Константин Сонин (ksonin) wrote,
Константин Сонин
ksonin

Categories:

Денежный вопрос

ВЕДОМОСТИ

Не пускать политиков к печатному станку

Быстрый рост российской экономики в начале ХХI века объяснялся несколькими факторами, только один из которых был рукотворным. Ни низкая «стартовая точка» (после глубокого спада быстро расти легче), ни высокие цены на нефть не были результатом деятельности политического руководства — ему просто повезло. А вот макроэкономическая политика — консервативность в области расходов, создание резервных фондов, защита Центробанка от лоббистов инфляционного финансирования — была именно достижением президента и правительства.

Сейчас от этой макроэкономической политики остались обломки — и в части расходов целые статьи бюджета уже давно не находятся ни под чьим контролем (достаточно посмотреть, как связаны запланированное и реальное финансирование в лоббистски сильных отраслях), и резервные фонды защищены не так хорошо, как раньше. Однако есть участки экономического фронта, на которых макроэкономика удерживает позиции. Например, инфляция в среднем снижалась. В частности, потому, что Центробанку удается — удавалось даже во время острой стадии финансового кризиса — отбивать нападки тех, кто хотел бы финансировать предприятия за счет печатания денег.

То, что ситуация, когда кто-то пытается выбить — прямо как в начале 1990-х — кредит у ЦБ для своего проекта, плохая, понятно каждому. Действительно, если фирма не может получить кредит на рынке или у коммерческих банков, то, значит, ее кредитовать невыгодно. Если ее невыгодно кредитовать коммерческим банкам, то невыгодно и ЦБ. То есть такой кредит может быть только следствием «политического ресурса» и является, по существу, перераспределением государственных денег частным лицам. Слегка закамуфлированная коррупция.

Более сложный вопрос — почему нельзя заставлять ЦБ снижать процентные ставки для всех фирм в экономике. Почему ЦБ по закону независим? Почему делается так, чтобы президент, Дума или какая-то политическая комиссия не могли говорить центробанкирам, какую ставку процента назначить? Независимость ЦБ основана на долгом и болезненном опыте: во многих странах политическое давление на денежные власти приводило к инфляции. (Наш опыт начала 1990-х лишь один, хотя и яркий пример.) Просто потому, что у инфляционного финансирования нет никаких отрицательных сторон в краткосрочной перспективе — печатание денег (снижение ставки, расширение ломбардного списка, снижение требований к резервам) всегда имеет непосредственные положительные последствия. В любой момент министр экономики, отвечающий за рост сегодня, этому рад. И рады менеджеры фирм, получающие дешевый кредит сегодня. Однако инфляция убивает экономический рост, и, чтобы разорвать эту связь (интерес политиков к печатанию денег), была придумана специальная юридическая схема, защищающая тех, кто отвечает за борьбу с инфляцией от политического давления, — независимый Центробанк.

Сейчас, когда наступили тяжелые — экономически — времена, низкие темпы роста и растущая инфляция, эта независимость становится особенно важной.

Читать этот же текст на сайте "Ведомостей"

Дополнительные соображения:

Мысль об этой колонке у меня - несмотря на всю ее актуальность для текущего момента у нас в стране - при чтении результатов опроса, проведенного одним институтом Чикагского университета. Вопрос задавался американским макроэкономистам, причем список опрашивамых был сбалансирован по политическим взглядам. То есть все в этом списке - профессиональные экономисты, специалисты по макро и плюс к этому - представители разных частей американского политического спектра, от последовательных консерваторов до последовательных дирижистов. Конечно, политические взгляды не помогают в научной деятельности, но вопрос, который задавался - вполне практический и ответ в принципе может зависеть от политических взглядов.

Вопрос там - отношение к инициативе, которая поставила бы политику американского центробанка в зависимость от парламента. Понятно, что как российский ЦБ, так и американский зависят от политических структур - президент предлагает, парламент утверждает, но тут речь идет - как и у наших "спецов" - именно о прямом контроле парламента (или его комиссий) над денежной политикой. Это сейчас - мечта республиканского большинства в палате представителей (низкие ставки процента невыгодны "классу рантье").

Так вот результаты - ни один макроэкономист (повторяю - представлены все части политического спектра) не поддержал идею парламентского контроля. Различается степень уверенности в своей реакции (там можно выбрать уровень), но не ответ.

Интересно, кстати, что даст опрос наших макроэкономистов. Число специалистов по этой тематике (скажем тех, кто имеет хоть одну публикацию по макро в топ-200 мировом журнале в последние 20 лет) так мало, что можно попробовать опросить всех. Тогда можно не балансировать по политическим взглядам - тем более, что про большинство трудно сказать, какие у них политические взгляды.
Tags: колонка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments