Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Category:

Колонка в "Ведомостях", старая битва

Правила игры: Защита от политики
"Ведомости", 28.08.2006, №159 (1686)

В последнее время произошло несколько событий, которые привлекли внимание экономистов к Центральному банку России. Сначала ЦБ признал в проекте “Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2007 г.”, что в условиях все увеличивающегося притока нефтедолларов и стремительного наращивания госрасходов не сможет одновременно бороться и с инфляцией, и с укреплением курса рубля. Это российский или, точнее, нефтеэкспортный вариант классической дилеммы любого центробанка — борьба с инфляцией или более высокие темпы роста. Наш ЦБ выбрал борьбу с инфляцией, однако только что президент Путин обозначил другой приоритет — как раз борьбу с укреплением реального курса рубля. Указания президента — это проверка характера, с которой нынешняя команда ЦБ еще не сталкивалась.

Это в 90-е гг. ЦБ России был одним из самых обсуждаемых органов государственной власти. Страсти кипели нешуточные. То Виктор Геращенко, председатель Центробанка в первые годы реформ, пытался предотвратить спад производства, выдавая кредиты непосредственно предприятиям и разгоняя таким образом инфляцию. То Сергей Алексашенко, первый заместитель председателя, в июне 1998 г. отрицал, что рубль переоценен и девальвация неизбежна, обвиняя оппонентов чуть ли не в предательстве Родины. Были и неожиданные обмены купюр, скачки валютного курса, черный вторник 11 октября 1994 г. и понедельник 17 августа 1998-го. После 2002 г., когда ЦБ возглавил Сергей Игнатьев, банк постепенно стал сходить с первых полос газет и экранов телевизора. Отчасти это было лучшим свидетельством профессионализма новой команды. Однако отчасти дело в том, что за последние пять лет денежная политика и независимость ЦБ не подвергались по-настоящему серьезным испытаниям.

Сейчас же вертикаль кремлевской власти такова, что ее представителям независимость ЦБ кажется чем-то подозрительным и опасным. Но независимость Центробанка — это не независимость, скажем, Татарстана или Абхазии. Независимый Центральный банк — это специальный институт рыночной экономики, и идея его независимости — это не просто достижение теоретической мысли. (Нобелевская премия по экономике 2004 г. была вручена Эдварду Прескотту и Финну Кидлэнду как раз за работы по динамике денежной политики, отчасти послужившие обоснованием предоставления центробанкам большей свободы.) За независимость центробанков отдали свои — нет, не жизни, но лучшие годы — те, кто жил в эпоху стагфляции, т. е. поколение 70-х в Латинской Америке да и по всему миру. Интересы конкретных политиков — рост перед выборами, обменный курс, который дает одним отраслям преимущества перед другими, — не всегда совпадают с экономическими интересами страны, и независимость ЦБ служит защитой.

Независимость ЦБ что в России, что в Англии или Америке — это лишь независимость от краткосрочного политического вмешательства. Председатель ЦБ назначается президентом и утверждается парламентом, так что способы повлиять на политику ЦБ в целом есть. Однако оставьте ЦБ решать самому, чем ему заниматься в 2007 г.; нам же с вами — и президенту, и простым гражданам — будет лучше, если окончательное решение будет принято без нас.<\lj-cut>
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments