Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Categories:

Хроника русской катастрофы, эксперт

Вдогонку к дискуссии о Национальной премии по прикладной экономике 2012 года - интервью Андрея Маркевича, который получил эту премию вместе с Марком Харрисоном из Уорвика, в "Эксперте", с красивыми иллюстрациями (тот же знаменитый график в цвете) и само по себе очень интересное. Подробное объяснение того, как работают экономические историки с источниками, какие проблемы были  в данном случае (работа покрывала 1913-1928 годы), ну и т.п.

Там ещё интересное упоминание о Льве Литошенко, российском экономисте, который провёл год в Стэнфорде в 1920-е годы, написал там очень важную работу про сельское хозяйство, вернулся, попал в тюрьму и был казнён во время "Большого террора" в 1936 году. Работа осталась в Гуверовском институте и была опубликована только в 2001 году...

Я про Литошенко узнал шесть лет назад, когда был в Стэнфорде с семинаром. Понятно, что такая судьба не может не интересовать и меня, и коллег по РЭШ - человек уехал работать и жить в идеальные условия, вернулся и погиб. Я никогда за границей не учился, но вот так возвращался, после года проведённого в каком-то из мировых научных центров, уже трижды. Неудивительно, что история Литошенко меня волнует. 

Но таких историй, на самом деле, много. "Средние века" в российской экономической науке, наступившие в конце 1920-х и начавшие заканчиваться, я считаю, в районе 2000-го, с переездом в Москву Кати Журавской (вернувшей, через десятилетия, признание "российским экономистам" в мире) и Ксени Юдаевой (вернувшей, через десятилетия, современную экономическую науку в дискуссию о практической политике на высшем уровне) - эти "средние века", в ходе которых, "корифеями", "академиками", руководителями институтов становились люди, которых во времена Туган-Барановского и Кулишера в лаборанты бы не приняли - "средние века" были рукотворными. Рукотворными в том смысле, что нужно было, чтобы погибли Чаянов, Кондратьев, Литошенко и многие другие, чтобы прекратил экономическую работу Слуцкий и тогда, в освободившееся место, ворвались и расцвели там цаголовы и островитяновы. (Да, загадочным образом улица в Москве названа именем деятеля, основным достижением которого было то, что он выдавил из Москвы единственного русского Нобелевского лауреата по экономике.)

Так что у присуждения премии историкам есть и дополнительный положительный аспект. Не только возвращается история ВВП на душу населения, но и возвращаются имена, которыми можно гордиться. Когда ещё у нас назовут что-нибудь именем Евгения Слуцкого, единственного экономиста из нашей страны, имя которого - точнее, понятие, названное в честь него, есть в любом учебнике по микроэкономике?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments