликованная в APSR, не про Россию.) Политологов, которым я читал лекцию вчера, ожидает долгий и трудный путь, но начало у них, первые полтора месяца, хорошее.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments