Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Categories:

Про организацию науки, wonkish

На конгрессе Европейской экономической ассоциации/ESEM в Малаге впервые на моей памяти да и вообще впервые коллег из ВШЭ (Натхов, Замулин, Попов, Лазарева, Сюняев, Полищук, Соколов) больше, чем из РЭШ (РЭШ: Храпов, Стырин, Измалков, Михайлова и я). Это, конечно, мало что означает, потому что мы меньше по размеру, и всё же интересно. Выпускников РЭШ, конечно, гораздо больше: Алексей Кушнир (Университет Цюриха), Ольга Горелкина (Институт Макса Планка), Олег Щетинин (Университет Гётеборга), Мария Путинцева (Университет Цюриха), Андрей Васнев (Сиднейский университет), тот же Попов (ВШЭ) – если кого не заметил в программе, извините, напишите и я добавлю. (UPD: Ольга Сливко, выпускница ВШЭ, Universitat Rovira i Virgili.) 

Вот у меня какие два соображения. Сейчас первый год, когда, можно сказать, во ВШЭ появилась значительная группа учёных, работающих на нормальном международном уровне. Принятие статей на ЕЕА/ESEM и NASM – это (очень грубо, конечно) – минимальный уровень для современного учёного-экономиста. Две следующие границы, пока ВШЭ не преодолённые, выглядят так: первая – регулярные публикации в топ-100 журналах, вторая – регулярные публикации в ведущих международных журналах. Эти границы преодолены РЭШ (вторая, очевидно, недавно и пока еле-еле), но соображение у меня не про это. По этим двум точкам можно прикинуть, какой срок отделяет другие экономические факультеты/институты в нашей стране от международного уровня. С момента, когда на экономическом факультете начинают активно писать работы, целясь в нормальный уровень до момента, когда статьи начинают регулярно приниматься, проходит 5-7 лет. Эти же 5-7 лет, при оптимальном развитии событий, отделяют сейчас ВШЭ от уровня топ-50 европейского факультета экономики. (Сейчас РЭШ – примерно номер 50 в Европе, ВШЭ – 150; чтобы это увидеть, нужно в европейском рейтинге исключить чисто исследовательские центры и «дубли», образующиеся за счёт того, что в этом рейтинге могут участвовать и отдельный факультет, и вуз целиком.) Соответственно, все остальные российские экономические факультеты отделяет от топ 50-100 примерно 10-15 лет при самом оптимальном сценарии. (В принципе, ФМ СПбГУ находится чуть ближе, но это несущественно.)

Второе соображение является, скорее, наблюдением по итогам круглого стола про новые научные центры в Европе. Я всё думал, что близкое сотрудничество РЭШ и ВШЭ – это отчасти проблема, потому что два ведущих (с огромным, см. выше, отрывом) исследовательских факультета должны конкурировать между собой. Но, оказывается, это сейчас модный тренд – два из четырёх ведущих факультета экономики – Paris School of Economics и Barcelona GSE – это, по существу, «зонтичные проекты». PSE было создана для того, чтобы обойти невозможную французскую бюрократию, при которой университеты были вынуждены платить экономистам (дорогая профессия) столько же, сколько историкам, например. Очевидно, все хоть сколько-нибудь стоящие французские экономисты работали до последнего (создания TSE в Тулузе) времени за границей. А PSE даёт возможность госуниверситетам конкурировать на рынке за хороших экономистов. Но Barcelona GSE, образованная, в том числе и UPF (очень сильный факультет) и UAB – более релевантный пример.
Tags: образование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments