Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Categories:

Трио в колодезном квадрате двора

Сегодня вечером, в 20-00 пойду на «Эхо» говорить про «экономику в ступоре» и хотел собрать пару мыслей заранее.

1) Российская экономика уже несколько месяцев стагнирует и существует удивительно консенсусный пессимизм на этот счёт. Среди прочих устойчивых индикаторов пессимизма – российский фондовый рынок, который, по опыту, является довольно хорошим прогнозистом того, что происходит в нашей экономике. (Конечно, происходящее на фондовом рынке не является причиной того, что происходит в экономике – просто, по опыту, он чувствует, что происходит раньше и точнее, чем эксперты.) Российские индексы так и не восстановились после 2008-09 и это при том, что, скажем, Доу Джонс вырос почти в два раза. (Вопреки распространенной глупости, это не вызвано политикой количественного смягчения ФРС – для цен важна денежная масса, а не то, что печатает центробанк.)

Почему консенсусный пессимизм кажется мне удивительным сам по себе? Мы так мало знаем про российский тренд-цикл (потому что история очень короткая – всего двадцать лет) и все уверены, грубо говоря, что это «новый тренд».

2) Есть люди (хорошие и уважаемые), считающие, что при нашей структуре экономики темпы роста 1-2% в год – норма, а не исключение. (Тут приведены аргументы в пользу этого и красивые диаграммы.) Мне кажется это рассуждение неправильным. Рост с темпом 4-5% - это как раз, по опыту других стран, перемены в структуре экономики и нужно смотреть не на то, как выглядит деление по отраслям сейчас, а на то, почему эта структура не меняется.

О том, почему она должна меняться, говорит, собственно, модель Солоу. (Есть масса моделей, говорящих о том, как она могла бы меняться, но Солоу проще.) В странах с высоким ВВП на душу населения и высокой производительностью труда капитал (можно считать – производственный капитал на одного сотрудника) уже находится на оптимальном (максимальном при фиксированной производительности) уровне. Инвестирование не даёт никакого роста – потому что при существующем общем объёме капитала и низкой предельной отдаче (а откуда быть высокой отдаче, когда капитала уже очень много?) все инвестиции идут на замещение выбывшего капитала. Поэтому рост в развитых экономиках возможен только с темпом технологического прогресса.

Но в России производительность труда в большинстве отраслей в 2-3 раза ниже, чем в развитых странах. Иными словами, каждый станок/прилавок/столик обслуживает в 2-3 раза больше людей. Это значит, что логика предыдущего абзаца к нам не имеет никакого отношения – рост должен быть в плюс к технологическому прогрессу – за счёт добавления капитала до того же уровня производительности труда. Вот почему этого не происходит – правильный вопрос.

3) А ответ на «правильный вопрос» - как раз институты. Почему фирмы не покупают новое оборудование и не переучивают работников? Представьте, какую прибыль можно извлечь, если производительность стала бы вдвое выше (всё равно значительно ниже того, что в Америке и Европе) – под такой проект можно было бы кредит под 50% в год брать, не то, что под 10-15. Но у нас слишком велик риск, что почти всё отнимут – если фирма маленькая, или что придётся нанимать столько бухгалтеров, юристов, охранников и лоббистов, что бизнес станет невыгодным – это ответ, почему не хотят инвестировать крупные холдинги.

Те же самые причины (неэффективные чиновники, коррумпированная полиция) были на месте и 10 лет назад, а темпы роста были высокими. Ну, во-первых, рост был «восстановительным» - можно было, грубо говоря, использовать прежние мощности + цены на нефть росли (они и сейчас очень высокие, но больше не растут). Но у меня есть ещё гипотеза, довольно умозрительная. А именно – раньше крупный бизнес мог инвестировать и извлекать прибыль (не забывайте, что при коррумпированных регуляторах и полиции маржа для крупных участников рынка выше, чем в конкурентной среде!). Но за 10 лет в России сильно усилились «силовики» всех мастей и теперь даже крупный бизнес относительно слаб. Речь не про наезд «сверху» - от этого крупный бизнес и не был защищен, но теперь стало очень дорого защищаться от налоговой, прокуратуры, полиции, спецслужб и, одновременно, воров и бандитов – их деятельность не угрожает существованию крупной фирмы и её владельцев, но издержки общения с ними стали такими большими, что и для крупного бизнеса расширение (смотрите на ритейл, кафе и т.п. – при имеющемся уровне/росте реальных доходов расширение в этих областях могло бы быть десятки процентов в год) становится слишком дорогим.

Поэтому же и мастштабные инвестиции в инфраструктуру, предпринятые в последние годы, не дают отдачи – что толку, что куда-то ведёт хорошая дорога или где-то проложен высокоскоростной интернет, если угроза отъёма делает бизнес малоприбыльным.

4) Никаких реформ не ведётся и не планируется. Рейтинг Doing Business так же важен для ведения бизнеса, как показатель температуры тела – для здоровья. Высокая температура говорит о проблемах со здоровьем, низкий рейтинг DB – о том, что условия для бизнеса плохи. Но поставить задачу – сделать температуру 36,6 – вовсе не то же самое, что вылечить больного (или даже улучшить здоровье). Точно так же задача «подняться в рейтинге DB» - слабая помощь. Может быть, для какой-то африканской страны подъём в рейтинге и помог бы на деле (ну, как аспирин помогает от многих болезней), но Россия – относительно богатая развивающаяся страна – вовсе не тот больной, которому могу помочь такие средства.

Что поможет помочь «прямо сейчас»? Я думаю, что чем больше президент/премьер-министр будут напоминать всем, что бизнес – это то, что производит благосостояние и никакие силовые ведомства ничего не производят (точнее, производят - только в той степени, в какой способствуют бизнесу) – тем будет лучше. Это, конечно, мелочь – так «прямосейчас» больше ничего и не сделаешь. Но хотя будет правильное направление.
Tags: экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments