?

Log in

No account? Create an account
Записи Френдолента Календарь Инфо Назад Назад Вперёд Вперёд
Маша Гессен в Чикаго - ДНЕВНИК ЭКОНОМИСТА
ksonin
ksonin
Маша Гессен в Чикаго
Чикагцам - напоминаю, что завтра, в среду 25 октября в 18-00 в Seminary Co-op на 57-ой, одном из главных книжных на кампусе университета, Маша Гессен будет представлять свою новую книгу "The Future is History", а я буду "интерлокутором", соучастником разговора автора с читателями. Ниже - повтор моей сентябрьской записи про эту встречу (в предыдущий раз я перепутал дату мероприятия).

Надо сказать, что я видел Машу вживую примерно два раза в жизни - один раз у Зимина и полулегендарной "конференции диаспоры" в 2010-м году. (Машин онлайн-репортаж оттуда - отдельная песня: интересно посмотреть через семь лет, кто переехал в Россию, кто сел в тюрьму... И какие у меня в блоге тогда были бэттлы - какие были комментаторы, богатыри-не-мы). Это не мешает мне восхищаться её творчеством - я знаю мало, но то что знаю, ценю высоко. В предисловии к "Совершенной строгости", биопике Григория Перельмана, я попытался это как-то внятно сформулировать. Впрочем сейчас, через восемь лет, проще сказать так - Маша Гессен - это главный русский автор, пишущий по-английски. И один из двух-трёх современных русских авторов, книги которого раз за разом становятся мировыми событиями.

"The Future is History", новая книга с подзаголовком "How Totaliarianism Reclaimed Russia" (не спешите реагировать, дочитайте до конца - хотя бы до конца моей записи!) - это документальная проза, история последних тридцати лет России, нанизанная на биографии нескольких человек, родившихся в 1980е, их родителей и друзей.

Признаться, я не верю в деление литературных произведений на "художественные" и "документальные", fiction и non-fiction. Шекспировский "Ричард III" - не в меньшей степени исследование природы власти, чем "Государь" Макиавелли или "Номенклатура" Восленского. В двадцати четырёх строчках стихотворения Бродского "Одному тирану" не меньше понимания структурного сходства между Муссолини, Гитлером, Сталиным, Ракоши, Стресснером чем в научных статьях со статистическим анализом или математической моделью. "Реквием" Ахматовой и "Софья Петровна" Лидии Чуковской не менее информативны, чем "Крутой маршрут" Лидии Гинзбург, образец русской документальной прозы ХХ века, а военная проза Василя Быкова ничуть не менее документальна, чем воспоминания о войне, собранные в книгу Светланой Алексиевич. В русской традиции, в отличие, например, от американской, всегда доминировала художественная литература и документальной отчётливо не хватает.

Чем хороши книги Гессен - что про Перельмана, что нынешняя? Мне трудно объяснить, почему Маша Гессен - русский автор (пишет-то она по-английски, и биография Перельмана выходила в переводе), но у меня в этом нет ни малейших сомнений. Как в авторе литературных произведений, в ней всё вообще русское. И при этом есть совершенно нехарактерная для русского документалиста - что историка, что публициста - черта - нейтральность, холодность и даже отчужденность по отношению к своим субъектам. Лучшие англоязычные историки - что Манчестер, что Каро, что Монтефиоре (и множество других) - пишут биографии, не проникаясь любовью к героям и ненавистью к злодеям. В России интересной документальной прозы и политических биографий наперечёт, но и в самых лучших экземплярах заметна "моральная позиция автора", убивающая напрочь интерес к фактуре. Русскому автору всегда почему-то нужно выбрать того, кто был прав, и того, кто был виноват. Поэты, от Пушкина до Щербакова, в этом смысле были объективнее.

Бывают исключения - в "Наполеоне" Тарле любовь историка к герою-иностранцу удачно скомпенсировалась разоблачением классового врага, а в "Батые" Яна - патриотизмом, но это именно исключения. Другим масштабным исключением является Шолохов, автор с уникальной отчужденностью, если не сказать хирургической безмятежностью. И Пушкин, если записать "Капитанскую дочку" в раздел историко-биографических исследований. Но Пушкин, у которого симпатичны и офицеры, и пугачёвцы, которые, убив этих офицеров, смазывали их подкожным салом сапоги, свою холодность умело скрывает - на то он и Пушкин, а Шолохов - нет. То же надмирное равнодушие, позволившие создать "Донские рассказы" и "Тихий Дон", позволяет написать лживую "Поднятую целину", ещё более лживую "Судьбу человека" и выступить, не стесняясь, с сожалениями, что нельзя расстрелять Синявского и Даниэля.

У Маши Гессен нейтральность и холодность идёт, похоже, от современной школы, от литературного мастерства, а, может, и ещё от чего-то. И это делает её в русской литературе вдвойне чужой - во-первых, это не по-нашему - писать, не выдавая сильных чувств, а во-вторых, это не по нашему делать что-то от школы, от приобретённых навыков. И несмотря на это - и на двойную чужеродность, и на чужой язык, в конце концов, Маша Гессен у меня что на полке, что в голове - русский писатель. Если представится возможность, расскажу об этом на встрече и посмотрим, сможет ли она, если захочет, отбиться. 
9 мнений // Ваше мнение?
Comments
public_enemi From: public_enemi Date: Октябрь, 24, 2017 20:42 (UTC) (Ссылка)
"И какие у меня в блоге тогда были бэттлы"

поединки

""The Future is History", новая книга с подзаголовком "How Totaliarianism Reclaimed Russia""

повторяю вопрос-почему в подзаголовке применено простое прошлое время?
vladimir_000 From: vladimir_000 Date: Октябрь, 24, 2017 21:09 (UTC) (Ссылка)

(Машин онлайн-репортаж

Нет необходимости искать дорогие пути для научных публикаций.
В советское время был журнал "Техника молодёжи", не смотря на то что это был абсолютно не научный журнал, в странах "капитализма" он имел неимоверную популярность из-за количества смелых и порой непопулярных идей.
Так и здесь, нужно просто создать свой Российский журнал "научной публицистики" который будет расходится по подписке, но не в свободной продаже.
Когда в иностранных журналах исчезнут публикации русских учёных то они обратят внимание на этот журнал... понимаете о чём я? ход конём.
k_150 From: k_150 Date: Октябрь, 24, 2017 22:34 (UTC) (Ссылка)
А кто сел в тюрьму?
ksonin From: ksonin Date: Октябрь, 25, 2017 07:07 (UTC) (Ссылка)
Гугл и соображалка в помощь :)
k_150 From: k_150 Date: Октябрь, 25, 2017 20:51 (UTC) (Ссылка)
Вижу нулевое пересечение списка политзаключённых
https://memohrc.org/pzk-list
и списка участников конференции.
From: sasha_br Date: Октябрь, 24, 2017 23:00 (UTC) (Ссылка)
Проблема в том, что Маша Гессен пытается быть нейтральной в гораздо большей мере, чем это принято в той же западной прессе. Западная нейтральность - это не нейтральность в буквальном смысле слова, это старание, чтобы в тексте нетто не было очевидной позиции. Но не соблюдать нейтральность можно и по-другому - например, думать о том, какие эпизоды включать, а какие не включать в текст. У Маши (например, в книге про Перельмана) вот это самое желание "фильтровать базар" явно отсутствует, что сразу придаёт всей книге черты озлобленного наезда. И, кстати, связанное замечание. То, что пишет Маша, это в массей своей именно нон-фикшн в смысле одного очень просто критерия: она пишет про конкретных ЖИВЫХ людей, называя все явки и пароли. В этой ситуации нормальный человек (в том числе, нормальный публицист) должен прежде всего думать о том, чтобы не сделать неприятно этим самым живым людям и в первую очередь подстраивать всю структуру текста под это. Маша же вообще не пытается это делать (по крайней мере, в тех 3 книгах, которые я читал).

Edited at 2017-10-25 00:17 (UTC)
ksonin From: ksonin Date: Октябрь, 25, 2017 07:08 (UTC) (Ссылка)
Так мне напоминает Шолохова.
From: sasha_br Date: Октябрь, 25, 2017 12:34 (UTC) (Ссылка)
Что именно? Книги Маши Гессен и или моя реплика? (По-моему, оба одинаково не похожи).
ksonin From: ksonin Date: Октябрь, 25, 2017 20:43 (UTC) (Ссылка)
Книги Маши. С твоей репликой у меня есть пересечение.
9 мнений // Ваше мнение?