Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Category:

Профессора и студент

Летом есть время на долгие разговоры, в том числе и по делу. На дне рождения профессора нашего бакалавриата (СБ ВШЭ-РЭШ) у четырёх профессоров зашёл разговор о том, почему наши студенты всё время пытаются давить на нас с тем, чтобы в программе было больше «деривативов», «бухучёта» и «маркетинга» и меньше античной философии и эволюционной антропологии. (У нас большой выбор курсов, но довольно жёсткие ограничения на «направления» - одновременно нельзя брать три экономических или три математических курса, например). По счастью, под рукой – дело было на даче – оказался студент и мы подступили к нему с вопросами.

Впрочем, студент был не лыком шит и мне пришлось предложить свои ответы на вопросы о том, зачем экономисту может понадобиться курс антропологии, теории Галуа, европейской литературы или введение в сравнительное языкознание. Поскольку студенты любят конкретные ответы на конкретные вопросы (и не любят в этом признаваться) пришлось давать конкретные ответы – ниже приведено четыре примера. Но у меня был ещё один ответ – абстрактный, который должен был бы быть самым убедительным. Будет последним.

В ответах на следующие четыре вопроса есть единое логическое основание. А именно – это неправда, что оптимальным способом обучиться навыку Х является прослушивание курса «Введение в навык Х».

Для простоты я всё время буду отвечать студенту, которого в жизни не интересует ничего, кроме денег, которые он заработает, устроившись после СБ в Голдман Сакс, Яндекс или РусАл.

Как должен выглядеть курс, готовящий к освоению необычного материала?

В огромном количестве случаев проблемы, с которыми сталкивается бизнесмен, сотрудник фирмы, топ-менеджер – это необходимость быстро и эффективно осваивать информацию, которая непохожа на то, с чем сталкивался до этого. Можно поставить в программу бакалавриата курс «Освоение необычного материала», подготовить упражнения и т.п., но этот курс будет малоэффективным – упражнения будут специально препарированы, студенты будут знать, какой конкретный навык будет развивать какое конкретное упражнение. Курсы по предметам вне экономического и математического «ядра» - то же Введение в биологию – можно рассматривать как раз как такие курсы. (Забудем для простоты аргументы про то, что шанс, что профессиональному экономисту придётся работать в отрасли, связанной с биомедициной, очень велик, особенно в развитых экономиках.)

Как должен выглядеть курс, готовящий к решению сложных задач?

Школьная и олимпиадная рутина приучает будущих студентов – особенно таких, как студенты СБ (сплошные всероссники или люди с ЕГЭ за 390) – к тому, что все встречающиеся в учёбе задачи решаются быстро. В реальной жизни – в том числе в самом что ни на есть практическом бизнесе – встречаются проблемы, которые требуют, бывает, многодневного или даже многомесячного обдумывания. Курс теории Галуа или теоретической информатики научит долгому, постепенному и тяжело дающемуся размышлению над задачами куда лучше, чем спецкурс «Навыки решения сложных задач».

Как должен выглядеть курс, готовящий к общению?

Понятно, что мы учим студентов и писать, и выступать, и слушать, и задавать вопросы, и участвовать в обсуждении. Но это только часть коммуникационных навыков. Но для того, чтобы находить общий язык с коллегами по отделу, нужно иметь общий «фундамент». Пушкин, Рязанов, Пугачева объединяют нас с теми, кто вырос в России. Гомер, Коппола, Кандинский – элементы общего фундамента с людьми из других стран. Наши «гуманитарные» курсы - История искусства, Шедевры европейской литературы, Философия и т.д. - одновременно помогают нарастить этот фундамент и учат его наращивать. Будет легче общаться, будет эффективнее работа, быстрее карьера и выше зарплата.

Как должен выглядеть курс, готовящий к общению с людьми других культур?

А что если общего фундамента нет? Какие навыки позволят строить коммуникации и совместную работу в этом случае? За последние двадцать лет тысячи фирм стали «интернациональными», открыв офисы по всему миру, набрав местных сотрудников и т.п. В следующие двадцать лет значительная часть русского бизнеса будет процессом распространения того, что есть в Москве, по всей стране. Столкновение культур для бизнесмена – издержки и потеря прибыли, но как можно подготовить будущего управленца к работе с другими культурами? И Введение в лингвистику и Социальная антропология, можно считать, курсы подготовки к таким ситуациям. Это бухучёт можно выучить на месте за неделю…

Последний аргумент: Почему нельзя поверить мне на слово?

А всё-таки странно. Получается, что у нашего «среднего студента» в голове примерно такая схема. Для достижения его/её целей (у каждого свои – деньги, знание, человеческое счастье) нужны курсы по экономике и ещё больше по финансам. В крайнем случае по математике и программированию. Замулин же, Сонин и Ко («Ко» включает и членов Совета программы и всех кто её утверждал вплоть до ректоров ВШЭ и РЭШ) насильственно пичкают их философией, историей искусства, биологией, физикой, литературой, лингвистикой и т.п.

Вот мне интересно – как в голове у этих студентов выглядит наша (руководителей программы) целевая функция? Почему, считают студенты, они (студенты) понимают , что им нужно, а мы – нет? Мы – идеалисты, считающие, что без Аристотеля человек не имеет морального права работать в Маккинзи или Бейне? Или мы понимаем, что им нужны бухучёт с аудитом, но по какой-то другой причине впихиваем Плутарха с Мейерхольдом? Может, они (философы с историками и физиками) просто нам платят?! Что, правда студенты про нас так думают? А если нет – то как объяснить постоянные попытки менять программу?…

А на самом деле - чего мы хотим от студентов? Чтобы, если им ничего не надо в жизни, кроме денег, они порвали всех на рынке труда выпускной весной. Чтобы, если им раздвинуть границы человеческого знания, их взяли, на том же четвёртом курсе, в лучшие аспирантуры мира. Чтобы, наконец, если им захочется заняться чем-то другим – помогать людям в общественной организации, благотворительной или правительственном учреждении – чтобы у них были все необходимые навыки для этого. Что нам – тем, кто придумал эту программу, ей руководит, всем тем, кто преподаёт, всем тем, кто давал советы и помогал – что нам ещё нужно? Ничего.

Да, наша программа – в которой только половина курсов математика-экономика-финансы, а всё остальное – по выбору, в котором есть всё – от Гомера до Гейзенберга, отвечает именно этим задачам. Кто-то – кто расписывает программу от матана в первом семестре до бухучёта в последнем – думает, что нужно по-другому. А мы думаем, что нужно именно так.
Tags: бакалавриат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 152 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →