Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Categories:

Не столь прекрасно, сколь неповторимо

Сначала я хотел назвать отчёт о дебатах Полтеровича и Ясина в диспут-клубе АНЦЭА – «Битва железных старцев», по названию главы в романе Стругацких «Жук в муравейнике», но постеснялся – слово «старец», чтобы оно ни значило, ни подходит ни одному, ни другому. И всё же – параллели с бессмертным романом и его продолжением, «Волны гасят ветер», вовсе не заканчиваются железностью и опытностью участников. Там сходятся в чисто интеллектуальном, по существу, споре два специалиста по контактам с внеземными цивилизациями - теоретик Бромберг и практик Сикорски-Экселенц, на стороне которого – симпатии авторов. Евгений Григорьевич даже похож на Экселенца внешне!

Полтерович последовательно изложил список претензий к реформаторам, каждая из которых хорошо укоренена в интеллектуальной традиции и каждая, как мне кажется, слишком ex post. (Когда-то у меня было статья про «экономические дебаты 1990 года» - мини-исторический обзор.) Не зря один из вопросов, который задал ему оппонент, выглядел так, - Так что, реформы не проводить? Звучали ужасные цифры – в 1991 году цены выросли в 2,6 раз, а в 1992 году – в 26. Мой первый вопрос – можно было задать по два – был обращен ко всем: хорошо ли понятно, что в первый из этих двух лет потеряна большая часть «богатства»? (Да, это сложно. Представьте, что на начальный запас богатства вы могли купить 100 кг еды. Тогда после первого года – примерно 35 кг, то есть потери – 65 кг. Во второй год останется денег на 1 кг, то есть потери вдвое меньше.)

Ясин не менее последовательно изложил аргументы о том, что альтернативы не было. Дело не в том, плохо или не плохо проводились реформы – они заведомо оправданы тем, в каком состоянии была страна перед их началом. Пришлось в итоге отвечать на вопрос о том, как бы выглядел тот самый «катастрофический сценарий» при том, что тот сценарий, который получился в реальности, был довольно катастрофичным.

Вели вечер Александр Аузан (экономфак МГУ) и Евсей Гурвич (ЭЭГ). Остальные вопросы зала были хороши как всегда. Владимир Попов, профессор РЭШ, задал трогательный вопрос, - Почему нельзя было восстановить управляемость в 1990-м году так, как восстановили её между 1928 и 1935? Ясина спросили, - Какую роль играли иностранные советники? – Никакого, - сказал Ясин, - Ну, те кто с ними общался, хоть английский знали. – Не знали, - весело выкрикнул из зала Леонид Григорьев, замминистра экономики в том правительстве. Студент экономфака спросил о мудрости «привязки рубля к доллару и евро»; Ясин коротко объяснил про плавающий курс и, не произнося таких слов, про сглаживание колебаний. Андрей Яковлев спросил, - Могут ли промежуточные институты, за которые ратует Полтерович, оказаться «институциональными ловушками»? Владимир Дребенцов, главный экономист ВР, ехидно спросил – раз Виктору Мееровичу так близки идеи индикативного планирования, вмешательства правительства в управление предприятиями и т.п., то ему, наверное, очень нравится развитие в последние несколько лет…

Свой второй вопрос я истратил так – спросил ВМ о том, как можно оценивать методы лечения – пусть даже после того как больной умер, ничего не говоря о том состоянии, в котором он попал в больницу? Остался без ответа – заранее написал я и поторопился, потому что ВМ ответил подробно – СССР был результатом столь же непродуманного и неправильного эксперимента, см. мои книги…

Сейчас ещё выступления с комментариями начнутся. Жалко, трансляции нет – неповторимое мгновение.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments